Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Еще раз о фазовом переходе цивилизаций







В нескольких работах за последний месяц я затрагивал тему http://e-v-ikhlov.livejournal.com/178939.html  фазового переходе цивилизаций. Пока я объяснял читателям свою концепцию, она всё больше  уточнялась и развивалась в моём понимании. И я решил ещё раз поговорить о ней, в т.ч. учитывая претензии по поводу заумности моих текстов… Поэтому я прошу извинения за некоторую кухонность языка.

Уточню, что когда я говорю о цивилизационном факторе, то имею ввиду локальные цивилизации: как материнские (Европа, Индия, Китай, Ислам), так и дочерние (Северная и Латинская Америка, Япония, Корея, Россия, Южные Балканы, Израиль, Тибет, Вьетнам, Индонезию и т.д.), а также цивилизационные «узлы» (например, Византия) и цивилизационные «полюса» (например, в Европе - Британский и Парижский).

Когда я буду говорить о «веберизации», то это не только укоренение «протобуржуазной протестантской этики», это ещё и формирование социального идеала в виде «дешёвого» государства, свободы проповеди и выбора проповедника, главное - рациональной и ответственной управленческой элиты – той самой веберовской бюрократии.

С моей точки зрения, все цивилизации последовательно и периодически переходят в новое состояние. Поскольку мировые религии и церкви – это идеальные «маркеры цивилизации» и «фабрики смыслов», то очень удобно рассматривать последствия происходящего «фазового перехода» именно на изменениях в этой области. На Западе уже произошло максимальное число «переходов», поэтому процессы в иных цивилизациях очень удобно сравнивать с Европой, прибегая при этом к западной терминам…  

Последний такой переход для Европы получил название «Реформация» и постепенно распространился на все её «дочерние» (суб)цивилизации.  Можно сказать и по иному: «реформация» – это процесс однотактового цивилизационного фазового перехода. Такой переход объективен и неостановим. В этом его отличие от «реформ» - вполне управляемого социально-политического инжиниринга.

Согласно моей гипотезе, начавшийся полвека назад период «Постмодерна» - это только новый этап начавшейся полтысячелетия назад «Реформации».
 

Итак, сперва было архаические шаманско-племенные общества, где для магических практик были священные места – пещеры, высоты холмов, старые деревья, шаманские хижины…
Затем возникают агро-грамотные общества с монументальными храмами, литургической практикой и могущественными жреческими корпорациями… Появляется феномен стандартизированной молитвы, становящейся основной религиозной жизни.

Интересно, как в условиях многовековой эксклюзивности Храма, а потом и его отсутствия  в иудаизме сохранились рудименты экстатической религиозности эпохи пророков: застолья и последующие танцы на улице после ритуального употребления спиртного [явная профилактика иных психоделических практик] и совместного исполнения медиативно-молитвенных песен в стиле спиричуэлс.

Затем начинается новый переход – к Средневековью. Старт ему дают раввинистический иудаизм [«нулевой выпуск» здесь – всё более частные «диссидентские» выступления пророков/проповедников и деятельность апостолов] и христианство. Основой религиозной жизни становится приход, сложившийся вокруг проповедника, а научение «верой» путём чтения проповедей или комментирования очередного фрагмента Священного писания занимает место литургии в качестве смысловой оси церковной жизни…  Разделение церквей постепенно выявляет, что в византийской церкви влияние предшествующего «храмового» периода религиозной жизни куда больше, чем у католиков.

С этой точки зрения, Исламская революция, начавшаяся в Иране в 1978 году это «католицизация» ислама – превращение мусульманских общин в автономную общественную силу, сопоставимую с государством или даже  контролирующее его.

Восточные церкви – православие, индуизм, буддизм, а также «южный католицизм» оказались не в состоянии стать генератором реформации. Поэтому для проведения модернизации «история создала» массовые радикально-модернизационные или утопически-модернизационные  партии, квазицерковного (псевдокатолического) типа, самыми известными из которых стали российская и китайская компартии.

Интересно, что только крах коммунизма в России помог дать старт православию в качестве «миссионерстующей» церкви.

Сейчас идёт «протестантизация» («веберизация») католического и псевдокатолического цивилизационных миров. Недоброжелатели утверждают, что «революция Постмодерна» вернула Запад в античное язычество. Но они либо не понимают, либо злоба застилает им взоры, что это «моральная античность». Только критерии моральности совсем иные - не антиэротизм и конформизм, но отрицание насилия и ограничения свободы выбора.
Конечно, вернулась римско-эллинистская «цивилизационная иерархизация» - не важно, какая цивилизация породила человека, его место в социуме определяется только его «веберностью» - просвещенностью (моральным рационализмом) и персонализованностью (личностностью).
Поэтому, в частности, места партий-церквей занимают партии-общины (сложившиеся вокруг харизматических «проповедников»).

А «протестантизация» прошедшего «католицизацию» мусульманских общин  и создаёт тот самый «евроислам», который станет первой жертвой борьбы с мультикультурализмом (так Холокост уничтожил наиболее европеизированную часть еврейства, а сталинская коллективизацию стала самым «удачным» примером тотальной победы псевдокатолической компартии над квазипротестантским «кулачеством», - никакой Торквемада в Испании или герцог Альба в своих нидерландских экспедициях такой эффективности тотальной зачистки не добивались).  

Продолжение «веберизации» России и будет означать то самое чаемое «торжество демократии и верховенства закона». Обратим внимание, что антилиберальная полемика на самом деле ведётся с позиции западной католической контрреформации второй половины 16-го столетия, а либералы активно обличают засилье «простецов», «тёмных людей».  

БОЛЬШОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ (18+)





Возможно, задеваю чувства, но не оскорбляю)

Критика https://www.facebook.com/notes/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80-%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B2/%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D1%85%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%B3-%D0%BD%D0%BE/1126243510770194
петербургским историком, уважаемым Александром Валерьевичем Скобовым, некоторых моментов моего эссе «Сны о чём-то большем… [18+]»   http://e-v-ikhlov.livejournal.com/179415.html    показывают, что чудесные, благородные люди не вполне понимают принцип современного разделения идейных направления внутри церквей, а также псевдоцерковных идеологий, вроде коммунизма.

Идеалистическая интеллигенция исходят из того, что есть движения тех, кто стремится вернутся к нравственным идеалам (моральным максимам) первоначального этапа и тех, кто не просто оппортунистически поддерживает существующий социальный порядок («падшую» действительность), но и склоняется к его наиболее консервативным вариантам.

Но я принципиально отвергаю такую схему, предлагая свою. В рамках предложенного мною сравнения радикального исламизма, радикального православизма и радикального социализма, я исходил из совершенно иных критериев. Их суть – проста. Есть религии средневекового типа – ислам и русское православие, т.е. восточное (манихейское) христианство.

Есть стилистически напоминающий религию коммунизм, который по социальным практикам напоминает пародию на католицизм, а по модели глобального распространения – халифат 7-9 веков.

И есть, привлечённая для сравнения, доктрина либеральной демократии, ставшая идеологическим мейстримом Запада.

Исходя из максимов последней, я заявил, что с моей точки зрения, исповедание ненасильственного стремления к воплощению социального идеала, соответственно, «Святой Руси», Халифата и Мирового Союза соцреспублик не должно преследоваться, что никакой мирный утопизм не может быть признан экстремизмом, даже если его задача – теоретическая деконструкция существующего и легального порядка вещей.

Поскольку есть два равноправных направления в каждой доктрине – консервативно-оппортунистическая и радикально-утопическая.

Вот цепочка моих рассуждений.
На всём доктринальном лежит отпечаток Средневековья, как именно доктриноцентрического периода.

В этой схеме совершенно не важно, что конкретно предлагали основоположники доктрин, важно лишь зачем. Например, основа христианских максим – социопсихологические рецепты «Нагорной проповеди» – это алгоритм ухода от государства. Классическая рекомендация: получив по щеке или лишившись бурнуса, не беги к судье, но и не возвращайся к язычеству «вендетты»…

Но, если развить тему урегулирования межличностного конфликта, то, вопреки стереотипам, когда христиане уже 19 веков полемически противопоставляют новозаветную «щёку» - ветхозаветному «зуб за зуб», ровно тот же смысл имеет галахический запрет на обращение к властям в случае бытового конфликта. Нарушитель обязанности сделать предварительную попытку мирового посредничества, обратившись к раввину или в религиозно-общественный суд даянов, считается стукачом-«майсором» [от этого слова – «мусорА»]. В базовой ежедневной молитве иудаизма - "Амида" (18 благословений)» есть отдельное: «не подавай надежды наветчику и лиши удела в будущей жизни всех гонителей еврейского народа». Обратите внимание на параллелизм тяжести прегрешения!

(Небольшое отступление в сторону. Уже только из этого видно, что ложно обвинённый в подготовке антиправительственного мятежа бродячий галилейский равнин-экзорсцист был основоположником отнюдь не альтернативы раввинского иудаизма, но как раз одной из его предварительных версий. Инопланетный историк назвал бы раннее христианство «раввинизмом для эллинистов».)

