Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

РИТУАЛЬНЫЙ ЗАБОЙ КУРОЧКИ РЯБЫ. ЧАСТЬ 2




Впрочем, совершенно непонятен и общий смысл такого блицкрига. Нынешняя линия прекращения огня («линия тишины») стабильна с марта 2015 года, и всё это время с украинской стороны она укреплялась в расчёте именно на угрозу массированного прорыва.

Если Путин и Шойгу, особенно - первый, не окончательно вышли в астрал, то наступление будет вестись якобы силами «суверенных» армий «ДНР-ЛНР», т.е. без авиации и штурмовых вертолётов [которые с утра – я на даче около Кубинки – кружили над головой, пугая кота], и через «линию тишины», а не через северный участок границы – на Чернигов и Киев.

Стратегический прорыв на нескольких направлениях укреплённой многоэшелонированной полевой линии обороны – это действия нескольких дивизий, многих сотен танков и бронемашин при массированной поддержке многих сотен артсистем и систем залпового огня.

Это уже - полноценная фронтовая операция, значительно более масштабная, чем штурмы Грозного зимой 1995 года или наступление на Гори, Поти и Зугдиди в августе 2008 года; операция, при которой потери наступающих в первый же день составят сотни убитыми и ранеными. Формальное подключение к боям ВС РФ станет самым близким приближением к Мировой войне со времён советских угроз провести десантирование в Египет и Сирию 22 октября 1973 года.

Когда 8 лет назад российские танки ещё только выходили из Гори на идущие в Тбилиси шоссе, а из Абхазии российские ВДВ-шники выдвинулись на Поти на грузовиках [достойное книги рекордов Гиннеса использование десантников; впрочем, обратно они везли трофейные унитазы], то в столице Грузии уже было несколько восточноевропейских глав.

Поскольку Обаме надоело ходить в «хромых утках», а Мэй и Джонсону - обживать периферию мировой политики, то к тому времени, когда российские части успеют продвинуться на 10-15 км., в Киеве, скорее всего, уже высадятся первые англосаксонские солдаты (чисто понаблюдать), а Пентагон вспомнит о петиции виднейших сотрудников Госдепа с призывом отбомбиться по войскам Асада – как злостным нарушителям мартовского перемирия.

В случае же расширения военных действий, неизвестно зачем дошедшим до Днепра российским частям предстоит осада городов-миллионников - Запорожья, Николаева, Херсона, Днипра (Днепропетровска) и Харькова…

Это ведь только российским «пикейным жилетом», блеющими голосами звонящими в эфир «Эхо Москвы», придёт в голову, что уставшим от послереволюционного бардака и дороговизны украинцам может захотеться встречать российские части как «освободителей», несущих им – как в песне Александра Галича о чекистских палачах - «порядок и достаток» [такие высказывания – сами по себе идеальное социологическое обследование, лучше всего говорящее о неукротимой тяге отечественного обывателя к «чечевичной похлёбке»].

И полагаю, что и в Кремле, и на Арбате, и на Фрунзенской набережной хорошо расслышали прошлогоднее обещание на конференции НАТО в Вильнюсе, что ответом на штурм Киева будет атомный удар…
Но тогда уже совершенно непонятна потная возня вокруг приватизации «Башнефти». Война – это не только очевидный уход западных денег от любых российских IPO, но и уход последних российских инвестиций от вложений.

И в этом случае уже вовсе абсурдна яростная война компромата с Сечиным и Медведевым-Шуваловым - ведь так бьются только, когда есть реальный шанс на хороший куш, а не когда сановные кланы просто «отрабатывают номер», маскируя лихорадочным обсуждением планов приватизации подготовку к войне и полной уже изоляции страны (поскольку для и нынешней Турции солидарность с НАТО в критический момент выбора будет куда важнее уже явно неактуальных планов по газовому хабу, турпотокам и экспорту помидоров).

Или Путин просто начал очередную импровизацию, к ужасу собственного двора, вновь сдернув скатерть с банкетного стола? Антиистеблишментарный заговор президента и ФСБ? Какая-то зима 1953 года?!

Но, может быть, Путин решил именно так отметить 17-летие своего назначения не просто премьером, но и преемником Ельцина?! В те драматические дни, когда бывший полковник ГРУ, бывший заместитель министра обороны Республики Абхазия и кавалер ордена «Герой Абхазии» Шамиль Басаев в арбузом в руках картинно входил в Дагестан.

Я помню, как в кадре еще киселёвского НТВ первые раненые российские солдаты рассказывали с госпитальной койки о странном сворачивании буквально за несколько дней до вторжения поста десантников, который только в июле, когда третий президент Ичкерии Масхадов подавил мятеж Басаева, был установлен на стратегической возвышенности у дороги между Чечней и Дагестаном.

В июне-июле 1999 года штурмовики с подмосковного аэродрома в Кубинке почти ежедневно явно отрабатывали парные заходы на пгт Тучково, расположенный в излучине Москвы-реки, так напоминающей петляющую Сунжу. Насмотревшись на это, я буквально «вынес мозги» правозащитникам, и в результате Людмила Алексеева и Лев Пономарёв подписали заявление о критической угрозе авторитарного переворота и начала второй войны в Чечне. В те идилические времена заявление имело резонанс, и даже досиживающий последние дни в качестве премьера Сергей Степашин публично заявил, что новой войны допустить никак нельзя…

Год же назад вовсю и тоже парами разлетались лёгкие бомбардировщики, раскрашенные в цвета триколора… И было ясно - их ждала Сирия…

***

Небольшое лирическо-военное послесловие.

Битва за приватизацию российских госкомпаний – выглядела таким же очевидным отказом от обострения международной обстановки, как, допустим, масштабное сокращение численности армии.

Громогласные заявления об украинской террористической сети в Крыму – это «замечательная» подсказка тем, кто выбирает сейчас между Таврией и Анталией на сентябрь и октябрь. Предложения <не того>Аксёнова «пленных не брать… вешать как убитых ворон в виду у украинской стороны» - спокойствия потенциальным и кинетическим отдыхающим отнюдь не прибавляет (значит – ждут ещё «ворон»), как и не прибавляет авторитета российской позиции на Западе, где хватает эрдогановских посулов виселиц.

Таким образом, новым крымским обострением Москва старательно разрушает свои макро- и сравнительно-микро-экономические планы, одновременно перечёркивая два года кропотливых усилий по восстановлению финансового доверия к стране и обустройству благопробретённой «всесоюзной здравницы». Зачем-то звали Кудрина, собирали Санкт-Петербургский экономический форум, ставший дефиле придворного либерализма.

С моей точки зрения, происходящее - феерический абсурд.

Удивительно, как аналитики Кеннеди в своё время не поняли, что решения Хрущева о значительном сокращении сухопутной армии (главное – имевшего опыт войны офицерского корпуса) и отказ от достройки линкоров (самого защищённого от ядерных ударов класса кораблей) – это и есть самое веское доказательство отказа Кремля от жуковских планов европейского блицкрига (под американскими, британскими и французскими атомными ударами из 2-млн. советской армии до оплавленного остова Эйфелевой башни и закопчённых скал Дувра могла дойти ещё многочисленная группировка, а из 1-млн. – никого), а никакой иной концепции Третьей мировой у СССР не было.
Поэтому Берлинские кризисы и Карибская конфронтация были только игрой на нервах Белого дома.

Я, например, полагаю, что если бы Сталин в июне 1941 года, вместо скрытой мобилизации, предвосхитил бы поступок Хрущева, который спустя два десятилетия издал указ о частичной демобилизации (для возращения рабочих рук народному хозяйству), то вечно колеблющиеся немецкие генералы с высокой степенью вероятности «замотали» бы «Барбароссу»: «мой фюрер, видите, больше никакой угрозы на Востоке, поэтому давайте, сперва – Юго-Восток - помочь битым итальянцам в Ливии и прогерманскому мятежу в Ираке».

А вот когда вермахт втянулся бы в бои за Александрию и растянулся бы по Анатолии и Курдистану, то – помечтаем - недомобилизованная Красная Армия могла бы идти на Бухарест, Варшаву, Краков, Данциг и Кёнигсберг, в то время как единственными воротами для быстрого возвращения вермахта в центральную Европу становился бы софийский железнодорожный узел, оказывающийся под ударом армии Иосифа Сталина и партизан Иосипа Тито…

И не надо думать, что такой вариант спекуляция на играх в альтернативные варианты. Вот ситуация в нашей реальности. В начале апреля 1941 года Гитлер, выведенный из себя переворотом в Белграде и отчётливо антигерманским договором
Югославянского королевства с СССР (со стороны Сталина это было формальным нарушением всех его соглашений с Гитлером, т.е. поводом к войне), поломал подготовку к тщательно продуманной «Барбаросе», бросил против Белграда и Афин не только авиацию и пехоту, но и все свободные танки (длительный пробег по балканским дорогам не улучшил их техническое состояние), а также положил на Крите особо подготовленных десантников.

Это привело к месячной (!) отсрочке начала решающей для рейха кампании. В результате к Смоленску вермахт вышел одновременно с завершением развёртывания Второго стратегического эшелона РККА, о существовании которого ни германская разведка даже не подозревала.

После чего почти идеально разворачивающийся план будущего фельдмаршала Паулюса был грубо поломан: месяц ушёл у вермахта на прогрызание позиций даже контратакующего Второго эшелона, и месяц – на захват стратегически и экономически очень нужных (но где-то к весне 1942 года) Киева, Харькова и Донбасса. Поэтому для наступления на Москву по дорогам, заслуживающим этого названия, гитлеровцам досталось 3 недели в октябре и одна – с конца ноября…

Учитывая случившуюся историческую реальность, довольно легко представить себе, как Гитлер соблазнился бы весной 1941 года возможности «в полтычка» (лишь «продавить» преемника Ататюрка – хитрейшего Иненю) заполучить Мосул, Багдад, Басру, Аравию, а также выход на Тегеран и Баку, отлично зная, что его наступающим частям достаточно будет только постреливать в воздух – для острастки англичанам, и так убегающих от восстающих курдов, арабов и персов.

РИТУАЛЬНЫЙ ЗАБОЙ КУРОЧКИ РЯБЫ. ЧАСТЬ 1



НАД АРМЯНСКОМ ТУЧИ СТАЛИ ХМУРО, КРАЙ ТАВРИДСКИЙ ТИШИНОЙ ОБЪЯТ, НА СОЛЁНОМ БЕРЕГУ СИВАША ЧАСОВЫЕ РОДИНЫ СТОЯТ…

Я прошу прощения за обширность этого материала. Но случилась так, что у меня несколько дней не было интернета, но была надежда, что вот-вот восстановится. И появилась возможность текст непрерывно дополнять по мере развития крымского кризиса. Сперва это был только небольшой оперативный «лапшеснимательный» материал. Но потом захотелось по-рассуждать о том, как странно реагирует Кремль и зачем ему этот кризис вообще. Логика повествования потребовала разъяснить и два принципиальных вопроса: о легитимности подполья и о том, чего хотят имперцы от соседней страны. А завывания дежурных милитаристов – о гипотетических вариантах военной эскалации. И – музыка навеяла - о том, как важно уметь различать признаки готовности к войне у противника или как ими можно выгодно играть. Так и разрослось.

***


Совсем короткое литературно-дипломатическое предисловие.

Слушая на днях выступление редактора «Литгазеты» писателя Юрия Полякова на радиостанции «Эхо Москвы», которого спросили о необходимых шагах, на которые, с его точки зрения, должна пойти Украина дабы вернуть «традиционные дружеские отношения с России», я спроектировал его предложения на Эрэфию.

Итак, Эрэфия должна будет:
1) ввести татарский язык (вторая по численности языковая группа) и на латинице в качестве второго государственного языка;
2) признать Северный Кавказ в качестве вилайетов Халифата;
3) признать суверенность самопровозглашённых администраций Сибирской и Дальневосточной республик и предложить им стать конфедеративной частью расширенного Союзного государства (сейчас – между РФ и РБ).

Я почему-то полагаю, что ни одна из существующих в стране русских политических сил, в случае своего прихода к власти на такое не пойдёт, разве что под угрозой ковровой атомной бомбардировки. Поскольку Москва таковой бомбардировкой грозить Киеву не может, то «восстановление традиционной дружбы» - в отечественной просвещенно-имперской версии – явно не актуально.

Но постоянно бродит по российским властным кулуарам плодотворная дебютная идея придумать для Украины такой ужас-ужас-ужас, который воспринимался бы ей как угроза, немедленно понуждающая к капитуляции и сопоставимая с перспективой тотального уничтожения, но куда менее эсхатологическая… Очевидно, что угрозы Медведева разорвать дипотношения явно такое не вытягивают. Тем более что такой разрыв означает необходимость визового режима. И тогда Москве придется решать вопрос со статусом население ОРДЛО – любой эксклюзивный режим для него будет означать фактическое признание «ДНР-ЛНР», т.е. покушение на территориальную целостность Украины ещё раз.

***

Пытаясь разобраться с внезапно разразившимся «крымским Гляйвицем», я вижу три неоспоримых факта:

а) Путин осознал, что быстрого и удачного вмешательства в гражданскую войну в Сирии не будет (скорее, наоборот, будет трясина миниафгана), а также не будет реинтеграции в сообщество цивилизованных стран под демагогическим предлогом «ну, мы же все боремся с международным терроризмом, давайте сплотим ряды», и, следовательно, генеральный вектором российской геополитики вновь становится украинское направление;

б) Путин осознал, что никаких надежд на отмену западных санкций у него нет, несмотря на все клоунские голосования в итальянских региональных парламентах, и поэтому можно с лёгким сердцем выйти из мирного процесса, превратив конфликт с Украиной в «замороженный», подобно конфликтам с Грузией и Молдовой;

в) Путин решил, что Запад сейчас слаб и разрознен, как никогда с того момента, как в прошлом десятилетии Москве, Берлин и Париж выступили единым фронтом против действий Вашингтона в Ираке. Действительно, теракты сделали позицию Олланда необычайно уязвимыми, аналогичный эффект на Меркель оказали скандалы вокруг беженского кризиса (правые же оппоненты Олланда и Меркель согласно российскому законодательству идеально соответствуют критериям «выполняющим функции иностранных агентов»). «Бритоисход» потряс Англию, а атаки Дональда «Дака» Трампа на Хилари Клинтон – Америку.

