Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

ОТЛОГАЯ КРИВАЯ, ИЛИ ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ЛИЗОБЛЮДСТВУ








Пока Никита Кричевский уверенно эволюционирует в безнадёжную сторону Сергея Глазьева, а Алексей Кудрин торжественно занял эко-нишу Кричевского – придворного «буржуазного спеца». Но мне – просто из духа противоречия – хочется сказать слово в поддержку придворных либеральных реформаторов. Тем более что сейчас «системные либералы» снова на коне, как и 14 лет назад, а путинизм на глазах возвращается к своему «нормальному» состоянию четырёхлетней давности.

Но сначала – необходимое разъяснение. Подготовка к экономическим реформам сродни подготовке к войне – точно также программирует судьбу страны на годы и десятилетия. В планировании военного строительства можно сделать упор на мощные укрепрайоны, линейные корабли (для защиты транспортов) и дальнюю авиацию – для разрушения тыла противника. А можно - на ударные и мобильные сухопутные силы, лёгкую полевую артиллерию, тактические военно-морские силы для атак на тяжелые корабли и пикирующие бомбардировщики. Тут главное не ошибиться.

Дважды ошиблась Франция – готовясь к 1914 году, когда сделала ставку встречное наступление, а спасли её укрепрайоны Вердена; и готовясь к 1940-му, когда её позарез были нужны бронетанковые ударные группы для отсечения прорывающихся германских клиньев. Ошибся Сталин, когда от стратегии системы укрепрайонов с мощным предпольем перешёл к развёртыванию ударный сил в открытом для превентивных атак приграничье.  


Так и в экономике. Курс на сокращение и деградацию потребления и внутренние источники инвестиций, а также на поощрение собственных инженерно-конструкторских изысканий – это одно, а на модернизацию за счёт привлечения инвестиций и закупок передовой технологии – совсем другое. Поэтому возращение на должность «консильери», ориентированных на встраивание в международное разделение труда и возвышение чиновников, ориентированных на приватизацию госкомпаний зарубежным инвесторам – это ясный сигнал, что период внешнеполитического авантюризма и самоизоляции (со всем её кошмарно-бредовыми идеологическими обоснованиями закончилось).  Разумеется, впереди годы латания финансового «тришкина кафтана»  и инерционного воспроизведения фашизоидной пропаганды, и пусть и точечных, но внеправовых политических репрессий. Но уже ясно – не будет войны с Турцией, не будет не только «русскозащитной» интервенции в страны Балтии, но даже попыток сдвига «линии тишины» в Донбассе более чем на километр.

Поэтому долг каждого эксперта, для которого программа «Русского мира» и антизападной конфронтации – абсолютный кошмар, сделать всё, чтобы этот сценарий был Кремлём отвергнут. Как это сделали «системные либералы» в мае 2004 года, когда в итоге планы «антифашистского похода» российских войск на Киев, Харьков, Днепропетровск, Запорожье и Одессу были отложены, а вместо них была очень ограниченная августовская интервенция для спасения остатков очагов донецко-луганских «федералистов».  И с точки зрения истории страны – их поведение настоящий гражданский подвиг. Предлагаемый им «либералами внесистемными» вариант коллективного протестного демарша ведь мог «безумного султана»  не остановить, но, напротив, броситься в интеллектуальные объятия «изборцев».

Представьте себя экспертом ЦК КПСС, противником вторжения в Чехословакию экономистом Николаем Шмелёвым. И вдруг – чудо – назначение завсектором в отделе ЦК по международному коммунистическому и рабочему движению. И тут же намёк от условного Косыгина, что надо подготовить обоснование альтернативы интервенции в Чехословакию. Чудеса продолжаются – памятная записка о предпочтительности агентурной подготовки внутреннего раскола КП ЧССР и поддержки «социалистически-фундаменталистского» крыла в его борьбе с «мелкобуржуазными» пражскими реформаторами убедила Андропова и Суслова. Чехословакия избавлена от танков и погружена в изнурительную внутреннюю политическую борьбу, в которой группа Дубчека-Черника-Шика-Млынаржа даже и терпит временное поражение.

Но у профессора Шмелёва был иной путь: получив нужные намёки в аппарате ЦК, дать интервью иностранным журналистом, заявив что по имеющимся у него сведениям готовится интервенция для подавления «Пражской весны».  Очень благородный жест, за которым в лучшем случае – работа истопника, в худшем – психушка (мужик на почве скандального развода съехал с катушек, с кем из интеллигентов не бывает). И пойти на крест, с высокой степенью вероятности прогнозируя, что интервенция не только окончательно дискредитирует социализм в Восточной Европе и толкнёт множество советских интеллектуалов сперва во внутреннюю, а затем и во внешнюю  эмиграцию, что в результате за два десятилетия  окончательно похоронит коммунизм как систему. Но одновременно и предполагая, что даже за два десятилетия застойной деградации в советском  обществе будут заложены такие социальные «мины», которые подорвут любые попытки глубоких демократических реформ в будущем.