Все морально-обрядовые инновации христианства вызваны лишь сменой аудитории: от патриархальных селян – к пауперам мегаполисов, эллинистскому «плавильному тиглю». Поэтому происходят главные разделяющие изменения – отказ от обрезания (замена его на «обрезание сердца») и от кашрута, т.е. отказ от народной «веры отцов», космополитизм.

В рамках грандиозного социокультурного «фазового перехода» от эллинистической античности к Средневековью радикально меняется символическая иерархия библейского и постбиблейского социума. Вместо почитания как культурных героев князей (наси), касты храмовых олигархов и теологов-книжников (сойферим), как это было у саддукеев; или набожного патриота из среднего сословия, как у фарисеев (перушим)… наверху символической иерархии оказываются голытьба и нищеброды. Тем более что когда в условиях кризиса империи все кругом экономически оседает и социально примитивизируется, то культ бедняка даёт великий психокомпенсаторный эффект. Точно также, как в «романизированной» Европе культ ранее абсолютного социального аутсайдера – истеричной некрасивой фригидной дуры, внезапно вытесняет античный культ топовых женских типажей: элегантной куртизанки, эффектной аристократки, или как у Стругацких в «Трудно быть богом» (там, правда, уже ранний Ренессанс, безумно влюблённый в античность): «томной придворной красавицы или пышной мещаночки, которые так ценились во всех сословиях». Этот культ 18 столетий (шутка: до появления журнала «Ellе») подпитывал христианский антиэротизм.

То же самое у коммунистов: бред, с социологической точки зрения, про «Советы» (квазивече) и «диктатуру пролетариата» - это в действительности - символический бунт против воцарившегося либерального иерархизма. Это эсхатологическое «и последние станут первыми» [эти чертовы древние ж… с их испепеляющей ненавистью к античной имперской цивилизации, идеологически отравили всю западную историю].

Ещё раз – главное. Моральные «максимы» доктрин и религий либо не значат ничего при регулировании обыденной жизни, или носят социально-утилитарное значение, вроде культа целомудрия в качестве профилактики ВИЧ (ну, и доброго старого триппера)…

Значение имеет только степень оппортунизма или, напротив, критичности в реализации доктринальной практики по отношению к «тектоническим» сдвигам (в понимании Евгения Ясина), а именно, к ограничению племенного суверенитета в рамках складывания империй-цивилизаций; к легитимацию новых принципов технологий власти (феоды, абсолютизм) или к ресуверенитизации этнических блоков-стран, т.е. распаду первичных империй.

Поэтому традиционные (средневековые) церкви легитимируют все сложившиеся социокультурные практики, включая крепостничество, рабство, войны, казни, пыточное следствие…

Есть только нюансы. Например, иезуиты, тысячами обращавшие краснокожих, красиво выступили против порабощения «благородных индейцев». С этого начался огромный завоз чёрных рабов в Бразилию и Вест-Индию (видимо, подданных западноафриканских царьков было проще принудить к организованному подневольному труду, нежели краснокожих охотников-собирателей).

А протестанты Новой Англии теориями не заморачивались: для них индейцы были не объектом прозелитизма, но тем же, что ханаанейцы для дружин Иисуса Навина, и поэтому они сразу стали завозить покорных и работящих африканцев в Новый свет…

Вся история доктринальной эволюции церкви – это только хроника конфликта между стремлениями церквей вписаться в формирующуюся социальную ситуацию (и получить за это выгоды) или попытаться стать автономным центром силы, а при неудаче этого - получить от конкурентов – высшей власти, аристократии, или торговых сословий, некие отступные. Пример битвы осифлян с нестяжателями здесь прозрачен до идеальности.

Поэтому самый важный конфликт внутри средневековых церквей и современных псевдоцерквей происходит между консервативной поддержкой разворачивающихся социальных процессов и стремлением противопоставить им свой идеал-утопию.

Например, разваливаются империи-цивилизации (Священноримская, Халифат, Великая Россия) на национальные государства, а радикальные круги поднимают лозунг идеократической (горизонтальной) империи. Или - вот кругом торжествует «протестантская» этика, а левые католики сочиняют принципы «христианского социализма».

Аналогично с социалистами. Когда кругом Бернштейн [отказ социал-демократии от ликвидации рыночно-парламентского общества] и «казус Мильерана» [готовность социалистов стать младшим партнёром буржуазных партий – как гипотетического согласие Касьянова стать вице-премьером в правительстве Медведева], то ленинцы в ответ создают Коминтерн и идею Земшарной республики Советов.

Или, вернувшись на 40 лет назад: кругом торжествует сонный потребительский тоталитаризм брежневщины, а оппозиция поднимет на щит сталинский миф (который не что иное, как переиначенная версия «народной монархии» Тихомирова-Солоневича)…

Почти нет отличий и с либералами: «либертэ, эгалите, фратернитэ… эмансипе, абортэ» – это просто программа смены доминирующих культурных кодов. Ведь самое главное для родившегося либерализма – это идеологическое санкционирование разрыва аристократии с высокомерным феодальным отторжением торгашества в пользу легитимации вовлечения в бизнес.

А также идеологическое санкционирование противопоставлению клерикализму и абсолютизму, легитимации продвижению в элиты новых социальных групп.

Причём, для последнего используются институты «представительной демократии» и «гражданского общества», и доктрина «верховенства закона», т.е. возможности для чиновников, даже министров, проиграть суд.

Доктрина либеральной демократии формулируется исчерпывающе: она – средство противостоять узурпации власти центром политической, или силовой, или административной силы.

А отнюдь не для того, что бы потакать стремлению всяких невежд заставлять государство выполнять их дурацкие желания как по мановению волшебной палочки…

Чему нас учит Карл Поппер: демократия – это честное публичное соревнование политических проектов. Всё! Есть соревнование проектов налогообложения сделок на форекс и снижения акцизов на качественное экологичное топливо…

А соревнования вокруг проекта «отдавать ли заводы рабочим» - нет и быть не может… Даже «боливарианская революция» Чавеса-Мадуро не пошла дальше конфискации («по твёрдым ценам») частной фабричной продукции.

Величайшая победа либерализма – это превращение социализма в движения за сильную социалку, вместо движения за общественное управление производством, каким он был создан двумя бородачами.

Ещё одно отступление от темы.
Создание [запрещённого] ДАИШ – это величайший социоинжиниринговый проект по абортированию исламско-социалистического движения, по аналогии с левокатолическим движением 20-50-х годов.

[Запрещённый] ИГИЛ – это такая Испания-36-38 – собираем всех леваков Запада в одном месте и лупим с двух сторон (чем вариант Четвертого интернационала – международного антисталинского коммунизма снимается полностью).

Как знаменитые бородачи давили Вторым интернационалом анархистов-бакунинцев. При этом, естественно, что «раздавившие» из борцов с классовым государством превратились в борцов за захват оного, ибо их приучили молиться на структуры всемогущие.

Поэтому нет, и не было никакого исторического христианства сторонников выполнения максим Нагорной проповеди (например, есть в России сотня пожилых «меневок» и «меневцев» – и всё). Можно историческое христианство обзывать «савлианство», никакого другого – кроме кучки толстовцев или квакеров – нет в принципе.

Есть православные, согласные со статус-кво (только пенсии повысить), но хорошо бы вернуть смертную казнь (они русские традиционалисты, а значит манихеи), запретить мини-юбки [один из первых декретов греческой хунты в апреле 1967 года!], геев, аборты, разводы, ввести духовную цензуру.

Есть православные, кроме этого набора ништяков, ещё мечтающие о восстановлении Великой России в границах СНГ (без центральной Азии и Баку – этим – статус колоний), во главе с Белым царем и с запретом иудеям и мусульманам занимать госпосты и вообще здесь командовать…

И есть аналоги такого разделения среди ислама и среди коммунистов.

Я же просто считаю, что пока сторонники второго варианта не зовут к насилию, им всем надо предоставлять право свободно ругаться со сторонниками первого варианта.

Ибо нет ничего более очаровательного и душеполезного, чем горячая публичная полемика православного путиниста с православным сторонником немедленной реставрации Легитимной Монархии.

Лучше, чем даже гипотетическая перебранка Киселёва с Квачковым в воскресный прай-тайм.



ВСЕХ ОБИЖАЯ И РАЗОЧАРОВЫВАЯ (О ХРИСТИАНСКОМ ВЛИЯНИИ НА ЗАПАДНЫЕ ЦЕННОСТИ)







При очень сложных моих отношениях с христианством, необходимо признать, что все представления о доброте, справедливости, в т.ч. исторической,  и милосердии в культурах европейского типа имеют своим происхождением христианство, а также транслируемые христианством учения иудейских пророков.

Разумеется, необходимо отличать христианские ценности, как они формировались на основе опыта первых христиан, и "консервативные ценностии" ("крепкая" семья, нацеленная исключительно на репродуктивную функцию; приниженность женщин, патриотизм, рыцарство, аристократизм, верность монархии, согласие с сословной структурой общества, гомофобия, ксенофобия), поддерживаемые всеми официальными христианскими церквями.