Однако прежде чем заняться конкретикой нынешнего, стремительно разрастающегося российско-украинского кризиса, я хочу обратить внимание на то, что в международном праве, как и в обычном, кроме кодифицированных норм, есть и нормы «обычные», не просто сложившиеся в течение тысячелетий, но и веками признаваемыми. Вообще, единственным критерием действенности обычного права является именно его широкая признаваемость, интеграция в традицию философской и политической мысли.

К таковым естественным «обычным» правам многовековая традиция, безусловно, относит следующие:
а) право выбора веры (иначе - цивилизационной традиции),
б) право цивилизованного народа восстать против иностранного порабощения или оккупации,
в) право народа восстать против тиранического правления,
г) право на тираномахию.

Более того, поскольку путинско-зорькинская система вообразила себя гарантом международного права (это второе такое (по)замешательство умов отечественных правителей после времён Венского конгресса), то я готов считать легитимным проявлением «обычного» международного права только то, что признанно таковым с точки зрения российской и реабилитированной ныне советской историографий.

Я даже соглашусь с тем, что точки зрения путинско-зорькинской системы создание третьим рейхом Польского генерал-губернаторства в период сентябрь 1939 – июль 1941 года было легитимным с точки зрения международного права, поскольку было признанно советско-германскими соглашениями, и вновь стало нелегитимным только после соглашения Майского-Сикорского 1941 года, признавшего ничтожными правовые последствия для Польши обоих договоров между Гитлером и Сталиным 1939 года.

Так вот, и советская, и российская историография признают безусловное право на вооруженное сопротивление иностранной оккупации и интервенции. Даже до 1917 года российское общественное мнение полностью поддерживало вооруженное сопротивление буров англичанам и сербов Дунайской монархии (после распространения на Боснию императорско-королевского законодательства – вместо формально остающегося до осени 1908 года османского) и такая позиция не опровергалась позицией двора.

Как известно, присоединение Крыма к Эрэфии не было признано легитимным ни одним из компетентных решать этот вопрос международным институтов – ни Генассамблеей ООН, ни Парламентской ассамблеей ОБСЕ, ни Советом Европы.

Впрочем, для любителей прикрыться прецедентом, отмечу, что аналогично не признано и соединение израильского и бывшего иорданского секторов Иерусалима в единое муниципальное образование в качестве столиц Государства Израиль, а также независимость Нагорно-Карабахской республики и Республики Северный Кипр.

Более того, присутствие российских военнослужащих в «Отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (ОРДЛО) признано на международном уровне оккупирующим действием.

Современное право регулирует действие сопротивление следующими критериями. Комбатантами (совместно-сражающимися, иначе «партизанами» или «боевиками» - см. скульптуру Шадрина «Рабочий-боевик») признаются те, кто имеет централизованное командование, общие различимые отличительные знаки (хоть ленту на шапке) и соблюдают обычаи и правила войны, т.е. нормы гуманитарного права Женевских конвенций, кстати, запрещающего применение «тактики выжженной земли» даже на собственной территории.

Прицельные нападения комбатантов на оккупирующие гарнизоны, военные части, полицию и административные органы оккупирующей державы не признаются актами терроризма (разумеется, кроме атакованной оккупирующей державы, убеждённой, что любые действия иррегулярных формирований являются терроризмом). Правовые претензии к Организации Освобождения Палестины строились на том, что до 10 июня 1967 года она атаковала цели на территориях, которые критскими соглашениями о перемирии 1949 года были признаны арабскими странами как находящиеся под израильским контролем.

И вот после этих нудных, но необходимых в дальнейшем рассуждений, обратимся к тем крохам, которые нам уже известны и попробуем их проанализировать.

1. Засылаемый диверсионный отряд (в последней версии – 2 отряда) не будет использовать самодельные взрывные устройства – они всегда хуже, слабее и ненадёжней армейских. Причём, самое уязвимое звено – подрыв и детонация. Нам «ФСБ хоум-видео» показало 20 двухкилометровых густорозовых брусков (тола? – прямо из фильма про глушение браконьерами рыбы) с привязанными детонаторами, что делается только перед самой закладкой зарядов. Затем добавляют – это «взрывчатка» для серии минивзрывов на пляжах. Заряд в 2 кг тола, даже безоболочковый, это – очень даже не минивзрыв! Видимо, потом снаряженные детонаторами бруски полагается распилить – каждый на 8-16 кубиков? Но для них нет детонаторов, которые будут сперва вновь отвязаны (а зачем привязали изначально?)… А потом – организовать 160-320 подрывов?

Согласно распространяемой ФСБ версии довольно странно поведение «украинских диверсантов»: через два дня после «провала террористического подполья» (на сегодня – якобы 10 человек) в Армянске, когда «кругом полнейший шухер» (дороги и КПП перекрыты, идёт массированная переброска частей с юга на север полуострова, оцепления и облавы), две увешанные штатным армейским вооружением группы зачем-то идут на прорыв границы – один эпизод среди бела дня – с боем, выдавая подготовку своих действий выдвижением украинской бронегруппы… Всё это приписывается диверсантам страны, два с половиной года ведущей полноценную войну, т.е. весьма опытным. Сообщается о гибели 5 членов группы вторжения (но нам не показывают их тел, что обычно делается спецслужбами при репортажах о ликвидации кавказских «бандформирований»).
Нам показывают одного плотного, но совершенно не похожего на диверсанта мужчину, с избитым лицом, и в двух разных рубашках (первая оказалась потом слишком окровавленной?), которые рассказывает, что украинская военная разведка подрядила его на рекогносцировку будущих целей терактов менее чем за 9 тыс. рублей!

Словом, Штирлиц шёл по Берлину в будёновке, наигрывая на гармошке «Катюшу», через плечо у него свешивались обрезанные парашютные стропы – ещё никогда он не был так близок к провалу…

2. Попытка прорыва диверсионных групп через границу под прикрытием огня бронетехники (скорее всего, подразумевались крупнокалиберные пулемёты) – это акт агрессии, о котором заявляет МИД, а спецслужбы, пограничники и военные дают фактуру: извлечённые из грунта или стен домов осколки мин и пули агрессора; вид воронок; показания пленных; фотографии погибших, сопровождаемые официальными соболезнованиями.

Обязательной стадией реагирования являются немедленное обращение с протестом в Совбез ООН, ОБСЕ и Совет Европы. 10-летним ребёнком я запомнил как быстро и жестко реагировали советские власти на нападения китайцев на советских пограничников на теперь китайском острове Даманский в марте 1969 года.

Но инициативу обращения в ООН отдали Киеву и были очень довольны, что Совбез в ходе консультаций подтвердил необходимость минского процесса! О жалобе на агрессию и терроризм «нелегитимных киевских властей» со стороны Чуркина и речи не было…

Хотя РФ был нанесён не меньший ущерб в живой силе, чем в прошлом ноябре при сбитии турецким перехватчиком бомбардировщика. Причём, огонь якобы вёлся через границу, что по всем международным стандартам кошмар-кошма-кошмар! А градус истерии – на порядок меньше!

Тут был Чуркину и выложить эффектным жестом снимки, да ещё деформированные крупнокалиберные пули от стрельбы украинского бронетранспортёра высыпать из конвертика на стол Совбеза…

Ведь были же звёздные часы человечества: Эдлай Стивенсон, показывающий верещащему Зорькину фотографии советских ракет на Кубе; Джордж Шульц, проигрывающий запись доклада советского лётчика о том, как он только со второй ракеты добил корейский «Боинг» рейса КАЛ-007; Абба Эбан, чеканно ответивший на реплику советского представителя о том, что тому «надоело слушать этот еврейский базар»: пока вы рассуждали о еврейском базаре, еврейские солдаты вышли к Суэцу…

Словом, свистнуто, конечно, было, но свистнуто – откровенно слабо…

Поэтому, чтобы сохранить видимую логичность событий, выдвинем версию, что если всё демонстрируемое нами в последнее время – это не топорная фальсификация в духе Гляйвиц-Майнила, то прорыв был именно в сторону украинских рубежей.

Украинская версия – через границу пробивались российские дезертиры, положившие в итоге почти взвод (2 убитых, 10 раненых) погранотряда ФСБ.

Я же согласен на компромиссную версию. Вот был партизанский отряд с участием только что прибывшего в Крым туристом и арестованного судом гражданина Украины Евгением Панова, а также из неких крымчан-россиян, и когда начались провалы, пошли они через новую границу обратно.

Тут вроде бы становится понятным появление на сцене украинской бронетехники и стыдливое молчание Москвы в течение двух дней о пограничном сражении, в котором, напомню, погибли двое и якобы были ранены 10 российских силовиков. В горячке боя, предполагаю я, преследователи украинских боевиков перешли на ту сторону и были отогнаны огнём украинских частей, а использовать более тяжелые системы вооружения для подавления противника - не решились. Именно поэтому ньюсмейкером темы боя стало именно ФСБ, а не МИД.

Необходимо отметить, что проникновение комбатантов на оккупированную территорию не лишает отряд статуса «партизан». Например, почти все партизанские отряды первой волны во время Великой Отечественной были созданы НКВД и засылались во вражеский тыл, являясь, строго говоря, рейнджерами-пенетраторами. Точно также делали деголлевские бойцы и приданные им в помощь английские и американские (из легендарного Управления стратегических служб генерала Уильяма Донована, которое ЦРУ Аллена Даллеса превзойти в этой сфере так и не смогло) спецназовцы, отправляясь во Францию, к отрядам «макизаров».

Очень важно, что политическая оценка событий, включая конспирологическую связь с недавним покушением на Плотницкого, заявление о прекращении переговорного процесса и, что самое главное, о возращении Кремля к своей февральско-майской позиции 2014 года о нелегитимности («захватили власть и продолжают её удерживать») украинской власти, были сделаны именно Путиным на брифинге, посвященном переговорам с армянской делегацией об урегулирования карабахского кризиса.

Однако официального заявления главы государства, размещённого на его сайте – не было. Нет пока и ноты Смоленской площади, даже ожидаемого градуса резкости блога от Маши Захаровой. Присутствующий же на брифинге Лавров тактично молчал и сей очередной внешнеполитический поворот на украинском направлении никак не комментировал: предполагаю что осмысливал как лучше будет теперь начинать разговоры с западными коллегами: извинительно – «б***, сорри» или, напротив, наступательно - «сорри, б***».

Выдвину гипотезу, что самая проигрышная для украинской стороны версия выглядит приблизительно так.

Участники АТО (из состава гвардии-ополчения) проникли в Крым, где создали подпольно-диверсионную сеть. После её разгрома частично пытались с боем вернуться к своим. Поскольку они проникали на территорию, которую, исходя из позиции ООН, ОБСЕ и Совета Европы, считали оккупированной, то нарушили международное право в значительно меньшей степени, чем отряд Гиркина и казачьи действительно-добровольцы, с оружие в руках вторгшиеся в апреле 2014 года на Донбасс.

Обратим внимание, что приписываемые ФСБ украинскому подполью планы, как уже отмечалось неоднократно, странно менялись. При этом необходимо признать, что планы эти, в изложении отечественных спецслужб: разрушения инфраструктуры (мост), объектов жизнеобеспечения гражданского населения (упоминались газораспределительные сети), покушение на правительственный кортеж крымского начальства, атаки в курортной зоне (и всё это – на плечи семерых!) – оказываются значительно ближе к признакам терроризма (саботаж и слепое поражение мирного населения с целью политического давления), чем к диверсионно-партизанской активности.

Неудивительно, что посол США в Киеве почти немедленно заявил, что российская версия об украинской агрессии, как любит говорить президент Порошенко – фейковая… И вряд ли в данном случае Госдеп не сверил свои позиции с Белым домом.

Теперь о возможных развитиях событий.

Ещё в начале июня всё было переполнено слухами о визите Путина именно в эти дни Минск, где он на личной встрече с Порошенко сенсационно разрулит кризис, подготовкой к чему станет новый обмен украинских узников совести на захваченных российских военных и агентов, а также широкий и окончательный обмен пленными и интернированными в ходе АТО. Вдруг всё отменилось. Ничего принципиального за это время, кроме «Бритоисхода» и скандального разгрома асадистов под «столицей» Халифата Раккой и под Пальмирой не случилось.
Если после всех угроз и российских истерик, путинский пар уйдёт в свисток, то это - сказочный подарок президенту Порошенко, ведь Москва демонстративно сорвала мирный процесс и бряцает оружием.

Может быть, Путин решил так шугануть Запад, в надежде на то, что испуганный Обама и растерянный Керри начнут подгонять «нормандскую тройку» быстро принять все условия сердитого Владимира?

Но три поколения немцев, три поколения поляков, ныне играющих большую роль в ЕС, и три поколения левых (т.е. энциклопедически образованных) французов знают слово «Гляйвиц». А Обама и два поколения американских либералов знают словосочетание «Тонкинский инцидент». И все образованные китайцы и все образованные японцы уже почти 80 лет знают словосочетание «Нанкинский инцидент» («Инцидент на мосту Марко Поло»).

С лидером, который пугает, могут считаться, но не с тем, кто вызывает омерзение и гадливость! Ведь есть вероятность, что подзабытое, сугубо российское выражение «Рязанский сахар» вдруг обретёт такую же мировую известность, как «Чай с полонием»…

Если же в Кремле думают смутить Париж, Лондон, Вашингтон и Берлин тем, что группа украинских боевиков готовила диверсии в Крыму, то, напрасно – современный Запад отлично умеет отличить международный терроризм от резистанс. Тем более что англосаксы (как многовековые русофобы) вовсю поддерживают сирийских повстанцев, среди прочего, периодически сбивающих российские вертолёты.

Северное Причерноморье - не Южное Средиземноморье, и Путин не решиться приказать сделать то, что сделал бы Израиль, произойди похожий инцидент на границе с Ливаном или Газой, а именно – нанести точечный ракетный или артиллерийский «удар возмездия». Хотя симптоматичен очередной хор «полутологов», призывающих именно отбомбиться. Сирию разносить стратосферными бомбардировками уже явно поднадоело: где-то там, далеко, под облаками, уничтожаемые командные пункты и боевая техника – землянки и джипы с пулемётами запрещённых в РФ организаций… А какая же «Святая Русь» – «Новый Израиль», ежели никого не бомбит?

Если Эрэфия готовит блицкриг и встала на путь эскалации кризиса, тогда, разумеется, понятны предостережения «Новой газеты»: не имея возможности прямо обвинить фатерланд в подготовке открытой войны с Украиной, редакция тактично выразила симметричное предостережение обоим сторонам.

"Триумф воли к смерти". Приложение к посвящению 8-летию войны 08.08.08. Часть 1



20.10.2008

Евгений Ихлов. Триумф воли к смерти. Подробный анализ грузино-югоосетинского конфликта 7-12 августа.