И тут драматическая развилка: что эффективнее для мирного развития страны – использовать самую робкую попытку перевести стрелки на курс реформ, на новый НЭП; или стать «политическим шахидом» - одним из мучеников в длинном будущем перечне борцов за свободную Россию?

Поэтому, очень возможно, что с высоты исторической перспективы оправданы будут не только грефы-чубайсы, нейтрализовавшие рвение сторонников широкомасштабной российской интервенции (для которой одесская трагедия-провокация 2 мая 2014 года была просто идеальным пропагандистским предлогом), и не только Кудрин с его успокаивающим психотерапевтическим воздействием на первое лицо, но и даже кричевские-улюкаевы-дворковичи, в принципе курс Путина целиком поддерживающие, но при этом мягко удерживающие от внедрения окончательно-лавровских идей на счёт построения «самодостаточной христианской экономики».

Как было бы зачтено Ялмару Шахту, если бы он убедил Гитлера, вместо вторжения в Польшу и союза со Сталиным использовать «мягкие» методы финансового подчинения Польши  - с тем, чтобы вывести Варшаву из англо-французского лагеря и выработать компромисс по статусу Данцига и Коридора.         

В итоге - это вечный спор: что лучше для демократии в России – хаотический обвал режима в результате нарастающего политико-экономического авантюризма и дилетантизма; или куда более отлогая кривая преобразований - с поэтапным появлением в руководящих структурах всё более вменяемых и проевропейских фигур.

К итогам российско-украинской войны

МолодежныйLusignan at the hands of Saladincheremis: Интересное времяНужен ли России Донбасс: политологи назвали 20 аргументов за и противОнлайн война на донбассе Прямой эфирРеволюция на Украине. Форумы Мурманска и Мурманской областиКошачьи истории. - Детдомовцы и беженцы из Донбасса - что между ними общего?

(Не говорите мне что она идёт - телевизионные репортажи о том, как "ополченцы", отложив рычаги самоходных орудий и пусковые кнопки "Буков", начали восстанавливать порушенное войною народное хозяйство, и возвращение в дипломатический оборот Лаврова - признаки весьма впечатляющие).

Около 800 лет назад король Сицилии и император Германии Фридрих II Барбаросса заключил сепаратный мир с повелителем мусульман султаном Салах-ад-Дином. На самом деле крестоносцам нужны были порты Леванта, а мусульманам - восстановление контроля над Иерусалимом. Компромисс заключался во временном 40-летнем контроле христиан над Святым городом. Потом, когда всё подзабылось бы, Иерусалим по-тихому вернули бы арабам. Просто султан лучше контролировал общественное мнение, чем Папа и император . Папа на такой «богопротивный цинизм не пошёл», и разъярённый император сочинил памфлет «Легенда о трёх обманщиках» (Моисее, Иисусе и Магомете).

Итоги февральского минского перемирия могли быть достигнуты циниками еще год назад: Украина и Россия делят Донбасс пополам, Россия получает де-факто Крым; Украина получает скрытую и явную финансовую компенсацию (кредиты, льготы по пошлинам, скидки на нефть и газ) в размере 50 млр. долларов. Были бы живы тысяч 6 человек, не было бы 1,5 миллионов беженцев. России такой вариант бы сэкономил 150 млр. долларов по меньшей мере. Украина получила бы роскошную финансовую «подушку» для проведения реформ.

Однако такой компромисс был бы политическим самоубиством для новой власти в Киеве и старой власти в Москве.

Украинское правительство было бы обвинено в продаже родины (справедливо), на него вели бы загонную охоту националисты. Украина вместо национальной консолидации погрузилась бы в бесконечные дрязги по языковому вопросу и правам регионов, началась бы оргия коррупции и дикая драка за право делить российские поступления.
Российское общество взорвалось бы протестами по проводу того, что вместо медицины, образования и поддержки промышленности огромные средства уходят на покупку никому не нужного куска степи, депрессивных шахтёрских городов и убогих крымских курортов. Раз десять было бы больше воплей, чем по поводу дотаций Белоруссии.

В результате Украина переживает невиданную национальную консолидацию. Украинская армия доказала, что она не хуже российской. Киев из захолустья европейской политики превратился в её солнечное сплетение. Украина «повесила» на Россию миллионы малолояльных граждан и индустриальное убожество Донбасса.

В результате после года националистической эфории, путинский режим оказался перед угрозой «ломки» - «геноцид русскоговорящих» больше по телевизору не покажешь, экономические проблемы только начинаются, а психологическая атмосфера холодной гражданской войны достигла почти предельного насыщения. Да, ещё Путин стал диктором-изгоем. Можно ли это компенсировать крымской экономической и донбасской политической ловушками, сказать сложно - даже с точки зрения кремлёвских обитателей.

Поэтому никакого исторического компромисса быть не могло. Этот компромисс был невыгоден всем. Кроме 6 тысяч, которые могли остаться в живых, и 1,5 миллионов, которые остались бы у родных очагов.