Более того, представления о единых неотъемлемых правах, о правах наёмных работников и достоинстве бедняков, о суверенитете народа и об аморальности рабовладения в отношении крещенных – это наследие идеологической полемики католической контрреформации с протестантами, уничтожавшими цеховую солидарность, контролировавшими значительную часть работорговли (кроме католиков-португальцев, массово завозивших рабов с юга Африки в Бразилию) и создавшими тоталитарный принцип обязательного принятия подданными религии князя (сюзерена).

Античность с её культом имморального эстетизма, честной соревновательности, и как сказали бы сейчас, «социал-дарвинизма», ничего подобного в культуры не несла. «Стоицизм» же был только школой личного нравственного выживания в условиях тотальной жестокости, произвола и коррупции. Скандинаво-готические же представления о свободе, демократии (участии в политике и правосудии) и достоинстве личности были сугубо сословными, фактически, кастовыми.

Однако в современный вид эти представления о «иудео-христианские» представления о правах и свободах, о гуманизме и демократии были приведены только в результате «обработки» философами-просветителями 17-19 веков, поголовно протомасонами и масонами.

В ашкеназскую (европейско-еврейскую) культуру эти представления перешли от них же - в период «Гаскалы» («Просвещения») последней четверти 18-19 веков.


Более того, этические представления «розового христианства» русской литературы и живописи были взяты именно из западной (масонской и исходно католической) гуманистической традиции, а затем, после 1861 года, переработаны в народническом (т.е. антигосударственном и антиаристократическом) духе.

Интеллектуальный диалог «западнической» интеллигенции и православных теологов начался только в 90-е годы 19 века, поэтому никакого участия в формировании знаменитой русской «святой литературы» православная традиция не принимала. Точно так же, как не влиял хасидизм на светскую еврейскую литературу и философию середины 19 – первой четверти 20 веков.     


Я надеюсь, что обидел всех, до кого дотянулся.

Ересиархическое (не всё так страшно)



379734_570536976361752_909408404_n



Все вот напряглись, что патриарх Кирилл назвал гуманистов и сторонников прав человека "глобальной ересью". Но надо понять в каком контексте этот добрый человек так поступил.Ведь "человекопоклонническую ересь" уподобил он арианству, а вовсе не сатанизму.

Арианство же, которое церковная история считает "архиересью", было создано пресвитером александрийским Арием, который будучи вызван на "разбор его персонального дела" на Первый Вселенский (Никейский) собор, согласно церковному преданию был бит будущим святым Николаем из Мир Ликийских - получил оплеуху и трёпку за бороду (чем и опроверг "еретика").

Это учение о том, что Иисус - аватара Саваофа. Как индуисты понимают: Кришна - это аватара Вишну. Чёткое и логическое понимание для восточного человека, особенно в Сакральной Сирии, где и был первый арел арианства.

Потом вот эту логически безупречную - с точки зрения представлений 4 века - теологию восприняли все тогдашние внеримские народы. Хуже того, арианство принял (и насадил было) император Константин.

Но потом от церковного руководства пришло разъяснение, что арианство - архиересь. И начались страшные "христологические" споры и расколы - с потасовками и погромами. Логически завершившиеся расколом церквей на Западную и Восточную.

Там была некая очень важная подоплёка - о возможности человека достичь праведности и спасения своими усилиями. Или обязательно требуется помощь церкви.

В понятных нам терминах. Вот был большевизм-ленинизм. И шёл он по стране и миру заодно "с триумфальным шествием Советской власти". Но когда его слегка "поправил" Бухарин, а потом пере*** (делал) под себя Сталин, то большевизм стали называть (обзывать) троцкизмом. И не стало в комдвижении страшнее ругательства, а в советском уголовном кодексе - тяжелее статьи.

К предыдущему сравнению о возможности личного спасения: тот же спор - может ли человек стать аутентичным коммунистом вне Партии.

Поэтому, дорогие гуманисты и правозащитники, вас (нас) сравнили не со злодеями и растлителями, вас (нас) сравнили с первоначальной версией христианства.

Это как зюгановцы обзывают своих оппонентов "троцкистами" и "неотроцкистами".

Ах, да, если совсем не поняли. Ариан в своё время обвиняли за теологическую близость к иудейскому монотеизму. Церкви надо было срочно "идейно отмежеваться" от первых генераций иудеохристиан.

Как впрочем и троцкистов эмоционально более всего отрицали за этнические корни Льва Бронштейна. Сиё было ясно на Руси каждому, но поражало непонятливых левых испанцев и англосаксов, так и погрязших с тех пор в троцкизме...

Арианство - это такой "православный троцкизм". Так что с одной стороны тов. Гундяев обозвал гуманистов-либералов - страшным словом, но с другой стороны, получилось красиво, но непонятно. Это как если бы в партийных дискуссиях середины двадцатых годов кого то обозвали кришнаитами.

Послесловие. Иешуа Га-Ноцри Булгакова - это самая художественно выразительная на сегодняшний день арианская версия евагельских событий.

***

ПРИЛОЖЕНИЕ. О КРАХЕ СВЕТСКОСТИ

I. КАВКАЗСКОЕ ОБРЕЗАНИЕ

Вообще-то, случившееся в Ингушетии очень серьезно. Если бы даже необычайно популярный израильский премьер отрезал у мальчугана помпон на шапке с репликой, что мужчина не должен быть слишком красиво одет, то это вызвало бы на Святой Земле нечеловеческой силы скандал. И не из-за скрытой гомофобии…

Из-за того, что шапочка без помпона превращается в ермолку (кипа меньше и прикрывает только затылок), из-за явной демонстрации того, что даже детская одежда должна носить признаки национально-религиозной идентичности, и, таким образом, его жест – это покушение на право каждого еврея не позиционироваться в качестве религиозного. Ну, и, разумеется, из-за скрытого сексизма – дескать, красота разрешена только девочкам, а мальчикам с измальства положена суровость и верность традициям…

Глава северокавказской республики сделал очень четкий жест – эпоха "безродного космополитизма" завершилась. Дресс-код мальчиков, даже не достигших 13 лет, должен показывать, что они – горцы и мусульмане.

И я не удивлюсь, что в ближайшие дни тысячи юных джигитов закидают помойки помпончиками своих шапок. Если бы в северокавказских домах была принята русская мода баловать котят, то я бы посоветовал срезанные помпончики отдавать кошкам – пусть следующий шаг по вступлению "русского" Кавказа в царство исламизации принесет радость друзьям нашим меньшим.

***

II. РУССКАЯ ИНКВИЗИЦИЯ

Не успел я пройтись по демонстративному призыву к исламизации в одной маленькой, но гордой кавказской республике путем ритуальной депомпонизации юного поколения, как куда более чудовищный удар по принципам светскости нашего излюбленного отечества нанес гражданин Гюндяев (как всегда говорю в таких случаях: извините, не знаю вашего воинского звания).

Сегодня он торжественно объявил гуманизм ересью.

Вот эти возвышенные и вдохновляющие слова. Дадим слово СМИ:

"В воскресенье, 20 марта, после литургии в храме Христа Спасителя патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что мир сейчас погряз в ереси и отвергает Бога.
Москва. 20 марта. INTERFAX.RU - Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил о беспрецедентном изгнании Бога в масштабах всей планеты.

"Сегодня мы говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. Именно на преодоление этой ереси современности, последствия которой могут иметь апокалиптические события, Церковь должна направлять силу своей защиты, своего слова, своей мысли. Мы должны защищать православие", - сказал он в воскресенье, в праздник Торжества православия, после литургии в храме Христа Спасителя.

Патриарх напомнил, что в Новое время универсальным критерием истины стал человек и его права, "и началось революционное изгнание Бога из человеческой жизни, из жизни общества", и это движение сначала охватило Западную Европу, Америку, а затем и Россию.

Предстоятель рассказал, что его первыми учителями были исповедники - дед и отец, которые прошли тюрьмы и лагеря "не потому, что они нарушали государственные законы, а потому, что отказались предать Господа и Православную церковь".
"Сегодня с новой и новой силой, уже в масштабах целой планеты, развивается эта идея жизни без Бога. И мы видим, как предпринимаются усилия во многих процветающих странах законом утвердить право любого выбора человека, в том числе и самого греховного, идущего вразрез со словом Божиим, с понятием святости, с понятием Бога", - заявил патриарх, призвав верующих не замыкаться в гетто, а подобно апостолом идти в мир и проповедовать".

Есть одно только НО: ересь - это всегда теологическое отклонение в твоей собственной конфессии. Каждая церковь или религиозное движение относительно другой в рамках общей религии - суть еретическое отклонение. Хотя иногда, из соображений межконфессиональной дипломатичности, об этом забывают. Ведь если другая церковь - не еретики, то почему они разные, когда религии единодушно требуют единства? Поэтому глава одной церкви, безусловно имея право заклеймить диссидентов своей конфессии еретиками и даже "ересиархами", совершенно не имеет право определять, что является ересью в другой церкви - тем более, в другой религии.

Другие православные поместные церкви, а также ныне братские католики с примкнувшими к ним евангелическими деноминациями, и, уж, тем более, другие мировые религии, категорически не должны признавать претензий московского патриарха на роль великого инквизитора, определяющего, что для них ересь, а что - терпимо.
Поэтому патриарх Кирилл сделал нешуточную заявку на духовную власть над всеми верующими - по крайней мере, над всеми христианами.