На основе текста выступления, подготовленного для Общественных дебатов по российско-грузинскому конфликту, проведенных Советом Национальной Ассамблеи 11 сентября 2008 г. в Музее - Общественном центре имени А.Сахарова

Из SMS-сообщений солдата-срочника, москвича, танкиста, механика-водителя Максима Анатольевича Пасько (в/ч 66431, по официальной версии погиб 12 августа в районе города Гори, точнее, за Гори, на дороге, ведущей в Тбилиси):
3 августа, 13:02: "Сильно не переживай, боевики Грузии долбят Цхинвал. Нам дали команду ехать туда". 5 августа, 19:02: "Наши артелы [артиллеристы] вчера по Грузии е...ли. 22 убитых и 150 раненых". 11 августа, 12:17: "Прогнали грузин. Идем в наступление".


Войну, приближение которой я чувствовал буквально физически, и неминуемость которой мучила меня своим кошмаром, я провел в маленьком, приграничном с Россией, абхазском (точнее, поголовно армянском) курортном поселке Цандрипш (бывшее Гантиади).
Военно-транспортная авиация и штурмовые вертолеты летали у меня над головой, начиная с 5 августа, когда еще никакой Саакашвили никаким "геноцидом" не занимался.

Все время, пока разворачивался конфликт, я провел, впившись в телевизор, который транслировал лишь официальные телеканалы. Мою бесхитростную душу поразили четыре вещи:

Первая. Показанные утром 8 августа кадры стрельбы из установок "Град", снятые сзади (так и видишь российскую телебригаду, засевшую за грузинскими позициями).

Вторая. Сразу же появившиеся данные о 1600-2000 убитых мирных жителях Цхинвали, что дало повод говорить о геноциде. Число убитых в 4-5 раз превышало число находящихся в госпиталях раненых. Отметим, накопленный опыт статистики говорит о том, что соотношение раненых и убитых при войнах и катастрофах 3 к 1. Позднее, уже в сентябре Генпрокуратура гибель 134 мирных жителей, включая и южноосетинских ополченцев, что лишний раз подтвердило общую закономерность соотношения потерь. По данным Общественной комиссии по расследованию военных преступлений в Южной Осетии на сегодня в списке погибших 365 человек.

Третья. Коммунально-скандальный тон представителя России Чуркина в ООН - так говорят, когда все-все против тебя, и ты обращается не к дипломатам других стран, но к собственным согражданам.
Четвертая. По сути, расистский тезис о несовместимости этносов в обосновании признания Россией суверенитета Южной Осетии и Абхазии. (Разбору этого тезиса, выдвинутого Дмитрием Медведевым, посвящена статья «Дмитрий Медведев как консервативный революционер»)

Это был выстрел из орудия главного калибра. Тем более, что экскурсы Нарочницкой (по каналу Вести-24) в историю межгосударственных отношений середины 18 века были малоубедительны не только для меня.
Потом, конечно, было много сказано о традиционном братстве с грузинским народом. Но никто не отказался от тезиса о несовместимости этнонаций. Ведь этот тезис - главный в обосновании признания суверенитета республик, принявших решение о выходе из Грузии без учета мнения сотен тысяч грузин, проживающих там.
Таким образом, Россия возвращается к порядку, установленному Советским Союзом в Восточной Европе - к сепарации "народов-врагов". От немцев избавили Кенигсберщину (Калининградскую область) и Польшу, избавили и Чехию. Польшу избавили от украинцев, а Литву и Украину - от поляков.
Пропаганда. Малая победоносная война Эллочки-людоедки
Я полагаю очень важным обратить внимание на идиотское пропагандистское обеспечение действий российских властей в этом кризисе.
Российская пропаганда (и государственная, и патриотически-оппозиционная) 10 лет настаивала - как нехорошо вторгаться в чужие страны и расчленять побежденных, создавать оккупационные «зоны безопасности», сажать там свое марионеточное правительство, выкраивать из территории суверенных стран микрогосударства-саттелиты. Это, дескать, полнейший беспредел, всяческое попрание международного права. Поэтому, раз вы - такие позорные беспредельщики, то мы сделаем ровно тоже самое. И нечего тут, господин министр, читать мне ваши «факинг» лекции...
Происходящее напомнило мне заочное соревнование между московской мещаночкой (из нэповского 1924 года) с дочкой американского мультимиллионера Вандербильда в бессмертном романе Ильфа и Петрова «12 стульев». Увидев новую фотографию своей противницы в новом норковом манто, Эллочка-«людоедка» покупала манто из крашеной анилином кошки (Остап Бендер деликатно назвал сей шедевр скорняжного искусства «зеленым мексиканским тушканчиком»). Как написал бы про это Пелевин, «гламурная война на истощение».

Я хорошо понимаю людей, которые хотят быть со своим народом, когда народ сделал «все правильно и им можно гордиться». Когда я слушал и читал многие выступления, посвященные недавней войне, мне казалось, что я попал на машину времени, отбросившую меня на 100 лет назад, что они - перевод с немецкого, из 1914-го или 1938-го.
В августе 1914-го толпа (не только члены «истиннорусских» организаций, почти распавшихся к тому времени, но дворяне, интеллигенты, студенты и студентки), собравшаяся на Дворцовой площади, действительно опустилась на колени при появлении на балконе императора всероссийского. Или еще пример. В сентябре 1914 года весть мир обошли шокирующие сообщения о массовых расстрелах немецкими оккупантами заложников в Бельгии, о сожжении (в наказание) Лувенского собора. Тогда цвет германской науки и культуры искренне поддержал возмущенное обращение к своим иностранным коллегам, так сказать, ответ клеветникам Германии. Немецкие интеллектуалы были искренне предельно возмущены нападками на великий, культурный и миролюбивый немецкий народ, который хотят поработить агрессоры, помешавшие доблестным армиям Фатерланда взять декадентский Париж.

Вернемся к абхазским впечатлениям. Расположенный почти сразу за Псоу, поселок Цандрипш - курортный рай эконом-класса (особенно было хорошо девочкам-подросткам, мальчикам - скучновато), весь август был наполнен отдыхающими из российской провинции. Когда буквально мимо пляжа катились эшелоны с войсками, над головой летало, по морю плыло, по шоссе - мчалось... это не вызывало никаких эмоций. Война не была темой обсуждения, даже на уровне: «вот - наши мальчики едут на войну...». Даже градус веселья не снизился. Общественно-политическая пресса не привозилась, как не имеющая спроса. Спрос был на Спид-инфо, гламурные журнальчики и сборники кроссвордов. Они всегда были относительно свежие. Заштатный итальянский курорт во время битвы на Марне. Кстати, такой же репертуар был в сочинском аэропорту. Народ действия правительства поддержал, но не стал на них особенно сосредотачиваться.

Эта тотальная дегражданственность - великая победа путинизма.
Эмоции были только у местных жителей. В войну 1992-93, ее называют «Отечественная война народов Абхазии», многие потеряли родных. Поэтому в дни признания независимости (25-26 августа) мужчины пили, а потом плясали у ресторана и всю ночь палили из автоматов (было впечатление - из каждого двора). Женщины же просто сидели вместе на улице, оставив кухоньки, магазинчики и кафе, и тихо переживали то, что казалось им окончанием 16-летнего кошмара.
А в дни боев за Цхинвали, когда с телеэкрана в упор била заставка ГЕНОЦИД, кроткоглазые дочери армянского народа, торгующие «колониальным товаром»: бусами, ракушками и «огненной водой», собирались и вздыхали: бедные осетины, их убивают, как нас убивали при геноциде. У этих девушек «в крови» было переживание жертв - их народ пережил геноцид 1915 года, и им, как представителям гонимой нации, было психологически просто посочувствовать другим гонимым.

Солдаты

Я ни хочу сказать ни единого дурного слова про русских солдат на этой войне - они были подставлены политиками (как всегда), они храбро и мужественно сражались за дело, которое, безусловно, считали правым (как всегда), они воевали тем устаревшим оружием, которое им согласились выделить тыловики (как всегда), они не издевались над пленными и кормили беженцев из своего рациона (как всегда). Как всегда, они ничего не могли поделать с беспределом союзных с ними ополчений, и немного помародерствовали в грузинских городах и селах. Но ведь и пожарные, только спасшие из огня ребенка, прихватывают телефон и старый транзистор. Такая отечественная традиция. И за мародерство отвечает правительство, до сих пор не создавшее военную полицию. А за зачистки - командование, которое не смогло выделить пары-тройки для поддержания порядка в занятых грузинских селах.

Трагедия в том, что, аплодируя солдатскому героизму, российское общество обречено попутно брать под защиту и этнические чистки грузин, и тираническую деспотию Кокойты, и гешефты с «трофейными» пляжами.
Мне бы хотелось, чтобы в России нашлись люди, отчетливо отделившие солдатский подвиг от того «политико-экономического» использования его результатов, свидетелями которого мы уже стали и еще станем.

Как анализировать войну

Произошедшую в августе 2008 года «маленькую победоносною» российско-грузинскую войну я предлагаю рассматривать с трех уровней.
Человеческого, когда на первый взгляд, выходит стремление в наибольшей степени защитить людей от страданий.

Государственного, когда оцениваются соображения соблюдения общественного блага (имеется ввиду нормальное государство, заботящегося о своих согражданах, а не возможность для правителей «погнуть пальцы» на международных «стрелках»).

Национального, когда на первый план выходят дальние перспективы исторического бытования народа.

Что могла сделать Россия, если бы мы хотели всего лишь быстро и с минимальными жертвами завершить конфликт

Если бы у Кремля было желание предотвратить или стремительно погасить вооруженную фазу конфликта, то достаточно было сделать три вещи.

Первое. Пригласить в зону конфликта международные силы (что тогда требовала грузинская сторона, и на что согласились теперь) - через позиции полицейских Евросоюза Саакашвили войска бы не двинул. Правда, это вариант исключал возможность отделения (сецессии) Южной Осетии и Абхазии.
В конце июля, МИД России формально принял план Евросоюза о предоставлении мятежным регионам значительной автономии в составе Грузии, с фактическим разделом сфер влияния в Абхазии между РФ и Грузией по линии южнее Сухуми и предоставлением этим регионам огромной матпомощи от Евросоюза. Кстати, именно это, удивительно легкое, согласие Смоленской площади на мирный план, отменяющий декларации о независимости Южной Осетии и Абхазии и лишающий Россию положения опекуна этих территорий, а военных и столичный бизнес - их абхазских латифундий, окончательно убедило меня в неизбежности войны. Этот план никто не собирался выполнять.

Второе. В дни накануне конфликта, когда уже вовсю шел артобстрел югоосетинской артиллерией грузинских позиций, принудить ополченцев Кокойты покинуть демилитаризованную зону, из которой они вытеснили российских миротворцев.
(В конце июля ополченцы начали ежедневный обстрел высот с которых еще раньше отошли российские миротворцы, затем грузины там построили бункер. Когда российские патрули выдвинулись в район столкновений, они обнаружили, что в демилитаризованной зоне осетины создали укрепленные позиции и не пустили российских военных, заявив: «Грузинам можно, а нам - нет?» Точно также в середине июля 1999 года российские десантники, развернутые в Дагестане, внезапно отошли с позиций, контролирующих дорогу, по которой 2 августа наступал Басаев. Это рассказывал по НТВ 3 и 4 августа 99-го раненый солдат в госпитале - он не мог понять - зачем убрали батальон ВДВ, который был послан на перекрытие границы.)

Третье. Провести демонстративные облеты Южной Осетии военной авиацией, что было сделано в конце июля (тогда, по словам российских военных, изготовившиеся к наступлению грузинские части, при виде двух СУ-27 - «разбежались»). Однако, никаких облетов, даже 7-го, когда канонада уже шла полным ходом, не было. В крайнем случае, российская авиация могла (в ответ на обстрел своих казарм в Цхинвали) нанести бомбовый удар, даже символический, по позициям грузинской артиллерии, по расположению систем залпового огня, по скоплению бронетехники. Даже - по центру связи и по радарам. Очевидно, что грузинское наступление немедленно бы захлебнулось.

Что мы могли получить в результате действий из гуманных побуждений

Разберем дальнейшие последствия такого стремительного «абортирования» войны. После ночной перестрелки/бомбежки был бы экстренный созыв Совбеза ООН, посылка в район конфликта международных наблюдателей и миротворцев и утверждение мирного плана, разработанного Евросоюзом. В результате все, ну почти все, остались бы живы. Тбилиси (и, косвенно, Вашингтон) - подвергнуты показательной порке (к вящей радости радикальной грузинской и демократической американской оппозиции). Международный престиж Москвы и ее вооруженных сил - взлетели бы до небес. Был бы оформлен нерушимый блок РФ и ЕС, так сказать, «Пакт Медведев-Саркози». А потом можно снисходительно принять в Сочи приехавшего с извинительным визитом президента Обаму.

Это вариант был бы хорош всем. Но он не устраивал ни господ Кокойту и Багапша, ни силовиков, которым сторонники Медведева стали грозить «оттепелью». Он не давал России почувствовать себя великой державой - освободительницей. Он не позволял легитимизировать «недоизбранный» режим ситуацией осажденной крепости, принять великодержавность и антиамериканизм, как новую государственную идеологию. Поэтому был избран вариант превращения Южной Осетии в поле боя, с последующей усиленной маткомпенсацией уцелевшим.

Что мы получили в реальности. Ход войны

С точки зрения общего блага граждан России, то есть с точки зрения «правильно-государственной», конфликт был нашей страной проигран вчистую.
Во-первых, выяснилось, что политику нашей страны определяет некий господин Кокойты, чьи силы навязали эскалацию конфликта и в конце июля вытеснили российских миротворцев из демилитаризованной зоны.
Смыслом и венцом 16 лет российской внешней и внутренней политики оказалось создание Великой Осетии, с избавленным от ингушей Пригородным районом и избавленной от Грузин Шида-Карли (Южная Осетия).
Хорошо получилась и Великая Абхазия, ни пяди которой не досталось Грузии, хотя грузин в Абхазской АССР было в 3 раза больше, чем народа апсны (этнических абхазов). Все было принесено в жертву величию этих народов.
Во-вторых, российская армия совершила огромное количество избыточных усилий, не решив ни одной стратегической задачи, оправдывающей такие издержки, как крах биржи, отказ от вступления в ВТО, и конфронтация с США.
Уже было сказано много раз, что полное обеспечение безопасности Южной Осетии и Абхазии можно было достичь вытеснением грузинских частей из окрестностей Цхинвала и, чтобы польстить национальной гордости вставшей с колен России, занятием Кодорского ущелья.