Но главное не это, главное - это объявление главой РПЦ МП войны всему гуманизму и самой концепции прав человека.
Это удивительный жест в 68-ой год со дня принятия Всеобщей Декларации прав человека.

Я полагаю. что на Русской земле идеи гуманизма не объявлялись ересью со времен патриарха Никона...
"Свежо предание, хоть верится с трудом..."

Еще год назад я бы испугался, что сия речь - пропагандистская артподготовка к объявлению Святой Русью религиозной Холодной войны "еретическому" Западу.

А сейчас видно, что это только психологическая компенсация за провал операции "Новороссия", за унизительное скукоживание "Русского мира" и постыдное бегство из уже почти сакральной Сирии...

Бр-р-р...

***

III. СОЛЖЕНИЦЫНСКОЙ ДОРОГОЙ ИДЕМ, ТОВАРИЩИ?

Вот мы пристали к гражданину Гундяеву с его обличением "человекопоклоннической ереси", но ведь не он изобрел сию теорию, а Солженицын Александр Исаевич. Вот отрывки из его знаменитой Гарвардской речи июня 1978 года:

"Весь этот переклон свободы в сторону зла создавался постепенно, но первичная основа ему, очевидно, была положена гуманистическим человеколюбивым представлением, что человек, хозяин этого мира, не несет в себе внутреннего зла, все пороки жизни происходят лишь от неверных социальных систем, которые и должны быть исправлены".

И вот договорено до конца:

"И тогда остается искать ошибку в самом корне, в основе мышления Нового Времени. Я имею в виду то господствующее на Западе миросознание, которое родилось в Возрождение, а в политические формы отлилось с эпохи Просвещения, легло в основу всех государственных и общественных наук и может быть названо рационалистическим гуманизмом либо гуманистической автономностью — провозглашённой и проводимой автономностью человека от всякой высшей над ним силы. Либо, иначе, антропоцентризмом — представлением о человеке как о центре существующего.

Сам по себе поворот Возрождения был, очевидно, исторически неизбежен: Средние Века исчерпали себя, стали невыносимы деспотическим подавлением физической природы человека в пользу духовной. Но и мы отринулись из Духа в Материю — несоразмерно, непомерно".

А вот и апология созидательной внеправовой авторитарности:

"В сегодняшнем западном обществе открылось неравновесие между свободой для добрых дел и свободой для дел худых. И государственный деятель, который хочет для своей страны провести крупное созидательное дело, вынужден двигаться осмотрительными, даже робкими шагами, он все время облеплен тысячами поспешливых (и безответственных) критиков, его все время одергивает пресса и парламент. Ему нужно доказать высокую безупречность и оправданность каждого шага. По сути, человек выдающийся, великий, с необычными неожиданными мерами, проявиться вообще не может — ему в самом начале подставят десять подножек. Так под видом демократического ограничения торжествует посредственность".

Вот и готова та самая, ныне воцарившаяся "Русская идея" - отрицание гуманизма и верховенства права, осуждение Ренессанса и Просвещение, осуждение Запада как "прогнившего от вседозволенности" (слова "политкорректность" еще не знал "Аятолла Земли Русской" [это не я придумал, а злые языки в эмиграции - на год позже, правда]) и требования не связанного конституционными рамками правителя-харизмата.



ПОСЛЕСЛОВИЕ.  Доктрина Солженицына: алгоритм поражения

Некоторое время назад я написал, что главный тезис патриарха РПЦ о глобальной еретичности «человекопоклонства» и прав человека – это перепев Гарвардской речи Солженицына июня 1978 года с её призывами остановить опасно расслабляющее Свободный мир погружение в «человеколюбивый гуманизм» и дотошный либеральный конституционализм.

Но это и повод увидеть, что «алгоритм Солженицына» стал бы для Запада верным путём к поражению в Холодной войне. Солженицын, явно желая видеть во главе Америки не «заболевшего» идеей прав человека Джимми Картера, а аватару его любимого Столыпина, совершенно не понимал, что в чём главная сил Свободного мира в тот момент, когда застой (в моих терминах «советский фашизм») в СССР уже явно переходил в стадию социального «некроза».

Запад резко контрастировал с советской действительностью своей необузданной свободой, плюрализмом и высоким жизненным стандартом (хотя это и был период свирепого кризиса после нефтяного шока). Солженицын был раздосадован тем, что Америка бесславно убралась не только из бывшего французского Индокитая, но и из бывшей португальской Африки. Что признали раздел Германии и Берлина. Что в ответ на левацкий и палестинский терроризм не ввели военного положения в Италии и ФРГ, не заткнули рот левым интеллектуалам.

Простой вопрос: разве стал бы такой – истощенный непрерывными войнами в южных странах, по-казарменному суровый, религиозно-аскетичный Запад светом надежды не только для субэлит в коммунистических странах, но и для части элит, а главное – для контрэлит, которые как раз переходили от чаяний добиться «правильного» (ленинского, демократического, «чистого» - нужный вариант подставить) социализма к грёзам о демократическом капитализме, а ещё лучше – о либеральной монархии?

Попытки реализации «солженицынской стратегии» были у Израиля в июне 1982 года и завершились они тяжелейшим морально-политическим поражением, малокомпенсируемым стремительным разгромом сирийско-советской авиации и ПВО, и в итоге привели лишь к замене в Ливане Организации Освобождения Палестины на «Хезболлу». Потом в Ливан послали войска США и Франция – и через год, потерев сотни солдат в нескольких терактах, они вылетели оттуда пробкой.

Попытки Рейгана (буквально по совету Солженицына) отойти от конституционных условностей во имя священной борьбы за свободу немедленно привели к скандальнейшему делу «Иран-контрас», которое любого другого президента, кроме всеми обожаемого Рейгана, мгновенно привело бы к импичменту.

Но в целом Запад вежливо выслушал Солженицына, но поступил строго наоборот. И ровно через 10 лет после Гарвардской речи президент Рейган шёл как триумфатор по Красной площади. И он был не завоевателем, позирующим на фоне чадящих руин большевистской столицы, он был другом и он шёл по стране, мечтающей самой стать Западом и охваченной самыми невиданными в её истории либеральными реформами…

Новая формула сталинизма




Впервые то, что отныне не еврейский народ, но христианская церковь стала «Израилем» - в значении священной страны и народа-священника, было провозглашено Юстином Мучеником в его знаменитых разговорах с Трифоном-иудеем.

При каждом церковном расколе католицизма каждая новая церковь считала именно себя «Израилем». Но только русские славянофилы решились назвать «Израилем» («Новым Израилем») не церковную, но этническую (этноцивилизационную) общность – русский народ. Впрочем, в этот «новоизраильский» народ они великодушно включили всех украинцев, всех белорусов и всех православных немцев, натурализовавшихся в России.

Большевизм прошёл схожий путь. Только гораздо быстрее, потому что пример со славянофилами ещё был у всех перед глазами… Если первая генерация большевиков считала что эталонными коммунистами могут стать в первую очередь французские, немецкие и британские марксисты, а не ещё глубоко крестьянский, полуазитатский российский пролетариат, то вторая волна с удовольствием поддержала «еретический» лозунг о победе социализма в одной стране.

Очень быстро этот лозунг проявил свой подлинный смысл – только пролетариат страны, не переживший соблазна стабильной буржуазной демократии и буржуазного реформизма, способен быть по-настоящему «боевитым».

Поэтому сталинизм – это, по сути, такое пролетарское славянофильство.

Маоизм только сделал ещё один шаг, приняв, что подлинный революционный дух может быть только в среде, совершенно незатронутой вестернизацией, цивилизацией, испытавшей влияние западных «колониальных» культур…

Послесловие

Раздумия  на тему, заданную внезапно открывшимся параллелизмом в эволюции православия и большевизма, запустили мои рассуждения о сужении "избранной общности" дальше.
Известная цепочка эволюции иудео-христианской традиции выглядит так.
Согласно Аггаде, Святой, Благословен Он, предлагал Тору всем народам мира, но принял Тору только Израиль, только поколение пустыни. Затем, согласно христианской традиции - христианство вышло за пределы иудаизма и пришло к народам мира, создав Церковь - Новый Израиль с которым заключен был Новый Обет (Завет). Потом произошёл раскол (большая Схизма) и каждая из двух церквей - Западная, Римская и Восточная, Греческая стала считать именно себя Израилем. Затем Западная церковь раскололась при Реформации... А через триста лет славянофилы заменили избранность Восточной (Греческой) церкви на изранность Русских...

Теперь посмотрим, что было с марксизом, который
"пролетарский иудаизм"."Научный социализм" как бы предлагался историей разным странам и направлениям, но поддержал (принял) его только Первый интернационал. Затем ленинизм (научный коммунизм) порвал со Вторый Интернационалом (который стал "Ветхим" и вражеским - "социал-фашистским") и пришёл к партиям Третьего Интернационала (Коминтерна)... Рассуждения о том, почему настоящий социализм только советского типа, наиболее бесхитростно изложенные 34 года назад Андроповым в журнале "Коммунист", где тот объясняет западным социал-демократам почему реформистский (оппортунистический) вариант социализм пришёл к историческому провалу, зато революционный - к грандиозным победам: там тэтчеризм и рейганомика, здесь - мировая система социализма, удивительно напоминают разъяснения христиан иудеям своей правоты: вы - в ничтожестве, лишены царства, в презрении и опутаны запретами, а мы - на вершине могущества.
Но, вернёмся в середину 20-х годов. Вдруг оказывается, что не потомственный начитанный рабочий или инженер стран Запада (или России) может аутентично принять большевизм, но лишь полуграмотный пролетарий, еще вчера крестьянин-общинник, внук крепостного. Этот подход можно объяснить лишь тем, что поздний большевизм (сталинизм) был задуман не в качестве лекарства от болезни западной цивилизации, но как орудие её разрушения.

Наверное, всё выше сказанное говорит о едином алгоритме эволюции тотальной доктрины в западной (постэллинистской) цивилизации. И это касается и иудео-христианской традиции, и истории коммунизма как квазирелигии.

Послесловие к послесловию

Расхождение между западным и русским (восточным) марксизмом можно понять, если исходить из того, что западные социалисты понимали Коммунизм (и Социализм как переходную фазу к нему) как какой-то Новый Ренессанс - период нового гуманизма, сменяющего индустриально-буржуазный строй подобно тому, как Возрождение сменяло феодально-клерикальную эпоху. Именно так это мудро видел Осип Мандельштам, ворчащий: граждане хотят строить социализм, а они не пробуют построить Ренессанс. Себя же они видели "партией новых гуманистов", помогающих органичному произрастанию нового и нейтрализующих усилия реакции. Русский же социализм (большевизм, а также его восточноазиатские мутации) воспринимался как новая вера, новая религия, которую принёс Ленин, подобно киевским каганам X-XI веков.  И эта квазирелигия должна была стать не новым этапом цивилизации, но снести её, подобно тому, как христианство снесло античность, а ислам - эллинизм.    

Нетленка. Марш несогласных у Золотых ворот (о древнееврейском и римском правовых государствах)







I. Прошлое - в упрёк.
От Ирода к Пилату - о древнееврейском правовом государстве


Во-первых, смутьяна Иисуса не прирезали втихую, послав наемного киллера под видом "террориста-секария", мстящего за уклонение от веры отцов и за проповедь коллаборационизма. Хотя в саддукейском большинстве Сангедрина были люди тёртые, прошедшие "и Крым и Рым" (вы представляете моральные качества придворных эллинизированной восточной деспотии?), но нет - пошли на публичный скандал, на открытый политический процесс.

Во-вторых, четверовластник Ирод Антипа, царь союзной Риму "суверенной" Гилилеи и повелитель Заиордания, убийца Иоанна Крестителя, сын "того Ирода-детоубийцы" - отказывается бросать Иисуса в свой зиндан. Напротив, он исходит из абсолютно правового принципа: судить следует не по подданству (семья Марии и Иосифа - его "суверенные" подданные, а не римские), но по месту совершения преступного деяния (как расценили подготовку прихода Царя-Мессии).

В-третьих, Сангедрин, вынеся смертный приговор за богохульство (в наших терминах - деяние, подпадающее под диспозицию ч. 1 ст. 282 УК РФ), передаёт осужденного прокуратору Пилату. Ведь только тот может провести следствие по более тяжкому составу преступлений - создание экстремистского сообщества, попытка организации мятежа, покушение на территориальную целостность и конституционный строй империи (т.е. по нашему ст.ст. 275, 279-280 УК РФ).

В-четвертых, вынеся приговор на основании римских (т.е. фактически международных) уголовных и уголовно-процессуальных норм, прокуратор Пилат, тем не менее, при решении проблемы помилования Иисуса исходит полностью из норм национального уголовно-процессуального законодательства (амнистирование одного приговоренного смертника накануне Песах), свято соблюдая принцип субсидиарности, а именно - компетентней тот уровень правосудия, что ближе.

Август 2009 года

***

II. Марш несогласных у Золотых ворот.
О римском правовом государстве


В предыдущем тексте я попытался проанализировать, насколько лучше были гарантированы процессуальные права Иисуса - относительно ныне обвиняемых в России в экстремизме.

Сейчас на основе некоторых римских правовых норм я попытаюсь дать свою версию разгадку о том, кем был на самом деле основоположник христианства.

Как известно, наряду с генеральной линией, согласно которой Иисус был кротким проповедником, облыжно обвиненном в бунтарстве, была и версия (её разделяли в основном радикалы и революционеры), что Иисус, напротив, был одним из величайших революционеров в истории, «первым коммунистом» и пр.

«Генеральную линию» довёл до предела Булгаков в «Мастере...», неслучайно названном «Евангелие от сатаны», а особенно Безруков в телесериале (Безруков вообще сделал роскошную серию образов - Иешуа, Есенин, Пушкин - все умученные евреями или масонами).  Иешуа получился вылитый подпольный проповедник с экстрасенсорными способностями (типа ререхнувшегося студента или доцента), который «попал под кампанию», например, «неуклонной борьбы партии с идеализмом и мистицизмом». Начальство требует оформить его как антисоветчика. Добрый следователь, как положено, с усталыми глазами, пытается спасти чудачка, то ли  оформив ему как тунеядцу высылку в Урюпинск (где о КГБ народ даже не слышал), то ли временно положить в тихую «дурку» - главное ведь, чтобы меры были приняты. Но подследственный даёт слишком откровенные показания (он честный советский человек и ему нечего скрывать от родных органов), а тут ещё внедрённый стукачок сообщает, что тот рассказывал, что читал Солженицына... Начальство давит, и приходиться заводить дело о попытке создания тайной религиозной антисоветской организации...

Обратим внимание на ритуал казни Иисуса. Его бичуют, перед этим поставив к позорному столбу, нарядив в пурпурный (царский) плащ и терновый венец, пародирующий диадему. Ни мятежника Варавву, ни разбойников Дисмаса и Гестаса перед казнью не бичуют. Их, разумеется, били на стадии предварительного дознания, но ни в ходе следствия (обязательно - судебного), ни перед казнью их не бьют. Перед распятием римляне порют взятых в плен вождей мятежников, перед этим проведя их в цепях в триумфальном шествии. В шутовские царские одежды одевают самозванцев, повстанцев, выдававших себя за царей. Это мрачный ритуал казни особо опасных государственных преступников.

При императоре Тиверии в Риме широко использовался закон об оскорблении величия римского народа. Говоря современным языком,правоприменительная практика получила расширенное значение, другими словами, по закону жесточайше карали за оскорбление особы императора, в лице которого и проявлялось народное величие.

Римляне были твёрдыми язычниками-мистиками и так же твёрдо верили в опасность магических обрядов, как нынешние поклонники ТВ-3, РТР, РЕН-ТВ и проч. «мистических» телеканалов. Провести несанкционированную пытку бродяги, наряженного царем, означало практически наверняка стать мишенью многочисленных доносов по обвинению в совершении «гримуара» - с целью наведения порчи на кесарскую особу. А тяжелый параноический норов Тиберия-кесаря был широко известен.

Но если Иисуса казнили именно как мятежника-самозванца, то подумаем, в покушении на какой престол его подозревали? Формально наследник Ирода Великого - Ирод Антипа (по нашему Герод Геродович) был фигурой мрачной и суровой. Именно он казнил всеобщего любимца, популярнейшего проповедника Иоанна Крестителя. Но никаких претензий к подследственному Иисусу Ирод Антипа не предъявляет и аккуратно, как горячую картошину, возвращает подследственного (для завершения законных следственных действий, разумеется), прокуратору Пилату. И тот соглашается - Иисус покушался именно на власть кесаря, а вовсе не на престол туземного царька.

Дальнейшее известно. В художественную версию, согласно которой первосвященник Киафа общается с представителем «федерального центра» Пилатом, как Кадыров с Хлопониным, вериться не очень. Следовательно, Рим (и коллаборационисты в Синедрионе) воспринимают Иисуса как опасного врага, казнить которого надо немедленно - буквально накануне праздника, в бурлящем городе, переполненном сотнями тысяч паломников со всего Средиземноморья.

Перенесемся на 19 столетий. Когда немецко-фашистские оккупанты вешали партизана или подпольщика, они писали «Бандит» или «Партизан» («террорист» тогда было романтическим прозванием отважных борцов с самодержавием и этим словом не ругались). Когда убивали евреев, писали «Юде». Причем, даже казнимых партизан-евреев называли именно «партизан». И когда казнили тех, кто укрывал евреев или партизан, их партизанами не называли. Был чёткий ритуал.

Раз римское правосудие указало сделать на кресте надпись «Iesus Nazarenus Rex Iudaeorum», то главное в надписи было про Царя, а не про Юде.
Пилат казнил предводителя мятежников - «самозванца», претендента на царский титул. Это знал и сам прокуратор, это хорошо знали окружающие.

Следовательно, можно предположить, что в апреле 30 или 33 годов н.э. (у разных историков год вычисляется по разному) около Золотых ворот Иерушалаима произошло мощное народное выступление в поддержку царя-освободителя (в древнеримских терминах - мятеж самозванца).  Выступление было безоружным - иначе совсем другим были бы и число казнённых, и состав обвинения.