Великая держава, раздраженная малой, либо устраивает ей показательную порку - бомбит как Ливию в 1986г., как Сербию в 1995 и 1999 г., как Ирак в 1998 г., проводит 100-часовую военную операцию в Кувейте 1991г. (и уходит).
Либо великая держава вторгается и убирает негодного правителя. Со стороны СССР так было в ноябре 1956г. в Венгрии и в августе 1968 г. в Чехословакии, в декабре 1979 г. в Афганистане. Со стороны США так было в октябре 1983 г. на Гренаде, в декабре 1989 - в Панаме, октябре-ноябре 2001 г. в Афганистане, в марте 2003 г. в Ираке.
Зайти в страну, пострелять, покататься на танках и уйти... За это израильскую операцию в Южном Ливане в июле-августе 2006 г. назвали поражением. Лучшие ударные части России, использующие десантников только как мотопехоту, не смогли ни окружить грузинские части, ни с наскока войти в Тбилиси. Элитные десантные части доехали до Поти на грузовиках, потопили грузинские катера, утащили унитазы, американские внедорожники и много старых украинских танков.
Я не сторонник войны, но обязан высказать свое мнение о том, что нельзя губить жизни десятков своих солдат и ставить на кон международное положение и экономику своей страны ради мстительного удовольствия прокатиться на бронетехнике по чужой стране.

При нормальной современной войне российские десантники должны были быть уже 10 августа под Тбилиси - чтобы глав «Малой Антанты» (Польши, Украины, Литвы. Латвии, Эстонии) встречал уже генерал Шаманов. Тогда Россия получила бы контроль над нефтепроводом Баку-Джейхан и прямой выход на Армению, а через нее - на Иран. В геополитическом плане это означало бы установление полной российской энергетической гегемонии над Западной Европой, и являлось бы полным эквивалентом захвата флотом адмирала Ушакова Босфора и Дарданелл (вот за это в святые - без вопросов). Такой триумф стоил бы любых издержек, кроме ядерной войны, разумеется. Но для этого парашютисты должны прыгать, а не только ездить по шоссе. И еще - хорошо бы, на исходе первого десятилетия 21 века, дать элитным частям тепловизоры и компьютеры...
Военное решение России было аккуратно посередине между «сдержанным» (отбросить грузинские части - унизительная пощечина) и «тотальным» - сменить режим в Тбилиси. И поэтому полностью проигрышным. Получивший оплеуху вызывает презрение, харкающий кровью - сочувствие.

То, что произошло сейчас, подобно тому, как если бы 21 августа 1968 г. советские войска вошли бы в Чехословакию, заняли бы Брно и Братиславу, но остановились бы у ворот Праги, конфискуя хрустальные люстры, бочки с пивом и окорока... А затем, под вой и улюлюканье всего мира, ушли бы, например, по просьбе де Голля, через пару месяцев восвояси, признав независимость Словакии, но зато насладившись телерепортажем о параде бундесвера на Вацлавской площади.
Впрочем, новейшая история знает пример такой авантюры - англо-французский десант в зону Суэцкого канала в ноябре 1956 г. 4-го высадились, 7-го - в отступ. И полный крах английской и французской колониальных империй.
В-третьих, дипломатическое решение также было промежуточным, а значит - слабым. Можно было признать власти Цхинвали и Сухуми не как государства, но как реальных представителей населения региона и созвать международную конференцию, на которой фактически превратить Грузию в конфедерацию. Можно было, причем, ровно с теми же внешнеполитическими издержками, сделать мятежные регионы ассоциированными членам федерации. Получили - грандиозный дипломатический скандал и унизительное выпрашивание поддержки, радуясь солидарности «Хамаса», Кубы и прочих маргиналов.

Что мы получили в реальности. Последствия войны. Внешняя политика

Первое: политическое оправдание действиям Запада. Действия российских властей, приказавших армии углубится на десятки километров вглубь Грузии уже после прекращения огня, и признавших суверенитет Абхазии и Южной Осетии без учета мнения нескольких сот тысяч грузинских беженцев - это полное политическое оправдание задним числом и действиям Запада (кстати, и России) в Афганистане; и действиям НАТО в бывшей Югославии; и действиям антисаддамовской коалиции в Ираке; и действиям Израиля в Палестине и Южном Ливане.
Нынешняя Российская Федерация лишилась возможности апеллировать к международному праву.
Это подчеркнул и отказ российских властей выдвинуть против Грузии встречный иск в Международном суде в Гааге. После этого отказа все обвинения грузинской стороны в геноциде потеряли свою убедительность. А помните, как господин омбудсмен грозил созданием международного трибунала по Грузии? Так, все - РФ в международном суде. «Здесь Родос - здесь и прыгай!».

Второе: у грузинского общества, у грузинской интеллигенции отняли шанс на осознание преступности бомбежки Цхинвали, на признание «исторического греха».
Униженная, разбомбленная, отутюженная танками Грузия еще долго НЕ будет укорять властителей 2008 года за град ракет на города и села Южной Осетии, за жестокости грузинских формирований в кампаниях 1991-92гг. в Цхинвали и 1992-93 гг. - в Абхазии, за презрение к национальным чувствам меньшинств. Оппозиция будет рвать режим Саакашвили на части, твердя, что армия была плохо подготовлена, что слабо ударили, что ударили не вовремя, что недооценили решимость России вступить в войну, что не потребовали вывода миротворцев уже в апреле и т.д.
Германия, поставленная Версалем на колени, не каялась за жесткости своих войск. Только после «года Zero», после мая 1945, немцы, интегрированные, соответственно, в ряды «свободного мира» и «лагерь народной демократии», получили шанс на историческое раскаяние, и не только за нацистские зверства, но и за болезненное растравливание национальных обид, приведшее Гитлера к власти.

Третье: РФ лишилась одного из своих главных внешнеполитических козырей - игрой на праве вето в Совбезе ООН.
Раньше Вашингтон умасливал Кремль, чтобы получить нужную поддержку при голосовании: по ультиматуму Милошевичу в ноябре 1998 г., по Афганистану в сентябре 2001 года, по ультиматуму Хусейну в ноябре 2002 года, по Косово. Теперь Россия будет всегда против США, а Америка - против РФ. И все важные решения, как это было до Версальского мира, до Лиги Наций, будут приниматься неофициально, в рабочем порядке - на встречах глав держав. «По понятиям». Как паханы перетрут. И меряться державы будут не «регламентами», а реальной мощью и влиянием.

Четвертое: в мир возвращен Блоковый подход. Отныне перечеркнута объективность международного, да и морального, права: либо ты за Россию и признаешь, либо ты - за Запад - и не признаешь. Началась не холодная война, но очередной «вековой конфликт» - определяющее всю суть мировой политики противостояние держав.
Америка (в лице своего выкормыша - марионеточного режима и прочее) первая неспровоцированного напала на Россию. Россию хотели унизить, Россия немедленно «перевела стрелки» на Вашингтон. Из всех вариантов ответа был выбран самый неудачный, и в военном, и в дипломатическом варианте. Россия хотела сделать Грузии (а через нее и Америке) - очень больно, очень стыдно, она хотела их «опустить» в прямом уголовном смысле этого термина. Но вместо этого Россия получила еще одну страну-мученицу, страну - жертву. А главный виновник всего безобразия (и всего мирового зла, включая падение курса рубля) - США отделались традиционной возней Онищенко вокруг мороженой курятины и телешаманством в «Однако».

Затем, видимо, посозерцав биржевые сводки, наш «нацлидер» сказал, что он не против дружить с Америкой, только пусть первая извинится. Мол, это - не по-пацански, какие непонятки между корешами, даже если я твою телку разок прижал... ну, чё там, базар разводить из-за каждой простипомы.

Что мы получили в реальности. Последствия войны. Иллюзия империи

В любом случае, Кремль (он же Краснопресненский Белый дом) сделал достаточно сильный ход, чтобы создать новую реальность. Был создан Блок РФ+, так сказать, «Эллочка и ребята». Пароль Блока - последовательный антиамериканизм. Но именно эта вызывающая однозначность с одной стороны, и проверенная временем неистребимая склонность Москвы кидать своих союзников, будет сдерживать рост такого блока.
Российская Федерация, даже в союзе с Чавесом, Моралесом и Ортегой - это не геополитический полюс, а только узел напряженности.
У нынешней России нет ресурсов (ни финансовых, ни военных, ни, главное, идеологических), чтобы выкроить на земном шаре свой Империум, предложить свою картину обновления мира.
Тот же капитализм, только «дикий» и коррумпированный. Что «управляемая суверенная демократия» лучше «неуправляемой», на это многие африканские и азиатские правители согласны, но это не приведет их в объятия новорожденной Пятой Империи. Советский Союз нес идею коммунизма и интернационализма. Царская Россия - панславянство западным соседям и более бархатный вариант колониализма, чем британский - восточным соседям. Антиамериканизм? Так им болеет мира, или 5/6, или 7/8.
Россия что, будет кормить бедные народы из Стабфонда, подражая Чавесу? Какие сейчас новые тарифы на газ для «братской Белоруссии»? Или мы будем соблазнять католиков переходом в православие, обеспечивая возможность беднякам, пришедшим в приходы Моспатриархии, получением продпайка. Кажется, так делает Иран, развивая фундаментализм? Что еще может предложить Москва миру? Идея защищать права малых этносов на самоопределение, в духе 14 пунктов Вильсона? Но, сделав это, нужно будет учесть, что против этой политики пойдут все основные незападные союзники Москвы - и Китай, и Индия, и Иран... Да и потенциально союзная Боливия сейчас как раз расправляется с сепаратистами.
Россия окончательно оказалась в милости у Китая. Кроме того, произошедшее решило судьбу Ирана - согласовывать с Россией политику по отношению с ядерной программой Исламской республики Запад больше не будет, а малейшее движение Москвы с целью оказать военную помощь Тегерану станут поводом для немедленного превентивного удара. Ставки слишком высоки. Но, может быть, Ахмадинеджад поймет намеки Саркози насчет перспектив израильского удара и согласится на компромисс. Ведь настали суровые времена простых решений.При полноценном разделе мира на блоки, у РФ нет шансов на повышение своего статуса. В качестве «энергетической сверхдержавы», Россия может существовать только как экономический симбионт Западной Европы.

Сейчас Саркози фактически становится арбитром между США и РФ, гарантом мира в Закавказье.
Если же Москва не примет политическую гегемонию Евросоюза, то куда ей податься? Китай, конечно же, возьмет в вассалы, но попозже, когда русские сами проведут в Китай нефте- и газопроводы. Союз с Ираном заставит признать, что религиозная жизнь Российской Федерации носит «многополюсный» характер, на парты московских школ лягут «Основы исламской культуры», а ДПНИ специальным решением Совбеза РФ признают значительно опасней «Другой России».

Что мы получили в реальности. Последствия войны. Внутри России: революционная ситуация.

После того, как повторять тезис о геноциде стало неудобно, «национальный лидер» Путин объяснил вторжение в Грузию следующей причиной - иначе северокавказские республики восстали бы и отделились. Это было как бы доверительно, но во всеуслышание сказано политологам и журналистам Запада - членам VIP-клуба «Валдай». Наш премьер дал понять, что великая держава Россия, она же вставшая с колен «пятая империя» - это такое лоскутное образование, вроде Австро-Венгрии кануна Первой Мировой, и настолько не имеет внутренней цельности, никакой объединяющей идеи, что для нее не ответить войной на вызов маленькой соседней страны означает подписать себе смертный приговор.

В глазах правителей России оценка социально-политической стабильности настолько низка, что для закрепления власти и ее дополнительной легитимации она решились на те шаги, о которых мы говорили выше. Царизм, когда провоцировал войну с Японией (раздавая концессии в японской сфере влияния в Корее), и когда провоцировал Австро-Венгрию (вооружая до зубов Сербию и санкционируя посылку подростков-террористов для убийства особ королевской крови), исходил из того, что альтернативной войны будет утрата власти. Поход на Грузию больше говорит о предчувствии революционной ситуации в России, чем любая «закрытая» социология.
В обществе, где идет борьба за власть между силовой (аристократической или армейской, не суть важно) и финансово-промышленными олигархиями, провоцирование войн или резонансных внутриполитических кризисов, - это неотъемлемая часть борьбы старой и новой элиты. На крупномасштабную провокацию пошли воцарившиеся было «силовики», испугавшись исторически неизбежного реванша «буржуазной» бюрократии и финансово-промышленных магнатов (этот реванш и называли эвфемизмом «медведевская оттепель»).

Переход России на явно антиамериканские, антизападные позиции - это «толстый» намек «космополитическим» частями элиты и среднего класса, что пора сворачивать «жизнь на два дома». Никаких семей в Лондоне, никаких фирм в Германии и Израиле, никаких квартир в Париже, никаких вилл в Ницце и отдыха в Испании. Квартиры - от «Дон-строя», отдых - в Сочи, работа - в министерствах или на «чекистской» госкорпорации, банковские счета - в ВТБ-24.
О неизбежности глобальных провокаций, призванных перевернуть ситуацию в стране, автор этих слов писал в каждой статье и в каждом докладе, начиная с января [2008 года].

Такие провокации могли быть двух видов: резонансный процесс над «врагами», или война. Мегапроцесс у нас уже был - дело ЮКОСа и «шпионские дела», которые и привели к власти «неодворян» (другое название - чекистский крюк).
Новый показательный процесс исключался - кампании в защиту Алексаняна и Резника это показали очень наглядно. Значит - война. Но в Чечне ведь «победили», да и возгорание боев в Чечне и Ингушетии общество не сплотит. Поэтому единственной целью остался ненавистный режим Саакашвили. О его личной вине я скажу дальше, когда буду говорить о национально-исторических итогах. Главное, что выбор в пользу войны первоначально сделал не он, что война была предрешена российскими внутриполитическими причинами, что к ней началась планомерная подготовка.
Закончилась карьера Дмитрия Медведева - многообещающий политик и реформатор отныне стал рупором силовиков. Только недавно его вынудили обмануть коллег по «большой восьмерке» - по поводу санкций против Зимбабве. Теперь его заставили водить за нос Саркози, напыщенной риторикой обрушиваться на Америку... Может быть, такова страшная месть за его наказ силовикам «хватит кошмарить бизнес» - после нападок Путина на «Мечел», ответ на июньские намеки (агентству «Рейтер») главы его мозгового треста Юргенса на незримую войну Дмитрия Анатольевича с происками темных сил...
Интересно, простит ли этот искушенный корпоративный юрист проведенную с ним военно-политическую операцию «принуждения к миру»?