Очевидно, что восстание провалилось: в отличие  от событий победоносного начала Иудейской войны осени 66 года, не был занят Храм и не был блокирован римский гарнизон. В ином случае, повстанцы разогнали бы Синедрион, сместили Каифу (на его место первосвященника мог бы претендовать тайный, но влиятельный почитатель Иисуса - член Синедриона по фарисейской квоте Иосиф Аримафейский).  Восставшие были безоружны, ибо верили, что оно ненужно - в сей миг по призыву Машиаха спустятся ангелы с пламенеющими мечами, и оккупанты-свиноеды будут сброшены в море... Ангелы не спустились. Возможно, именно в тот момент, когда выступление очевидно постигла неудача и надо было выбирать - либо бросать безоружную толпу на копья храмовой стражи и римские мечи, либо скрываться, и были впервые сказаны дошедшие до нас знаменитые слова  «Эли́, Эли́! Лама́ савахфани». Ибо вряд ли римские стражники, делившие заскорузлые от крови и смертного пота тряпки казненных (их клочки считались столь же ценным талисманом, как много позднее кусочки веревки и лоскуты савана повешенных), могли разобрать что-то кроме «Эли» в предсмертном хрипе. Видимо, именно так и отвечали стражники, пропивая свой хабар, на расспросы собутыльников: а этот-то перед смертью, чего-нибудь говорил? И собутыльники, считавшие себя знатоками тонкостей туземной религии, гадали: «наверное, Илью-пророка звал...».

Провал выступления хорошо объясняет и озлобленность разочарованной толпы, и облаву на спешно покинувшего город Иисуса, и иронию Пилата («не царя ли вашего казню»).

Так, что, скорее всего, в середине «весеннего месяца нисан» в Иерушалаиме имел место первый в писаной истории «марш несогласных».

Таким образом, анализ древнеримских правовых норм показывает, что западные и русские радикалы были правы в своём споре с историческими церквами - основатель христианства был вождем полноценного антиримского революционного движения, хотя и принципиально ненасильственного.

Февраль 2010 года

***

III. В поисках аутентичности.
Послесловие августа 2015 года

Когда христианство пришло в мир, оно пришло туда, где уже было мощная сложившаяся государственность (в первой половине первого века, как ни безумствовали цезари в Риме, их восточная политика была очень деликатной - вспомним как согласно Евангелиям и художественной традиции лидеры синедриона - в римском понимании - кучка туземных шаманов - шантажировали самого прокуратора Пилата), отлаженная система права, хорошо структурированные социумы с тысячелетними культурными традициями (за незрелых юнцов считали эллинов), мощные этические традиции - иудаизма (Церковь Ветхозаветная), римского стоицизма, эллинской философии, включая новомодные неоплатонизм и гностицизм). Казалось, что в этих условиях христианству предстоит сделать лишь коррекцию существующих религиозных, мистических и философских представлений.
Однако, через 4 столетия "мир рухнул" и христианству пришлось брать на себя миссию создания новой цивилизации, новых народов, выходящих из языческо-племенного хаоса, строить государства. Так было в Западной Европе. Так было на Руси.
Только в Византийской империи не надо было всё это делать - государство и социум были относительно стабильны и от христиан требовалась лишь та самай "коррекция". Поэтому византийское христианство (не путать с русским православием, постоянно погруженном в проблемы строительства цивилизации и государственности*) - наиболее аутентично.

Кстати, та же роль "корректоров социума" выпала исламу. Ибо он пришёл в древние страны с мощными культурными традициями - Месопотамию, Сирию, Египет, Римскую Африку, Римскую и Готскую Испанию, Персию, Центральную Азию и богатый и плодородный тогда Афганистан. Да и в Аравии и особенно в Йемене, были древняя культура и довольно отлаженная государственность, пусть и на уровне торговых городов-государств.

*Невозможно представить Иисуса и апостолов, вдохновляющих еврейских сепаратистов, подобно преподобному Сергию Радонежскому, вдохновивших русских "сторонников федерализации от Орды".
Зато мученик рабби Акива вполне стал гуру для вождя Второй Иудейской войны - Шимона Бар Кохбы, которого в одноимённом спектакле БелГОССЕТа играл прославленный Матвей Бер
езкин.




СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ОТЦА ГЛЕБА ЯКУНИНА



В 11 утра 25 декабря 2014 года после тяжелой и мучительной болезни скончался священник Глеб Павлович Якунин.

Светлая ему память!

Отец Глеб родился 4 марта 1934 года. Он бы в лагере и в ссылке, писал поэмы и стихи в духе начала 60-х.

Он стоял у истоков принятия Синодом Апостольской Православной Церкви решения о канонизации отца Александра Меня и всю жизнь пытался превратить российское православие в добровольный союз общин.

Об отце Глебе Якунине и его поэмы:

http://krotov.info/acts/20/1960/19651125.html

http://krotov.info/library/28_ya/ku/yakunin3.html

http://www.idelo.ru/431/18.html

http://www.apocalyptism.ru/Yakunun-Poems-2.htm

http://www.biblioteka.freepress.ru/vestnik/2/Stihi_gleba.html

http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=1581

Александр СОЛЖЕНИЦЫН
ПО ПОВОДУ СУДА НАД СВЯЩЕННИКОМ ГЛЕБОМ ЯКУНИНЫМ
25 августа 1980
Бесстыдное советское правительство ещё раз вынуждено приоткрыть миру, как оно боится веры в Бога и глумится над правами верующих: расправляются с комитетом защиты верующих всех религий в СССР - с отцом Глебом Якуниным и его сподвижниками Львом Регельсоном и Виктором Капитанчуком. Христиане нашей страны чтут их мужественный и мученический подвиг.
По поводу суда над священником Глебом Якуниным (25 августа 1980). Распространено телеграфными агентствами. Русский текст - "Новое русское слово", 27.8.1980; "Русская мысль", 4.9.1980.


Стихотворение отца Глеба Якунина о Сергее Магницком

Сергей Магницкий!

Твой подвиг, как магнит

Живые души к себе манит.

Сам кроткий Иисус

хоть кратко -

перед распятием

тоже был и зеком,

и с клеветою был знаком.

Ты мученик и ученик Христа.

За истину бороться до конца

не перестал.

Из жизни изгнан был

ты правды ради,

за что представлены

мучители твои - к награде!

И ты посмертно награждён,

мы от тебя поддержки ждём.

Ты ангел-охранитель,

но ты и ангел мщения

тому, кто вовсе

не просит у тебя прощения.

Сергей Магницкий!

Ниц кинь

своих мучителей и палачей,

что не пускали к тебе врачей.

Касательно родителей -

радетелей

коварной лжи:

с просторов Родины

ты выдвори

и водвори

на справедливый суд –

не отложи.

Священник Глеб Якунин

21 ноября 2010, в День Архистратига Михаила и Небесного воинства

Послесловие. О мечте Глеба Павловича

С лёгкой руки Глеба Якунина довольно широко распространилось представление, что сталинский новодел МП РПЦ* - вполне прогебуренная контора. Он всегда мечтал о создании - согласно раннехристианским представлениям - на её месте свободной ассоциации православных общин.

Я полагаю, что падением путинизма увлечёт за собой и кириллову структуру, и его мечта сбудется.

Вообще, видимо есть закономерность при общем потоке рационализации - православная церковь католикализируется, а потом и протестантизируется. ВКП(б)-КПСС была квазикатолической церковью, заменившей православие.

Теперь нам предостоит протестантизация православие.

Все знают, что Реформация - это приход протестантизма. Выдвигаю версию, что "католицизация" православия - это то же Реформация. И в высшем смысле - большевистская революция - это русская Реформация (превращение православия в партию - квазикатолическую (тотальную) церковь.

Параллельно было и иудейское квазимессианство. Это тот случай, когда псевдораввины и псевдопадре создали боевой союз.

* Историческое название - Российская Греко-Православная Кафолическая Церковь

От Юрия Самодурова

Сегодня, 25 декабря 2014 года в 11.25 утра в больничной палате умер священник Глеб Павлович Якунин. Свою жизнь он посвятил отстаиванию правды и положил ее за всех нас.