К оружию, граждане, или гандизм для защиты свободы



В Далласе и Батон-Руж мы убедились, к каким последствием может привести свободное владение гражданином автоматическим и снайперским оружием в том случае, если оный гражданин решает восстать против несправедливости миропорядка и начать мстить тем, в ком он видит угнетателей…

Ещё выразительной пример Стамбула и Анкары. Существует алгоритм поведения солдата, когда он видит гандистски идущую на него безоружную толпу соотечественников, громогласно осуждающих его поведения и режим, который он защищает.

Если он не из специально подготовленных карательных частей, то получив приказ командира, он может сделать несколько выстрелов, но потом очень велика вероятность того, что почувствовав себя палачом, солдат либо убегает, либо сдаётся, либо с оружием переходит на сторону народа…

Так было на Невском проспекте в марте 1917 года. Так было 23 октября 1956 года в Будапеште, 22 декабря 1989 года в Бухаресте, и в 2011 году: в феврале в Каире, в марте в Триполи, в апреле года в Дамаске.

Так было в феврале 2014 года в Киеве, когда удрали отряды «беркутовцев».

Так было бы в январе 1905 года на Дворцовой площади, если бы участники шествия шли бы к Зимнему дворцу под пулями, как шли эрдогановцы по стамбульскому мосту и как стояли они живым щитом у парламента в Анкаре, тогда уже 23 января в России была бы республика.

Просто для того, чтобы разогнать 10 тысяч готовых умереть за идею, надо убить не сто, тысячу, и не каждый это может. В ноябре 1978 года шахская гвардия убивала тысячами, но для победы над хомейнистами нужно было убивать десятки тысяч, и вот это оказалось невозможным… Пули из танковых пулеметов застревают в четвертом по счету, поэтому в Иране в 1978 во всех мечетях шла запись добровольцев в первые 4 шеренги демонстрации - отбоя не было от желающих..

А теперь представим себе, что на солдат идёт толпа с «народным оружием» - пресловутыми короткостволами, ружьями, автоматами из разгромленных полицейских оружеек. Тут уже солдат не чувствует себя палачом, но защитником своей жизни и жизни однополчан… Он легко (или не очень) прижмёт огнём к земле атакующую толпу – ведь включается алгоритм «защитник позиций».

А дальше – начинается перестрелка… Солдаты подготовлены, у них есть оборудованные блокпосты или/ бронетехника…

Их задача – продержаться в стратегических пунктах столицы и в занятых объектах – министерства, штабы, базы, редакции… Продержаться до утра.

А утром, как можно более страшный приказ о сдаче оружия, например, под угрозой казни, ареста всей семьи, расстрела из орудий дома, из которого будет сделан хоть один выстрел (как подавляли Пресню гвардейцы-семёновцы в декабре 1905 года)…

Даже если уцелевшие повстанцы сбиваются в отряды и уходят в трущобы, в предместья, в горы и леса для продолжение герильи, власть уже взята (или удержана), и нового/старого режима есть несколько лет для политических манёвров или для попыток окончательного подавления или маргинализации партизан.

Из этого делаю спорный вывод, что самая эффективная по соотношению «затраты–результат» тактика – «гандистская»: на стреляющих солдат – идут безоружные несгибаемые протестующие.

Потому, что в этом случае человеческие потери исчисляются десятками и сотнями, а не тысячами и десятками тысяч погибших.

Ещё раз подчеркну, что это не относится к поведению в отношении специально подготовленных карательно-палаческих частей. Однако, не дав карателям «шанса» стать палачами, нельзя рассчитывать на раскол в армии (как это произошло в России 11 марта 1917 года и 21 августа 1991 года, и в Египте, Ливии и Сирии в 2011 году), обычно и приносящий революцию итоговую победу.



ПРИЛОЖЕНИЕ

http://emiliozk.livejournal.com/32276.html
«НЕНАСИЛЬСТВЕННЫЕ революции- самые эффективные ниспровергатели диктатур
emiliozk
16 марта, 2013
Последнее время в Сети и в реале можно часто слышать, что нынешнюю власть мирным путем сменить никогда не удастся, и, стало быть, надо готовиться к вооруженной борьбе. Причем, люди, которые такие идеи толкают, обычно сами довольно мирные, увидев хулигана, переходят на другую сторону улицы, а стреляли в своей жизни лишь в пневматическом тире. На оппозиционные митинги они не ходят из страха и лени. Но, при этом, они искренне полагают, что за них кто-то другой должен умирать и убивать. И детей своих на смерть посылать почему-то кто-то другой обязательно захочет Когда их называешь безответственными болтунами, они обижаются и говорят, что из-за таких вот чистоплюев режим Януковича будет вечно, потому, что, де, добровольно власть никогда не отдаст.

Все эти революционные крикуны исходят из ошибочного тезиса о том, что диктатуры без революционного насилия власть никогда не отдают. На самом деле, очень даже отдают. А вооруженные восстания, наоборот, обычно успешно подавляются. Потому, что в вооруженном восстании принимает участие горстка людей, очевидное меньшинство (дело ведь опасное), находящееся вне закона и борющееся с, какой ни есть, но, все же, легитимной властью, которая располагает мощным набором средств для подавления вооруженных мятежей. А в тех крайне редких случаях, когда вооруженный переворот удается, к власти, как правило, приходят деспоты, еще худшие, чем те, кого свергли. Они ведь и побеждают благодаря тому, что им удается превзойти свергнутую диктатуру в презрении к человеческой жизни, жестокости и цинизме. Впрочем, иногда реализуется самый катастрофический сценарий, когда ни одна из сторон, ведущих вооруженную борьбу, победить не может, и страна втягивается в кошмар гражданской войны.

В случае же мирных действий участников гораздо больше, в сотни и, даже, тысячи раз. Ведь люди действуют в рамках закона и, более того, исполняют свой гражданский долг- требуют от власти поведения в рамках закона. Это создает важное ощущение своей правоты у тысяч, а иногда, как мы знаем, и миллионов протестующих. Привлекает в их ряды все больше и больше людей. Применять силу к такому количеству людей опасно. Во-первых, это может оказаться просто-напросто неэффективным. Сил не хватит. Во-вторых, применение силы, например, стрельба, по мирным гражданам -это преступление, даже если был отдан соответствующий приказ. Это преступный приказ, и его исполнители-тоже преступники. Заметим в порядке сравнения, что стрельба по вооруженным повстанцам- точно не преступление. Наконец, участие в акциях десятков или сотен тысяч людей приводит к тому, что силовые структуры переходят на их сторону или занимают позицию нейтралитета (что вообще-то тоже самое). А у диктаторов, оказывается, никакой защиты, кроме вот этих самых ненадежных войск и нет. Оказывается, что диктаторы слабые и трусоватые люди. И беспомощные.

Описанный выше механизм перехода силовиков на сторону протестантов (или их нейтралитета) не является какой-то экзотикой или чудом. Наши революционные крикуны часто иронизируют по этому поводу, типа, наивный идеализм. Но, на самом деле, это никакой не идеализм, а реальная оценка обстоятельств. У солдат и офицеров дело казенное, а голова своя. Сами они часть общества, и стрелять или давить танками своих братьев, сестер, отцов и матерей во имя благополучия каких-то упырей рваться не будут. Бывает еще ситуации когда диктатура освящена какими-то идеологиями или сакрализована религиозными традициями.Это может мотивировать войска на подавление. Но в случае, когда символ религии Золотой Унитаз, это не так. Заметим, что никаким другим образом, кроме как преступным, удержать толпу более чем 50 тысяч невозможно в условиях города. Также нужно добавить, что вменяемые авторитарные правители, часто осознают все вышеприведенные обстоятельства и даже не пытаются действрвать силовым образом. Но у нас, кажется, теперь не тот случай.

В подтверждение своих слов приведу многочисленные примеры победивших мирных революций. Ограничусь случаями, когда это были революции "снизу" (т.е. проводились не правящей группировкой), но те случаи, когда мирное вмешательство народа определило результат революции "сверху", тоже включу в список. В некоторых из этих примеров, диктатуры падали просто в результате выборов, хотя в это было трудно поверить перед выборами.

1. Индийская революция против британского владычества (1920-1947). Это классика. Махатма Ганди. Движение ненасильственного сопротивления, "не сотрудничества" с колониальной властью.
2. Апрельская революция в Южной Корее (1960). Манифестации, отказ силовиков о подавления, проведения демократических выборов. Эта (т.н. 2-я Республика) просуществовала, правда, всего год.
3. Исламская революция в Иране (1978-1979). Не очень люблю эту революцию, и политическая система там мне не нравится, но все же это был классический случай мирного захвата власти в результате массовых манифестаций и нейтралитета силовых структур.
4. Свержение диктатуры Маркоса на Филиппинах (1986). Стандартная схема: президентские выборы, фальсификации, Маркос объявлен победителем, массовые мирные протесты, переход силовиков на сторону оппозиции, низложение Маркоса)
5. Демократическая революция в Южной Корее (1979-1987). Манифестации, гражданское неповиновение увенчались проведением демократических выборов в 1987 голу.
6.Революция в Польше. Падение режима Ярузельского-Кищака (1988-1989). Общенациональная забастовка. Переговоры с правительством. Правительство проигрывает Референдум. Выборы по бандитскому закону, которые, тем не менее, оппозиция выигрывает. Мазовецкий формирует первое не коммунистическое правительство в Восточной Европе.
7. Бархатная революция в Чехословакии. Падение режима Гусака (1988-1989). Протесты, протесты, протесты. Отставка правительства. Реформа КПЧ. Гавел-президент
8.Революция в Венгрии (1989) Венгерские коммунисты мирно реформируют без особых катаклизмов. Но перезахоронение Имре Надя собирает 100 тысячную демонстрацию.
9.Революция в ГДР. Падение режима Хоннекера и Берлинской Стены (1989-1990). После открытия границ Венгрии- массовое бегство немцев ГДР на запад. Манифестации в Берлине. Переход силовиков на сторону протестующих. Отставка Хоннекера, затем Кренца, падение Берлинской стены, объединение Германий.
10. Свержение Чаушеску в Румынии (1989). Массовые протесты + переход силовиков на сторону протестующих.
11. Революции в странах Балтии 1889-1991. Мирные революции, сочетавшие парламентскую и уличную активности привели к независимости Латвии, Литвы и Эстонии и катализировали процесс распада СССР. Имели сильное влияние на Украину.
12. Падение сандинистской диктатуры в Никарагуа (1990). Довольно мерзкий марксистский репрессивный режим, возникший после революционного свержения Сомосы, являлся ярким примером, когда революционеры хуже чем те, кого они свергли. Режим этот был мирно свергнут результате выборов, когда все (включая, либералов, социалистов, коммунистов и фашистов) объединились против сандинистов. А все попытки силового свержения терпели до этого крах.
13. Противодействие перевороту ГКЧП. Распад СССР (1991). Мирная манифестация возле Белого Дома в Москве напугала и деморализовала путчистов. Переворот провалился. И СССР тоже.
14.Падение режима Сухарто в Индонезии (1998). Манифестации, нейтралитет силовиков (хотя манифестанта таки одного убили) , отставка
15.«Бульдо́зерная револю́ция» в Югославии. Падение режима Милошевича (2000). Выборы, попытка фальсификации,протесты, переход силовиков на сторону оппозиции, новый президент.
16. Свержение режима Фухимори в Перу (2000) Протесты, компромат, новые протесты, международное давление
17. Революция "роз" в Грузии (2003). Все тоже самое. Выборы, попытка фальсификации,протесты, нейтралитет силовиков, новые демлкратические выборы
18. Оранжевая революция в Украине (2004) Мы это хорошо знаем и нам тут есть чем гордиться, кто бы чего ни говорил.»

В общем, как мы видим, мирные средства эффективны, а диктаторы уязвимы. Причем, часто это сильные и смелые люди. не то что наш "яйцеушибленный". Все революционеры и болтуны должны ознакомиться с эти списком прежде чем призывать к насилию.

Размышления о стратегической западне и роковом стремлении к мировой войне

PicturePicture



На самом деле уютно-оптимистический мир европейского либерального прогресса оказался фатально обречён не 102 года назад, когда генералы, политики и дипломаты, получив от императорско-королевских следователей первые протоколы допросов юных сербских международных террористов, приступали к важнейшей работе – оформлению ультиматума сербскому двору Карагеоргиевичей, а на 3 года раньше.

Между прочим, дело с нотой Белграду действительно было ювелирное – так её составить, чтобы реально правящая там офицерская хунта, за шесть лет до этого изрубившая саблями предыдущую августейшую чету (из династии Обреновичей), ультиматум бы обязательно отвергла, но для остального мира нота бы выглядела не ультиматумом, а набором весьма умеренных – по сравнению с совершённым сербскими спецслужбами – набором претензий.

Кстати, материала для ноты было в избытке: члены специально подобранной из чахоточных подростков команды террористов, были так шокированы и своим первым арестом, и тем, что от выданного им кураторами цианида они даже не проблевались, что на допросах совершенно добровольно, как тогда говаривали, «пели кенарем»… [ср. русское жандармское: «ты ещё у меня канареечкой запоешь»]

Да, всё свершилось в июне-июле 1911 года. Всё дело в постепенно сформировавшейся грандиозной стратегической западне. Надо учесть, что Первую мировую планировали генералы и маршалы, ментально очень напоминавшие тех, кто полвека спустя составлял планы для Третьей мировой, и также исходили из подхода «белые начинают и выигрывают»…

Только учтём, что в отличие от периода начиная с середины 50-х, когда каждая сторона имела сотни ядерных боеголовок и сотни их носителей, и война явно означала если не полное уничтожение, то в лучшем случае, отбрасывание к руинам 1945-го, тогдашняя ситуация скорее напоминало конец 40-х, когда атомных боеголовок было только десятки, но была иллюзия парализовать и обескровить противника первым ударом, поэтому атомный потенциал не сдерживал, но подталкивал к эскалации…

В результате Генштабы начала прошлого века вывели стратегическую теорему: побеждает тот, кто опередит противника в скорости мобилизации и развёртывания.

Тем более, что генералы заверили министров, что соответственно французские пуалю, русские гвардейцы, австрийские уланы, венгерские гонведы, итальянские берсальеры и померанские гренадёры разнесут супостата в первом же бою. В Англии заверения давали адмиралы…

Первая лемма из теоремы: мобилизация – это война (точно также как и открытие шахт и необратимая заправка жидкотопливных баллистических ракет времён Карибского кризиса).

Вторая лемма из теоремы: страна, имеющая проблемы со сроками мобилизации и развёртывания, должна начать раньше – чтобы подравняться с остальными державами.

Сравним с ситуацией периода Лаосского, Берлинского и Карибского кризисов: США имели основной ударный потенциал на бомбардировщиках Б-52, которые можно было в последний момент развернуть даже уже от советских границ, а у СССР надежда была на огромные ракеты - аналоги выведших на орбиту первые спутники, которые после вывода на позиции и заправки их можно было выпустить по противнику или вывести из строя…

Поэтому с момента восстановление российской мощи после войны с Японией и «Освободительного движения» 1905-06 годов, общеевропейская война автоматически начиналась после любого царского приказа о мобилизации в западных губерниях, ибо Берлин и Вена просто не могли позволить себе роскоши ждать появления у своих границ того, что прямо называли «паровым катком» - 5-миллионной императорской армии…

Когда в мае 1913 года – на фоне Балканской войны - министр обороны ген. Сухомлинов в интервью (беседе) для газеты «Русский инвалид» (аналог «Красной звезды») сообщил, что мощь российской армии не только восстановила «дояпонский» уровень, но и далеко его превзошла и части насыщены артиллерией, пулемётами и средствами связи, что было наглой и уже через два года катастрофически вскрывшейся ложью. «Вишенкой на торте» в той статье было совершенно «рогозинское» по стилю заверение Сухомлинова, что мы войны, конечно, не хотим, но при необходимости разобьём всех супостатов… В результате Берлин намёк понял и решил уделять мониторингу российских военных приготовлений особое внимание.

Но вернёмся вновь в начало лета 1911-го. Очередные дружеские посиделки французских и российских штабистов (в уютном месте в окрестностях Петербурга) заключают джентльменское соглашение: при начале войны Российская империя наносит первый удар по Германской – на кенигсбергском и торнском направлениях.

Для технического обеспечения последнего в западной части Русской Польши идёт обильно финансируемая Францией железнодорожное строительство – в общем направлении на приодерскую болотистую местность… Дата же начала грядущего русского блицкрига согласована уже давно - секретным протоколом к апрельскому русско-французскому договору 1905 года – на день 15+1 от указа о мобилизации…

В этом месте надо сделать ещё одно отступление во времени. После панамского скандала Франция явно теряет большой интерес к каналу Суэцкому и соглашается передать весь контроль на «турецким» Египтом Британии… Естественно, Парижу, «по понятиям», полагались отступные, пусть и символические. Поэтому Лондон обещал поддержать «округление» французских владений в Северной Африке за счёт Марокко, которое становилось удобным мостом к французским колониям в Африке Западной.

На самом деле Марокко было тогда никому тогда не нужной дикой страной, населённом очень воинственным народом рифов, война с которыми потом будет идти вплоть до второй мировой (80 лет назад Франко перебросил свои части именно с рифского фронта в Испанском Марокко): бокситы там ещё не нашли, да и потребностей в большом количестве алюминия ещё не было, а электричество предпочитали тратить на бессемеровскую выплавку стали…

Но Берлин очень задело, что Африку делят без его разрешения – великая мы держава, в конце концов? – и очень хотелось нагадить Парижу (из любви к искусству гадить). Дальше началось то, что можно было сравнить именно с Карибским кризисом… В мае 1911 года, по неформальному согласованию с немецкой дипломатией, французские части высадились в Феце – сейчас бы сказали «для борьбы с международным терроризмом», но тогда это называли «туземные беспорядки». Но через полтора месяца, в подкрепление дипломатических нот в духе «а мне, а – я, а старшего не спросили», в порт Агадир вошла германская канонерка «Пантера». Формально для защиты немецко-подданных.

Согласно апокрифу таковой был один – некий незадачливый коммивояжер. Когда начались безобразия, он спрятался в германском консульстве, и его с огромным трудом уговаривали дойти до порта, чтобы быть спасённым призовой командой с канонерки: высадка массированного десанта в порту и глубокий прорыв до здания консульства в той накалённой обстановке приравнивалась к тому самому выпрыгиванию из колонны, дающему право конвою стрелять на поражение…

Впрочем, схожую историю рассказывали про десант американских морпехов в Никарагуа лет спустя десятилетие. Только тогда наоборот, морпехи быстро взяли страну под контроль и долго убеждали одинокого спасённого янки не возвращаться на родину, ибо его надежно защищает целый полк.

Германия охватил настоящий «марокконашизм», объединивший партии и фракции в экстазе гордого державного сознания. Войну остановило несколько факторов.

Столыпин категорически отказался санкционировать вступление страны в мировую войну из-за куска африканской пустыни.

Остальные политики тоже решили, что объяснить своим народам начало общеевропейской бойни дележом выжженного солнцем песка будет проблематично. Пришлось собирать международную конференцию и перетирать мутки по понятиям. Берлину достались таки отступные – полоска джунглей от французского Конго.

И тут взорвались и партии, и немецкие патриоты – кайзеровская дипломатия обменяла державное величие на рассадник мух цеце… Вильгельм Второй урок усвоил и в 1914 реверс уже не врубил…

Но главное, что поняли в июле 1911 все адмиралы, генералы и (фельд)маршалы – общеевропейская война неизбежна. Поэтому надо думать не о том, как её избежать, но как лучше подготовится и выбрать наиболее удобный момент. Таймер бомбы под цивилизацией был запущен.

В конце июля 1914 года, Николай Второй, не требуя от Вены прекратить обстрелы Белграда, тайно объявил мобилизацию в прилегающих ко Второму рейху губерниях.

После того, как кузен Вилли послал ему телеграммы, очень похожие на драматические послания Кеннеди Хрущеву, кузен Ники позвонил в своё министерство обороны, чтобы велеть остановить антигерманскую мобилизацию. Но тут оказалось, что, хорошо зная его переменчивый нрав, от связи его отключили…

Никита Сергеевич расстрелял бы за куда меньшее… Николай Александрович только вздохнул и… стал ждать собственного расстрела.

Тайна хрустальной двери: от войн прошлого к войнам будущего







Уже лет 12 как в России истерят по поводу американских объектов ПРО, и я пишу почти один и тот же текст. Поэтому прошу заранее простить мне самоповторы.

Но сейчас небольшое лирическое отступление.

Много лет назад хозяева квартиры, которым я удачно юридически помогал (подучив понятию виндикационный иск) защитить её от рейдерского захвата, будучи в сильно стеснённых финансовый обстоятельствах, поставили мощную стальную дверь. На мой вопрос: чем плоха крепкая деревянная (ставшая внутренней дверью) и как защитит сталь в случае проигрыша процесса, последовал очень мудрый ответ: бронедверь - «юридическая».

Взломав (открыв отмычкой) деревянную, и вселившись, как советовали незадачливому рейдеру юристы, он мог говорить, что дверь была открыта – сквозняк приоткрыл, он постучал, и она открылась. А попытка взлома стальной двери с засовом достаточно длительный и шумный процесс – набегают соседи, приезжает наряд… Уже статья…

По схожей причине в доброе старое время такой популярностью пользовались в европах магазинные, да и квартирные двери из тонкого зеркального стекла – вор знал, что если его застигнут после того, как открыл отмычкой – это просто кража, но если стекло разбилось - это не только грохот и звон, это – уже взлом и тюремный срок в полтора-два раза больше.

Поэтому так радовался Солженицын идиотскому с военной точки зрения решению президента Рейгана разместить некоторые американские танковые части на низине в северной части ФРГ, на дальних подступах к Гамбургу.

Это размещение так и называли «зеркальной витриной НАТО». Ранее считалось, что неудержимая советская танковая лавина промчится по северной части ФРГ, а американские и британские части займут позиции в гористой южной Германии и по Рейну. А дальше может начаться дипломатический торг: СССР фактически ликвидируют ненавистную Западную Германию, но мир избегает тотального уничтожения, а НАТО – в утешение - сохраняет тактическое предполье на подступах к Франции и Италии…

Но «атомный ковбой», как называли американского президента все платные и бесплатные (малахольные) борцы за мир, дал понять – торга не будет. В первые минуты войны вам придёться бить именно по американским частям и их гибель – от тактического атомного удара или под гусеницами советских бронемонстров - не оставит Пентагону никакого выхода – бить в ответ на полную мощь. А в авангарде полной мощи – ракеты среднего радиуса с подлётным временем до Кремля 10 минут и с точностью попаданию в нужную башню. И это похоронило десятилетия советского планирования и десятилетия старательного культивирования антивоенного и антибазового движения в Западной Европе…

Вся американская система ПРО может перехватить лишь несколько не очень современных баллистических ракет. Но планируя первый – разоружающий врага – ракетный удар, необходимо его упредить ударом по системе ПРО – по беззащитным пусковым площадкам и суперрадарам в Румынии в Польше.
Необходимо ударить по аэродрому, где скучают 2 (два) суперперехватчика, потому что в небе они порвут твои налетающие армады как тузик грелку. Если уж турки на неновом «Фантоме»…

И вот эти драгоценные минуты между фиксацией вывода на пусковую готовность смеющихся «искандеров», а тем более – их старте, и нужны верховному главнокомандующему Запада для решения об общем пуске, решения, которое хоронит любые планы превентивной атаки, любые надежды на внезапный разоружающий удар по НАТО.

И еще парочка самолётов-перехватчиков в страны Балтии и Польшу. И ещё парочка американских танковых батальонов туда же…

Любой, самый «вежливый» блицкриг с востока обязан начаться с обезаруживающего удара по самым боеспособным частям противника.

Поэтому первые минуты войны отныне будут не парализующее-лихим десантом «зелёных человечков» с нашивками «латгальской», «нарвской» или «жимойтской» «народных республик», но ракетно-бомбовым ударом по позициям армии США.

И после этого первый чернокожий… первая женщина... первый еврей… первый фашист – президент Америки одинаковым жестом возьмут у дежурного полковника ВВС знаменитый чемоданчик с кодами…

Но ещё не дожидаясь приказов о тотальных ударов, снедаемые потомственной русофобией, но строго следуя уставам, генералы-англосаксы из натовской верхушки отдадут приказ о нейтрализующих атаковавшего противника ударах на тактическую и оперативную глубину. Для начала – конвенциональными системами вооружений…

Вот так предупреждают мировую войну один радар и одна ракетная шахта в Румынии, пяток перехватчиков и десяток-другой танков, соблазнительно вплотную приближенных к потенциальному противнику… Такая красивая зеркальная дверь ювелирного магазина… Только она вся в датчиках сигнализации – толкни посильней… и начнётся Хрустальная ночь…





ГЕОРГИЕВСКИЙ МОГЕНДОВИД




Наступление очередного 9 мая вызывает с одной стороны общественного сознания, острый приступ того, что получило название «победобесие», а с другой –  желчную и издевательскую критику происходящего.
И вот я решил, исключительно из одержимости злым духом противоречия это «георгиевский культ» попытаться защитить.

У Советского Союза было две признаваемый вершины побед, когда сотни тысяч вышли на улицы, братаясь в невиданном восторге - 9 мая 1945 года и 12 апреля 1961 года – полёт Гагарина и его встреча в Москве 14 апреля.

Однако частичная победа буржуазной революции привела к такому взрыву жлобства, а эпоха тотальной сакрализации – к такому непониманию самой идеи научного прогресса, что космические свершения рассматриваются лишь через призму бюджетных расходов. Но победа во Второй мировой всё более и более нагуливает символический вес.
Ещё при молодом ветеране Брежневе, когда провал коммунистического проекта стал очевиден, было принято судьбоносное политическое решение - объединять страну не будущим, а прошлым.

Замена 7 ноября 9 мая в качестве главного национального праздника для тонко понимающих уже означало признание моральной капитуляции коммунизма. Только вот весной 1965 таких почти не было, и ещё два десятилетия и советологи и советские диссиденты жили в ощущении накатывающейся на мир советской экспансии.

Кстати, недоучившийся семинарист Сталин хорошо понимал логику церкви, в т.ч. почему католики приняли решение отмечать Пасху после еврейского Песаха, а православные постарались сделать всё, чтобы отмечать свою Пасху после католической, и поэтому сделал Днём Победы 9 мая, при том, что рейх капитулировал 7 мая (в Реймсе), и весь западный мир, кроме просоветского Израиля, считал именно 8 мая днём победы «Антигитлеровской коалиции демократических государств».   

Но вернёмся к отечественным переживаниям. Очень плохо жить в империи, проигравшей битву за мировое господство. Особенно, если и пропаганда, и двухвековая академическая традиция из всех сил подчёркивают «единственно-правильность» и «исторически-закономерность» имперской политики. Поэтому каждое 9 мая – это грёзы о величии, когда весь мир был под ногами, а пол-Европы и треть-Азии – под сапогом победителя. Такое вечное самоутверждение исторического банкрота.

Да, кстати, из держав-победительнци ещё военный парад 8 мая устраивают в Париже.

И это при том, что все знают: на фронте Франция была разбита, партизанскую войну вела с помощью английских рейнджеров, освобождена была американскими танкистами, а после мировой войны, позорно проиграла ещё три колониальные – во Вьетнаме, в Суэце и в Алжире. Поэтому по Елисейским полям ежегодно тянутся колонны бронемашин и печатает шаг Иностранный легион.  И нет большей славы для парижского таксиста, как оказаться в этот момент среди танков («Такси-3»).


Но теперь посмотрим на всё это глазами молодого человека. Он может быть «свеж как молодой редис и невежествен как грабли», но какое-то представление о невиданном, ужасающем уровне военных и довоенных (сталинских, большевистских) потерь у него есть.

Он также хоть краем уха да слышал, что огромная держава мгновенно распалась в 1991 году из-за сильнейшего нежелания жить в его государстве, что только военной силой удалось создать у границ России пророссийские «государства» и ценой двух войн удержать Кавказ. Пусть почти на краю сознания, но он понимает, что только страшным террором удалось восстановить развалившуюся империю царей и заставить государство как единый слаженный механизм. Что только расстреляв, уморив голодом и замучив в лагерях миллионы, Сталину удалось создать военно-промышленную мощь, сопоставимую с германской (что сопоставимую со всем остальным миром – от него тщательно скрывают) и победить, укладывая по три солдата на одного немецкого.  И что потом, после победы, обескровленная страна, которую ещё и заставили соревноваться в гонке вооружений с крупнейшими экономиками мира, просто четыре десятилетия чахла и подламывалась…


Принять такую историческую цену, быть убеждённым в её безальтернативности (третий рейх не второй – просто в вассалы не брал) и поэтому считать 9 мая всёискупляющим днём,  можно только постоянно истерически себя накручивая.