Последние несколько лет Глеб Павлович был болен неизлечимой болезнью (разрушение двигательного нейрона - та же болезнь, что у Стивена Хокинга и что была у Димы Фурмана, при которой постепенно отказывают повиноваться кисти рук и руки, становиться трудно или невозможно ходить, в самом конце человек не может дышать и умирает, но голова у него остается совершенно ясной до самых последних дней). Говорю об этом потому, что отец Глеб переносил свою болезнь с необыкновенным мужеством и ни разу не пожаловался на нее тем, к кому был расположен и кто его любил. В прошлом году мне удалось уговорить Глеба Павловича сходить на консультацию в тибетский центр рефлексотерапии, но главный врач, который его осматривал сказал, что помочь они не могут и денег за консультацию не взял. Глеб Павлович, не только не жаловался на болезнь, но и в самый ее разгар и до конца своей жизни  не потерял присущих ему черт - огромного политического темперамента и огромного интереса к общественно-политическим событиям, к изменениям в руководстве Московской Патриархией и - главное - искренней веры и искреннего убеждения в том, что, в конечном счете Бог не попускает плохому , и что плохие и нечестные люди, совершающие в жизни и политике плохие поступки, в конечном счете обязательно  с Божьей помощью потерпят поражение. Глеб Павлович был очень искренний человек, такой искренний, что мне и наверное никому никогда в голову не приходило, что он может в чем-то лукавить, с кем-то из властей или Патриархии вести "двойную игру". Раньше мне казалось, что его общественно-политические расчеты и постоянные апелляции в разговорах к тому, что в наших общественно-политических конфликтах Бог находится на стороне людей и того дела, которым и в которое о. Глеб верит, это или немного смешная наивность или форма речи. Но вот сейчас я как-то всей душой понимаю, что величие о.Глеба как раз и заключалось и заключается в его подлинной, непоколебимой вере в то, что Бог тоже участвует в наших земных делах на стороне хороших и честных людей и хороших дел. Можно думать об этом как о наивной и архаичной вере наших дедов и прадедов , но теперь я вижу в этом величие о. Глеба Якунина. Вообще о. Глеб по своему политическому темпераменту и по убеждению о вовлеченности Бога в наши земные дела, продолжал, по моему, протопопа Аввакума. Глеб Павлович был очень мужественный и очень светлый человек, неспособный по расчету ли или по недомыслию причинить зло людям. Он был так устроен, что зла в его душе к кому бы то ни было, даже к президенту Путину или патриарху Кириллу просто не было. Частые встречи и высказывания Глеба Павловича о текущих общественно-политических делах в старом офисе Левы Пономарева в Малом Кисловском переулке, куда он так часто заходил по делам и "на огонек" навсегда останутся светлой страницей моей жизни. Спасибо, дорогой Глеб Павлович! Мир Вашей душе и Вашему духу!

От  Светланы Ганнушкиной

Мир праху его.

Так и не дождался, чтобы его перевезла домой. Соболезнования всем, кто любил его и ценил.

В последний раз мы виделись в Киеве весной. Глеб Павлович уже почти не мог двигаться руками, но приехал на встречу с украинцами, для него было невыносимо то, с чем мы сегодня вынуждены жить.

Пусть теперь замолвит слово перед тем, в кого он искренне верил. Может быть, его заступничество поможет нам выбраться из этого позора.


Unsere Krim. Будет ли статья за десакрализацию Крыма и немножко других гадостей о главном

РУСОФОБИЯ.НЕТ - сайт о русофобии, русофобах и русофобских проявлениях.Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега, Raiders of the Lost Ark, фильм, кино, фото, обои, картинка #62973 - Nuclear-Wallpa
Храм Гроба Господня (Иерусалим)aldanov: Катакомбы св. Павла и подземная больница ордена св. Иоанна, как прообразы Московского метро.
Элитное Готическое ОбществоСССР в планах III Рейха
Ответы@Mail.Ru: Если у главы государства паранойя, что делать народу?
Московский суд признал виновными организаторов выставки Запретное искусство - Шоу-бизнес NewsMe

1. Предпоследняя ступенька к фашизму


Отныне российская политика будет базироваться только на государственных мифологемах.

Первая мифологема. О сакральности Крыма как источника уникальной Русской (православной) цивилизации. И, значит, о православной церковности как смысловом стержне жизни государства. Это одно уничтожает принцип светскости и конфессиональной нейтральности государства, в т.ч. и потому, что для 25 миллионов путинских подданных сакральны как раз Мекка, Медина и та самая Храмовая гора.

Вторая мифологема. О многовековой имманентной вражде к России и о маниакальном стремлении её уничтожить - так называемая доктрина вечной русофобии (http://vestnikcivitas.ru/docs/3313).

Это - ещё не фашизм. Это предпоследняя ступенька к нему.

2. Наступила ясность

За что люблю Потупчик я Кристину - за то, как разъяснит всегда доктрину (http://www.echo.msk.ru/blog/potupchik/1449148-echo/)

Оказывается Путин в своё выступлении сказал, что государство выдаёт огромный кредит доверия и ресурсов обществу. И оно - общество - должно оные оправдать.

И ещё - так ясно - про века сдерживания России Западом. Сдерживали, сдерживали, но провалились их вековые планы - от Можайска до Эльбы, и от Оки до Дуная дошла Россия. А потом, правда, плюнула: "корми вас тут всех", и вернулась домой.

3. Unsere Krim

Только я решил безобидно съехидничать про сакральный для русской цивилизации Бахчисарайский фонтан, но тут сообразил, что логика обоснования претензий на Крым полностью позаимствована у Гитлера.

Теоретики Третьего Рейха заявляли, что "крымнаш" (unsere Krim) не только потому, что он - здравница (идеальный санаторий для офицеров-ветеранов) и, с другой стороны, нельзя отдавать, ибо в чужих руках Крым - удобнейший плацдарм для авианалётов на румынскую нефтянку (психопатологик унд геополитик!), но потому, что Таврия, как всем известно, - древняя родина готов. Типа, древний священный национальный прародин германцев.

4. Правильно что скрывали

И ведь эту лабуду готовили месяцами, тайно! Тайно от собственного правительства. Её с замиранием сердца ждали.

Речь совкового лектора из горкома, объясняющего после Афгана и рейгановских санкций почему нет мяса и в три раза подорожал кофе. Только лектора, отвихнувшегося от макрсизма-ленинизма и свихнувшегося на православной мистике.

Про Афган не очень шучу. Тогда как раз стали появляться статьи, что раз, дескать, Афганистан - прародина индоариаев, а славяне - индоарии, то должен быть объединён весь исторический ареал индоарийский.

А что от правительства скрывали - так правильно.

Во-первых, недобитые либерасты, как прочли в черновиках про сакральные истоки цивилизации, могли начать ржать неприлично... Да, тихо-тихо. Да, дома или в машинах, или в саунах, или в ресторане "Пушкин", где с ними разговоры порой слушал Константин Боровой . Но от прослушки не скрыться - а данные ему же на стол ложут.

Во-вторых, Скворцова, как медик, прочитав, была обязана вызвать "психиатрическую скорую" и дать путёвку на госпитализацию.

В-третьих, эти толерантные либерасты точно толкнули бы инсайдер налево и обрушили этим биржу на неделю раньше.

5. Мелкие придирки

Интересно, какой процент аудитории (в зале - отдельно, у телеящиков - отдельно) знают значение слова "сакральный"?

Сакральный источник современной цивилизации - Скрижали Завета (об этом старый фильм "В поисках утраченного Ковчега", там как раз Индиана Джонс мешает арийцам применить к себе еврейскую сакральность. Но не успевает исполнительных идиотов остановить).
Сакральный источник христианства - Гроб Господень. Вариант "Чаша Грааля" (это - к Дэну Брауну и генеалогическому древу Сары Иисусовны Меровинг).

Ни один современный христианский народ не знает, где его личный сакральный источник, где он точно крестился. Князь, конунг, рех (король), император - видимо в своей тогдашней столице. Остальные - на местах. Даже Рим или Ватикан никому не придёт к голову назвать сакральным источником западной христианской цивилизации. Ибо истинным источником западного христианства были римские катакомбы - подземные кладбища, где под видом членов похоронных братств (хаврут кадишим) скрывались от дикого цезарского гнева христиане. Так исторически сложилось, что первых западных христиан казнили за верность крещению, а на Руси казнили за уклонение от крещения.

Вот Юрий Вадимович Самодуров имеет уже две судимости за десакрализацию православия (не шучу, в первом процессе сам был защитником). Будет ли теперь отдельная уголовная статья за десакрализацию Крыма или подверстают к закону об экстремизме?

ЕВРЕЙСКИЕ СПОРЫ О РУССКОМ МЕССИАНСТВЕ

Михаил Берг - все книги автораОтветы@Mail.Ru: Почему нацики теряются, когда в ответ на их обвинения, что во всем виноват богоизбранный народ задаю простой вопМоё открытие ИзраиляДороги Рима 3 2011 / Русский Real-Time Strategy(RTS) скачать торрент бесплатноДоронин Анатолий - Художник Константин Васильев. Страница: 18


Михаил Берг
, писатель, критик, публицист и культуролог сравнил русских и евреев, которых он счёл братьями по паранойе (перманентное ощущение "кольца врагов") и мессианству. Русскому брату (меньшому) предписано было оглядываться на старшого.

Кратко об этой полемике написано http://izrus.co.il/diasporaIL/article/2014-11-09/26002.html#ixzz3Ik88WFo7 (IzRus.co.il)

Вот мой полный ответ Михаилу Бергу (впервые опубликовано на "Каспаров.ру" 9 ноября 2014 г.)

О вреде коллекционирования мифов. Ответ Михаилу Бергу

Сравнение русской и еврейской национальной идей некорректно, поскольку русской национальной идеи до сих пор не было. Поэтому приходится сравнивать еврейскую народную идею и русскую государственною.