К 9 мая 1945 года как-бы вела вся история России, в нём она достигла своей кульминации и затем постепенно лишилась высшего смысла, превратившись в нынешнее унылое прозябание. И лишь истерическая телевизионная накачка, постоянно распаляемая обида на неблагодарное человечество, и жалкие психологические компенсации в виде ритуально-символического превращения в советский танк собственной поддержанной иномарки.


Но чтобы ещё лучше понять ужасающий внутренний мир «победобесцев», проведём мысленный эксперимент.

Как известно, запушенная молодым дипломатом Андреем Громыко в его речи в ООН в ноябре 1947 года в поддержку раздела Подмандатной Палестины, версия, что создание еврейского государства должна http://guide-israel.ru/history/13095-rech-a-a-gromyko-v-oon-1947/ стать фактическим искуплением европейскими народами вины за Холокост, ныне – только перевернувшись с ног на голову – стала основой для арабской антиизраильской пропаганды, а также для её нерабских подголосков, включая израильских леваков. На самом деле всё было глубоко циничней. Сталину нужен был подрыв британской империи в жизненно важном нефтеносном регионе мира. Трумэн, помучившись сомнениями, предпочёл сохранить поддержку традиционного для Демпартии еврейского электората, доводам своих взволнованных министра обороны Форрестола и руководства Госдепа о том, что попытка создания Израиля повлечёт за собой острейший и многолетний международный кризис, чреватый утратой Америкой своих позиций.    

Как известно, кроме холокоста еврейского были холокосты цыган и геев, в которых общая доля уничтоженных нацистами была вполне сравнима с Катастрофой европейского еврейства. Однако после войны ни те, ни другие никаких преференций не получили. Никаких особых гарантий национально-культурной автономии для народа рома, никакого прекращения уголовного преследования за однополую любовь даже на Западе.

Но, тем не менее, в еврейском сознании связь между трагедией 6 миллионов и созданием Государства Израиля (точный перевод выражения «Мединат Исраэль» - Держава для [потомков] праотца Иакова-Израиля именно таков)  необычайно сильна. Почитание памяти 6 миллионов стало для еврейского народа своеобразной секулярной Религией-2.

А теперь – мысленный эксперимент. Представим себе, что 6 миллионов евреев стали жертвой не нацизма и его старательных подручных, но именно потерями при создании Великого Израиля. Например, 2 миллиона – это погибшие в грандиозной войне, а 4 миллиона – умерло от голода и истощения при создании еврейской военной машины или стали жертвой репрессий требующей фанатичного подчинения еврейской военной диктатуры. В конце концов, еврейская истории знает примеры необычайно кровавого правления строителей военных империй – царя Александра Хасмонея Яная и Ирода Первого Великого.  

И подумаем, в каких истерических и фантасмагорических формах переживалась бы в этом случае израильтянами победа над врагом. И массовое появление на израильских дорогах машин с залихватскими надписями «Вперёд, на Каир! … на Дамаск!… на Багдад!... на Мекку!», старательное разрисовывание детских мордашек магендовидами, перевязывание девичьих стрингов и обвязывание нах-лабутенов бело-голубыми ленточками – воспринимались бы простительными формами коллективной психотерапии. Или всенародный конкурс на испекание тортов в виде композиции «Танки «меркава» у Каабы»…   



Можно ли вернуть военные полномочия президента РФ в конституционные рамки?







Профессор Елена Анатольевна Лукьянова, прославленная своим детальным разбором нарушений российского законодательства и конституционных норм присоединением Крымского полуострова, блестяще продолжила свою деконструкцию квазиправовой легитимации возможности для главы государства использовать вооруженные силы за рубежом. Дело в том, что после войны с Грузией в августе 2008 года Совет Федерации фактически изменил порядок предоставления права президента отправлять войска за границу - вместо строго разрешительного порядка, который уже 8 августа 2008 года был беспардонно нарушен (решение Совбеза РФ было, а решением Совфеда пренебрегли - видимо, в интересах соблюдения военной тайны) явочным порядком был введен новый порядок - согласительный, а именно получение одобрения на произошедшее оперативное использование вооруженных сил для... [неких сверхважных целей].

Я позволю себе продолжение этой темы.

Не мы первые столкнулись с таким злоупотреблением президентскими полномочиями. 7 августа 1964 был прецедент со знаменитой "Тонкинской резолюцией", когда обе палаты Конгресса дали президенту Джонсону право ответить на обстрел американского эсминца северовьетнамскими катерами ("право принять все необходимые меры, включая использование вооруженных сил, для сохранения свободы всех стран, входящих в Договор коллективной безопасности Юго-Восточной Азии").

Но потом на основании резолюции армия использовалась.в Индокитае еще 8 с половиной лет. Возразить, что это явное злоупотребление ситуационным решением, долго никто не решался - это означало бы для конгрессмена политическое самоубийство. Резолюцию отменили только после вызвавшего шквал протестов американско-южновьетнамского вторжения в Камбоджу в апреле 1970 года, но Никсон продолжал на нее опираться еще почти три года.

В нашем случае, вся "собака порылась" в неопределенности понятия "оперативное". Если исходить из презумпции честности власти и действительной необходимости для стремительных действий, но бывает вариант, когда на сбор сенаторов и на принятие решения с различной бюрократической волокитой уходят драгоценные часы. Ведь несложно себе представить необходимость для президента права отдать приказ высадить десант в Сомали для освобождения заложников или бросить танковый полк, чтобы прикрыть попавший под перекрестный огонь батальон миротворцев...

Президент быстро (оперативно) распоряжается, а потом Сенат судит да рядит, прав он или нет, и решает, надо ли разворачивать эскалацию вмешательства.
И такой подход принципиально правильный. Но отправка в ближневосточную страну двух авиаполков и крупной эскадры, создание прикрытых морпехами баз - это уже не "оперативное", а стратегическое решение.

Надо бы, как в США (на которые нам вечно указывают, как на эталон внешнеполитической брутальности) вводить количественные ограничители - там 48 часов с официальным извещением Конгресса, а потом запрос в Конгресс на дальнейшее использование. Если в два месяца санкции нет - использование вооруженных сил прекращается. По большой просьбе президента ему дается еще месяц на вывод войск с иностранной территории, которую они заняли.

Что касается правовых аспектов, то чтобы не ревизовать Конституцию РФ, не запрашивать Конституционный суд и даже не отменять решения Совета Федерации, этот вопрос достаточно просто и деликатно решается внесением дополнений в федеральный закон об обороне и в Доктрину о национальной безопасности, раскрывающей понятия "оперативное использование вооружённых сил за рубежом".

Ну, там, предусмотреть количественные ограничители, например, силами до полка (авиаполка), эскадры (авианосного соединения) на срок 2-3 суток. Ведь в РФ законодательная машина куда оперативнее американской. Но поскольку у нас значительно меньше сдерживающая сила общественного мнения, то необходимо детально прописать различные формальные ограничители. Например, правильнее было бы прописать в статье закона про "оперативное использование вооруженных сил за рубежом" его задачи: исключительно с целью освобождения заложников, пресечения терактов, защиты российских баз или миротворческого контингента, пресечения акта агрессии против страны, с которой есть соглашение о коллективной обороне, предотвращение массового и грубого нарушения международного гуманитарного права (геноцид, этнические чистки, массовые казни) на территории, которое не контролирует центральная власть, по просьбе этой власти или по решению Совбеза ООН, Совета министров Совета Европы или органов региональных оборонительных союзов - типа ОДКБ.

СКОЛЬЖЕНИЕ












Войны не всегда начинаются тщательно подготовленными ударами, как нас приучили за последние три четверти столетия, иногда в них соскальзывают, следую логике состязаний в угрозах и демонстрации силы, а потом военные и политики начинают импровизировать на ходу.

Вот, например, Первая мировая война. После Второго марокканского кризиса июля 1911 года стратеги в Генштабах с неизбежностью общеевропейской войны смирились, ждали её начала ежегодно, прикидывали удобный момент, но заблаговременного удара по противнику не готовил никто. Просто так пошла эскалация кризиса.

Австро-Венгрия решила ударить кулаком по столу и показательно прижечь гнездо тогдашнего международного терроризма. Через несколько дней после начало австро-сербской войны, Российская империя вдруг начинает мобилизацию вдоль всей западной границы. Германия, отлично зная, что летняя мобилизация людей и лошадей – это такая же необратимая вещь, как сейчас, например, вывод на пусковые позиции баллистические ракеты, угрожает царю войной. Царь готов отступить, но не готов «псарь». Кайзер понимает, что не сказавши «бэ», он теряет лицо… Весь французский и половина британского истеблишмента сказочно радуются, что можно наконец врезать по обнаглевшим бошам, при этом выглядя благородными защитниками – Франция – России, Англия - Бельгии. «Защищаясь», Россия идёт на Кёнигберг, а Франция – на Страсбург (такой же тогда германский, как сейчас Симферополь – российский).


Очень похоже было и со Второй мировой. Гитлер в принципе очень хотел повоевать с Францией, с Англией не очень, но не возражал. При его дворе конкурировали сторонники начала антифранцузской кампании в 1942, 43 и последующих годах, а программа строительства крейсеров и линкоров была рассчитана на начало войны в году так в 46-ом. На август 1939-го начала мировой войны фюрер Великогермании вовсе не планировал.  Но получивши для рейха почти все земли с немецким большинство, он захотел пугнуть в принципе дружественную Польшу, где у власти были лютые националисты и антисемиты. Пугнуть и получить совсем немного – Данциг (наш эквивалент Севастополя) и такое же право беспрепятственного проезда к нему, какой получили по потсдамским соглашениям союзники для проезда из Западной Германи в Западный Берлин. Потом, он разумеется, попытался бы дожать поляков и пересмотреть границы в Силезии…

Но Варшава уперлась, Берлин разъярился, Москва внезапно обещала Берлину дружественный нейтралитет, Гитлер на радостях пошёл ва-банк, и тут же обнаружил готовность Сталина стать его союзником и вновь, как в 18 веке, поделить Польшу… То, что началось как месячная операция вермахта (а на большее не было ни бомб, ни снарядов, ни моторесурсов лёгких танков), сорвалось в мировую войну, потому что болезненно пережившие Мюнхенский провал, Англия и Франция после оккупации Гитлером Праги поклялись начать войну против того, кто покуситься на Польшу и Румынию. Зато Сталин обеспечил и удар в спину польской армии, и надежнейнее снабжение рейха. Дальше неслась логика войны. Вместо осенних планов по захвату Бельгии, Голландии и севера Франции, на стол Гитлеру легли весенние планы по последовательному захвату всей Европы. Война на два фронта заставила Гитлера в 1941 вести себя подобно кайзеру в 1914 – только вместо блицкрига на Западе и обороны на Востоке, была попытка блицкрига на Востоке и оборона против Британской империи. Причём всё это, включая долгожданное Рузвельтом объявление войны Америки, происходило как последовательное разворачивание логики событий, вызванных падением Парижа.


Рефлексивной логикой взаимных вызовов была обеспечена арабо-израильская Шестидневная война 1967 года. Сирийцы провоцировали Израиль, Израиль огрызался, Москва соврала о концентрации израильской армии против Сирии, воинственный президент Египта Насер, увязший в гражданской войне в Йемене, выставил с Синая миротворческие силы ООН, отправил на Синай войска и заблокировал израильский порт Эйлат, через который еврейское государство снабжалось иранской нефтью. Запад как всегда призывал к переговорам и компромиссам, взывая к принципам свободы мореплавания. Арабские лидеры и пресса грозились утопить евреев в море. Новоназначенный советский министр обороны – бравый маршал Гречко выпил во Внуково со своим египетским коллегой коньячок за победу арабского оружия. И тот поспешил доложить в Каире что добро на разборку с «яхудами» в Москвой дано. Но за истошными криками арабской пропаганды никто не узнал, что в конце концов Насер отказался от плана наступления через Негев навстречу иорданским частям и его танки бестолково замерли среди барханов. Израиль, в твёрдой уверенности, что близиться армагеддон и готовиться новый Холокост, нанёс первый и нокаутирующий авиационный удар. Триумф в воздухе поощрил наземные части идти вперёд до упора – Суэцкий канал, Иордан, дальние подступы к Дамаску. Страшное и унизительное поражение вынудило арабов 6 лет готовить реванш октября 1973 года, успев превратить периферийный конфликт в пустыне в место прямого противостояния сверхдержав.

Всё это было затянутое предисловие к рассуждениям о нынешнем положении и поведении Путина. Путин сейчас почти необратимо скользит к войне, потому что последовательно отсёк все возможности для манёвра.

Первый шаг к этому Путин сделал, когда старательно изображая из себя врага олигарха и бюрократии, и раздувая патерналистские представления о своём режиме, допустил невиданный рост социального расслоения. Зазор между социальным расколом, экскорприацией независимого бизнеса путинской «опричниной», ликвидацией конкурентной политики с одной стороны,  и бонапартистскими (в духе Наполеона III, разумеется), демагогическими  построениями путинизма, неизбежно должен был стать началом большого социально-политического раскола. Когда этот раскол открылся в декабре 2011 года, а особенно, когда рядом опасно заполыхала Украинская революция,
Путин сделал ставку на шовинизм, на крымский экстаз.

Но припёртый к стенке Обама был вынужден объявить Кремлю Вторую Холодную войну. Сперва она была почти игрушечной. Но потом возник лихой замысел обменять Донбасский сепаратизм на признание Крымских «реалий». Но Донбасс был превращен в эпос. Потом началась украинская АТО. И тут Путин понял, что «слив» Донбасса, особенно после Одесской трагедии, станет детонатором того, чего он так хотел избежать – вспышки национальной революции после поражения либерального протеста в 2012 году. Донбасс пришлось срочно спасать криптоинтервенцией. И был сбит малайзийский «Боинг». Что-то подобное, шокирующие цивилизованный мир, должно было произойти в любом случае. И тут Вторая Холодная развернулась. Неизбежный экономический крах заставил Путина маневрировать, но заново взвинтив на ксенофобии свою популярность, подобно тому, как бешено растущими процентами по ГКО в 1998 году старались удержать российские биржевые котировки, Путин смог попытаться выйти из одной войны только через другую – воздушный блицкриг в Сирии. Но та же неминуемая логика эскалации конфликта, не имеющего рациональных целей, сперва превратила российский контингент в участника кровавой и многосторонней гражданской войны, а затем столкнула с Турцией.


И дальше начинается саморазворачивание логики конфронтации. Если Путин свернёт военную активность в Сирии, то рухнет спасенный им в последний момент от краха режим Асада. Проигрыш в Сирии будет означать полный внешнеполитический обвал, который обрушит режим.

Как это всегда и было в истории. Кайзер ведь потому и рыпнулся в июле 1914, что за три года до этого его буквально зашикали в рейхстаге за мирный компромисс с Францией в Марокканском кризисе – раскочегаренный патриотизм ждал героического сокрушения «лягушатников», а вместо этого Второму рейху в утешение досталась от Третьей республики полоска конголезских джунглей.


Внутренние реформы могут утешить общество после внешнеполитического провала, проигранной войны. Но когда внешнеполитическим авантюризмом заменяют реформы, а потом следует крах и разгром, то лучшего детонатора к революции трудно и придумать. Отступление в Сирии в такой ситуации можно компенсировать новым обострением на украинском фронте – порвать Минск-2, признать «ДНР» и «ЛНР» суверенными республиками и открыто ввести туда войска. Как это было проделано в Грузии в 2008 году. Но это означает уже полное превращение в страну-изгоя и появление в Украине американских солдат, направленных следующим президентом США. И далеко не факт, что такое внешнеполитическое обострение предотвратит рост недовольства внутри страны, потому что уровень социально расслоение совершенно не уменьшиться, только к нему добавиться массовое разорение среднего класса.

Но Путин никогда не решится окончательно перейти к модели осажденной крепости, которую ему так горячо предлагали «изборцы», поскольку она предполагает не только зачистку «пятой» и «шестой» «колонн», но национализацию олигархий, принудительную кредитную амнистию и прочие левые меры. Путин не решится и на показательные чистки правящей номенклатуры, поскольку знает уроки истории и, прежде всего, свойство антиэлитарного террора неуправляемо разрастаться. Поэтому его ОНФ так никогда и не станет движением «новых хунвейбинов», оставаясь кружками любителей мелкой травли регионального начальства.

У Путина масса мин во внутренней политике. Даже понимая, что сделав это, он вернёт себя неподдельную массовую поддержку, он никогда не отменить «Платон» или иную обираловку, никогда не объявит войну кредитному ростовщичеству.

Путин не может осадить Кадырова, хотя доносящиеся из Грозного угрозы расправ в адрес оппозиции откровенно резонируют с находящимися в центре внимания на Западе судьбами Магнитского, Литвиненко и Немцова, окончательно превращая его в повелителя Мордора. Если Путин осадит Кадырова, то это станет моральной победой либеральной оппозиции – самой последовательной и непримиримой к его режиму. А Кадыров может обидится, и в нужный момент взять и не рискнуть выполнить роль кровавого карателя – в ситуации когда уже не будет надежды ни на щуплых солдатиков внутренних войск, ни на старательно откромленных омоновских кабанов.  Но и отмалчивание в этой ситуации только «переводит стрелки» с отмороженного горца на кремлёвского бонвивана.    

Уничтожив реальную оппозицию в публичной сфере, Путин сам вынужден поминутно изображать то правых, то левых, в самый последний момент удерживаясь от уже совершенно необратимых, по его мнению, решений.

Но логика скольжения в войну для него необорима. Выход из разрастающегося социально-экономического кризиса, с минуту на минуту грозящего стать кризисом доверия к власти, на путях реформ для него закрыта. Любые институциональные реформы будут означать серьёзный удар по всепроницающей бюрократии, коррупции и олигархическому принципу организации хозяйственной жизни, составляющих основу основ его режима.

Любые политические реформы выплеснут в публичную политику оппозицию уже ставшую от затравленности революционной.

Полноценная фашизация даст «зелёный свет» к власти геньольным типажам, уже показавшим себя во всей красе в Донбассе, и эти типажи быстро растерзают и путинскую номенклатуру и его самого.

Итак, остаётся только война. Пусть такая «мерцающая». На конфронтацию в Украине Путин вряд ли решиться – новая европейская война, даже конвенциональная - это слишком. Это очевидная судьба Милошевича. Хорошо играть на грани войны. Но как и в ситуации с Кадыровым, Путин создал ситуацию, в которой он не может выиграть в принципе.

Поскольку разработчики сирийской кампании явно задумали пробить от Латакии коридор к дружественным курдам, то интенсивные действия российских ВКС у турецкой границы неизбежны. А значит неизбежны и нарушения границы. Но для Турции блокирование её альянсом асадовцев и курдских сепаратистов, с которыми она ведёт контрпартизанскую войну, это – нож острый. Поэтому чтобы показать ранг региональной державы, Турция хоть раз ещё да собьёт российский самолёт,  а также устроит России свою криптовойну, такой туркоманский «донбасс». В лучшем случае, в ответ в России начнётся военная истерия. В худшем, «соколы Шойгу» из своих новейших комплексов – на пробу собьют турецкий самолёт в турецком небе. Это уже даёт право Турции обратиться к НАТО в порядке 5-го параграфа – коллективная безопасность. Ну и, разумеется, закрыть Проливы. Воевать с Турцией Россия сможет только ядерным оружием. Хмеймим накрывается из припограничной полосы «Градом», флот – ракетами помощнее.  Сухопутная граница перекрыта Грузией. Обычные бомбовые удары и крылатые ракеты ущерб нанесут, но оборонный потенциал Турции не понесёт существенного ущерба за те несколько часов, пока Совбез ООН не потребует прекращения огня или Совет НАТО не поставит блок в ружьё.

Но ситуация уже неподвластна Путину. Одна ракета, еще один погибший лётчик и либо он, подобно любовно выпестованному им образу мачо, начинает «рвать и метать», либо всё понимают, что, как сказано при описании схожей ситуации в «Обитаемом острове» братьев Стругацких, «войнушку мы прогадили». И это открывает ворота революции. И Путин отлично понимает, что как он бежал от революции в Крым и Донбасс, а от Донбасса в Сирию, так от нового подъема протестной волны он может сбежать только на турецкую войну.

Нетленка. Альтернативная история процесса Дрейфуса







Вытащил из сети вот эту миниатюру, опубликованную в "ЕЖ" 1 апреля 2009 года - к началу второго процесса Лебедева-Ходорковского - под названием "Притча об интеллигентской солидарности". Минувшие 7 лет позволили убрать предисловие и заменить несколько числительных в тексте. Однако осталось главное,  чему посвящены все рассуждения - судьбоносности статьи Эмиля Золя "Я обвиняю!", появление которой, по мнению, автора самым определяющим образом повлияло на весь следующий век и даже на мировые события, идущие сейчас.

... Перенесемся в Париж 118 лет назад, в 1898 год. Уже осужден за шпионаж капитан Альфред Дрейфус. Под рев многотысячной толпы «Бей жидов!» уже сломана его шпага, а он сам отправлен в крепость на Чертов остров. Уже стала бестселлером книга «Еврейское государство» потрясенного своими парижскими впечатлениями молодого венского журналиста Теодора Герцля. Уже прошел I Сионистский конгресс в Базеле, учредивший Сионистскую организацию и принявший Базельскую программу:

«Сионизм стремится создать для еврейского народа обеспеченное публичным правом убежище в Палестине. Для достижения этой цели Конгресс рекомендует:

• содействие поселению в Палестине евреев-земледельцев, ремесленников и рабочих;

• организацию и объединение всего еврейства с помощью местных и международных учреждений, в соответствии с законами каждой страны;

• укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального самосознания;

• предварительные меры для получения согласия правительств на осуществление целей сионизма».

Уже опубликовано «Я обвиняю!...» Эмиля Золя. За клевету на армию и на военное правосудие его приговорили к году тюрьмы, и символ французской литературы сбежал в Англию.

Десятки людей, цвет французской культуры, выступают с обращением в поддержку Золя и Дрейфуса. Они основывают Лигу прав человека – первое настоящее правозащитное движение в истории. На них обрушивается весь гнев и вся ненависть тех, кто под предлогом «дела Дрейфуса» наносил «удар милосердия» республике. Их презрительно называют «интеллектуалы» (первоначальное значение — «умники»).

Дальнейшее известно. В 1899 году начинается развал обвинения против Дрейфуса. Он помилован. В 1903 году начинается процесс реабилитации. Реабилитирован он был в 1906 году, получил майора и орден Почетного легиона. Во Франции запрещается религиозное образование в государственных школах. Происходит радикальное обновление политической и военной элит – ключевые позиции занимают выходцы из средних слоев, сторонники Дрейфуса. Клерикально-аристократические круги повержены окончательно и бесповоротно.

Теперь перенесемся в альтернативную историю

Допущение первое: Обращение Золя и Манифест интеллектуалов вышли на год раньше

Издатель вежливо возвращает Теодору Герцлю рукопись его брошюры «Еврейское государство»: «Извините, сударь, но Вы написали какой-то параноический бред. Вы уверяете, что ни прогресс, ни просвещение, ни социализм, ни либерализм не способны победить вечный антисемитизм даже среди самых развитых европейских народов. И что спасение евреи должны искать за тридевять земель – где-то в пустыне, в Османской империи. Но посмотрите – весь цвет Франции и других просвещенных стран вступился за несчастного офицера и за общеевропейскую гордость – великого Эмиля». И, когда несостоявшийся отец сионизма покинул его кабинет, сказал секретарше, постучав по лбу: «Бедный молодой человек – талантлив, но его ужасающие кошмары.. зря такого впечатлительного романтика направили политическим корреспондентом в Париж в такое неспокойное время».

Я совсем не уверен, что в этой реальности не было бы Холокоста. Но по крайне мере не было бы политического сионизма. Идеи палестинофилов остались бы в истории как примеры утопической мысли. Жертвы антисемитизма переселялись бы в США и на просторы Британской империи. Радикальные социалисты из черты оседлости не реализовывали бы свои утопические воззрения в рамках общего социалистического движения на просторах Российской империи, а строили кибуцы на «новой древней земле».

Мой пытливый читатель спросит, а почему политический сионизм не исчез через два года, когда в поддержку Дрейфуса поднялся всемирный вал протестов? Просто Герцль писал для Праги, Парижа, Вены, Берлина, Бухареста… а читали его взахлеб – в Варшаве, Одессе, Кишиневе, Вильнюсе…

Кристаллик упал в перенасыщенный раствор. Идея палестинофильства (точная калька славянофильства), родившаяся в 60-е годы XIX века, к концу столетия из маргинальной утопии внезапно стала вполне респектабельным проектом.   


Допущение второе. Манифеста французских интеллектуалов не было бы

Золя тайно бежит в Лондон. На площадях «прекрасной Франции» пылают книги «итальяшки». Города охвачены антиеврейскими выступлениями. В реальной истории (назовем ее «главной последовательностью») происходило следующее: «В Париже, Нанте, Нанси, Ренне, Бордо, Монпелье, Тулузе, Марселе, Безансоне и других городах прокатились еврейские погромы. Антисемитские выступления охватили Алжир. Во главе "антидрейфусаров" выступили "Лига французского отечества" и возродившаяся "Лига патриотов", часть католического духовенства. Тираж антисемитских листовок 1898 г. достиг 130 млн экземпляров. Органом погромщиков была боевая газета "Крест". Майские парламентские выборы 1898 г., на которых победили "антидрейфусары", прошли под знаком шовинизма и антисемитизма. Выступая 7 июля 1898 г. в новой палате депутатов, военный министр генерал Г. Кавеньяк сообщил о трех секретных документах, в частности о письме Папиццарди, в которых о Дрейфусе "упоминалось в выражениях, не оставлявших сомнения в его вине".

Но вернемся в «антидрейфусаровскую» альтернативу.

Десятки тысяч французских евреев стремятся покинуть Францию… Представим себе кабинет его императорского величества кайзера Вильгельма II. У него происходит, как пишут в романах, воистину судьбоносное совещание. На столе меморандум, призывающий принять во Второй рейх французских евреев. Всех.

Главный довод: после того как германские земли, прежде всего Пруссия, приняли изгнанных из Франции гугенотов, был совершен огромный рывок в развитии. А Франция вступила в период угасания, стала проигрывать Англии войну за войной.
Есть и оппоненты – приток сотен тысяч евреев угрожает позициям немцев в торговле, ремеслах, банковском деле. Неизбежен всплеск юдофобии. Но кайзер задумчиво трогает свои знаменитые усы: «Говорят, их язык – такой же, как наш, только записан какими-то иероглифами, типа египетских… Есть определенное культурное родство с германской расой. Наши предки не ошиблись, когда приняли сотни тысяч кальвинистов, над которыми издевались глупые версальские короли. Вот наш любезный генерал Франсуа (в реальности генерал Герман фон Франсуа отличился в августе-сентябре 1914 года при обороне Восточной Пруссии и при прорыве русского фронта у Горлицы в апреле 1915 год)…  Ведь мы этих лягушатников превзошли и победили. Наполеон был прав, когда создавал «Альянс Израэлит». Но этот верхогляд ничего не делал систематически. Систематичность и упорство — это врожденное качество нас, немцев… Нам нужны финансисты, не уступающие лондонским. Вы боитесь, что они все побегут на биржу? Все — не побегут. Готовьте наши указы. О предоставлении убежища иудеям из гуманных побуждений (и пусть не забудут упомянуть про рыцарственный дух германской нации!). Еще указы. О создании военно-инженерных, военно-автомобильных, артиллерийских и пулеметных училищ (господа, читайте в Библии, как умели воевать эти евреи!), курсов военных телефонистов. И готовьте письмо нашему августейшему собрату султану — может быть, он позволит построить пару еврейских городов в библейский местах, все равно там нет никого, кроме разбойников и паломников».  

Октябрь 1914 года. Европейская война — как и планировалось германским Генштабом, и как было торжественно объявлено его величеством в рейхстаге — закончилась «до осеннего листопада». На Елисейских полях уже второй подряд кайзер принимает парад Победы. В его офицерском планшете находится капитуляция, только что подписанная очередным незадачливым Бурбоном. Среди саксонских, ганноверских, бранденбургских и померанских драгунов и гренадеров перед ним гордо маршируют бойцы мотострелковой дивизии «Маккавеи» с семисвечником на штандарте. (По мнению автора, причина провала немецкого наступления на Париж в том, что немцы не догадались посадить солдат на грузовики. Зато защитник Парижа генерал Галлиени перебросил резервы на реквизированных такси).

Сто восемнадцать лет назад французские интеллектуалы-«дрейфусары» спасли не эльзасского еврея, сделавшего карьеру в Генштабе, и не плодовитого французского прозаика с итальянскими корнями. Они спасли свою страну.