Еврейской народной идеей стал набор концепций, привнесённый еврееям духовными элитами: священниками (коэнами) отдельно, резко оппозиционными храмовому клиру пророками (невиим), народными богословами вроде протестанских пастырей — раввинами и фарисеями, а также интеллектуалами (религиозными мыслителями) — книжниками (сойферим). Главными из этих идей стал догмат о богоизбранности еврейского народа, сформулированный как историческая сверхзадача — стать народом-священиком, уделом (страною) святых. Позднее это было рационализировано в XIX веке как задача создания государства на основе этических (гуманных) принципах 10 заповедей и «учению пророков о социальной справедливости». Основа теологического спора иудаизма и христианства в том, что христианство сочло, что богоизбранность перешла от еврейского народа к христианской церкви (совокупность верующих и духовенства, пастырей). Отмечу в сторону, что с точки зрения христианства представления об особой мессианской избранности отдельной этнической группы по сравнению с другими христианскими народами, по меньшей мере, граничит с ересью. То же, кстати, относится и к представлениям об избранности среди мусульман.

Другой еврейской народной идеей стала обязанность возвращения в Страну Израиля (именно в этом склонении, т. е. в Землю, обещанную Всевышним сыну Авраама Исааку). Однако в раннем средневековье на исполнения этого раввинами был наложен 1000-летний мораторий («не вставать стеною»). И только третьим по важности было представление о всеобщей окруженности евреев врагами. Поэтому представление, созданное уважаемым Михаилом Бергом о современных евреях, как о мессианских параноиках, несколько анахронично.

«Паранойя» (если оставить эпоху средневековья) пришла к западноевропейским евреям только после дела Дрейфуса (1894), а к евреям Российской империи — не намногим раньше - после погромов апреля 1882 года. Но к этому времени секуляризация уже значительно ослабила стремление европейских иудейских общин к какому-то религиозному соревнованию с христианскими церквами и духовными ценностями. Поэтому еврейская «мессианскость» нашла выход в участии евреев в радикальных и либеральных демократических движениях, в социализме и коммунизме, диссиденстве…

Еврейской же национальной (в современном понимании) идеей стал сионизм, во всём диапозоне от анархо-социалистического, до правоконсервативного и религиозного. И именно в этом момент евреи от осознания себя религиозным сообществом перешли к осознанию национальному, имеющему, как и положено государственническому нацинализму лишь одни смысл - создание и укрепление суверенных государственных институтов. В реальности это означало скрытый отказ от особой древней духовной миссии.

У русского народа, напротив, представления об окруженности врагами до коммунистов не было никогда. В периоды любой вражды, у Руси-России всегда были соседи-союзники. Даже при приграничных разборках Александра Невского с крестоносцами за его спиною и в его боевых порядках были союзные ордынские воины. С поляками воевали — в союзе со Швецией. И наоборот. С французами воевали — в союзе с немцами. И наоборот. Только мессианская агрессии большевизма заставила окружающий мир создать некую, очень рыхлую антикоммунистическую коалицию. В кольце фронтов «молодая республика Советов» пробыла менее двух лет. Идея вражеского окружения России — полностью заслуга послевоенной сталинской пропаганды и наследие им же спровоцированной Холодной войны. Никакой русской национальной идеей эта паранойя никогда не была. Тем более, что соцопросы ежегодно показывают, что террора от собственной власти население опасается куда больше, чем иностранной интервенции.

Точно также обстоит дело с представлением о русском мессианизме. Русь-Россия безусловно унаследовала от Византии доктрину о себе, как последнем оплоте праведности накануне конца света. Только то общее эсхатологическое настроение, которое в Западной Европе относили к себе все католические народы, на Руси оказалось сконцентрировано только на русских (включая в эту категорию и белоруссов, и украинцев, и крещённых угро-финнов).

Несмотря на все усилия блоков и эренбургов, русский человек в своё массе никогда не воспринимал всерьёз утверждения о своём интеллектуальном или духовном превосходстве перед Западом, да и перед Востоком. Мессианство Руси всегда было элитарной интеллектульной игрою. Концепций о русской идее было три.

1. Доктрина старца Филофея о Третьем Риме, развитая придворным политологом эпохи первых Романовых Крижаничем в некий первичный панслявизм.

2. Доктрина славянофилов и Достоевского о «Новом Израиле», т. е. фактически о переносе представлений о духовном и религиозном превосходстве православия над католицизмом и протестантизмом с церкви на этнос/цивилизацию — исключительно на русский (в расширительном смысле) народ.

Знаменитая уваровская триада: «Православие, Самодержавие, Народность» ("казённая народность") - была только инструментом при реализации доктрины Третьего Рима. И находилась она в глубоком идейном конфликте со славянофилами первой волны, с их пафосом бичевания деспотизма, бесправия и коррупции.

3. Ленинско-сталинский большевизм, как бы объединивший обе предшевствующие доктрины, действительно, ставший массовой идеологией. Здесь и представления об особой нравственности русского советского человека (квази-Новый Израиль), и об особой освободительной планетарной миссии советской России (псевдо-Третий Рим).

Поэтому сегодня условными современниками оказались такие национальные доктрины (идеи) как сионизм и русский коммунизм. Однако содержательно они не просто полярны, но и вообще находяться как бы в разных измерениях.

Собственно и считать евреев старшими братьями в смысле национального наставничества русские не могут, потому что с точки зрения формирования современных наций русские и евреи практически ровесники, «стартовавшие» немногим более века тому назад, и только-только приучающиеся к собственной национальной государственности. А поскольку в духовном смысле, православные русские, как правило, не считают нужным вписывать себя в общеевропейскую традицию, то этим они избавляют себя от необходимости считать иудаизм своим религиозным старшим братом, как это делают сегодня современные западные христиане.

ДВЕ ДРАМЫ: ДРЕВНЕРИМСКИЕ ЕВРЕИ И РУССКИЕ УКРАИНЫ. ГМАР ХАТИМА ТОВА!

"Иудейская война" как произведение искусства. Обсуждение на LiveInternet - Российский Сервис Онлайн-ДневниковКупить Иудейская война, Иосиф Флавий
Украинская оппозиция в истерике


Гражданская межобщинная* война в Донбассе поставила русских Украины в ситуацию трагического выбора между этнической солидарностью и лояльностью гражданской нации. Я вижу явные параллели между их непростым выбором и выбором, в котором оказались римские евреи во время Иудейской войны 66-73 годов.

Небольшая вводная. Восстание евреев Святой земли (разделённой на римскую провинцию - 3/4 и вассальное царство - 1/4, преимущественно Галилея и заиорданские области)началось в конце правления Нерона. Это в Риме у Нерона был "1937", восточные провинции Нерон очень любил, Греции дал широкую автономию, прекратил повальное ограбление восточных провинций, которое был в норме при республике. При Нероне была неслыханная терпимость к восточным культам (для христиан было сделано исключение), вслед за императрицей Поппеей, придворные дама и интеллектуалы увлекались иудаизмом (также как 40 лет назад советские и американские интеллигенты - дзен-буддизмом и йогой). И вот против этой "ляпоты" и начинается восстание. Оно идёт под знаменами, как сказали бы сейчас, зоологического этнического национализма и религиозного фанатизма. Очень скоро среди восставших начинается конфликт между "меньшевиками" и "большевиками", который перерастает в осаждённом римлянами Иерусалима в гражданскую войну, в которой вверх берут левые радикалы (отнять и поделить). Логика как бы требует от просвещённых и в среднем состоятельных евреев империи быть на стороне Рима. И действительно, даже одной из армий, зачищающей мятежную страну, командует латинизированный александрийский еврей Александр.
Усложним ситуацию. Представим, что враждебная Риму Парфия смогла направить отряды на помощь мятежникам. Это делает положение восставших довольно уверенным, хотя в перспективе он означает всего лишь замену сюзерена - вместо огромного космополитического и динамичного Рима, достаточно провинциальная и статичная, глубоко периферийная Парфянская империя.

Вот он жуткий выбор. Оказаться на стороне безумствующих в своём радикализме соплеменников и пожертвовать доступом к высочайшей в Средиземноморье культуре. Признать необходимую обречённость и пагубность восстания и мудро желать ему быстрейшего поражения**, как это сделал прославленный ренегат №1 Иосиф Флавий - командир гарнизона Иотапаты, придворный историк императоров из династии Флавиев, или пожертвовать цивилизацией, пожертвовать высоким статусом в терпимом социуме в огромными возможностями для социальной мобильности, и счесть коррупцию, провокации и расправы над мирными протестами прокуратора Гессия Флора - вполне достаточным основанием для того, чтобы, не думая о кровавой цене этого выбора, бросить смертельный вызов мировой державе.

Сравнение было навеяно мне размышлениями о Судном дней, начинающемся вечером в пятницу.

ГМАР ХАТИМА ТОВА


* Обычная гражданская война идёт за право определять общее будущее страны, межобщинная война - идёт за право обособиться или за лидирующие позиции той или иной этнокультурной группы.
Подробнее об этой разнице http://ru.krymr.com/content/%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE/25427815.html

** Апостол Павел в канун восстания пытался довести до сведения его будущих участников, что нет власти не от Б-га, и что начальник не зря носит меч.