?

Log in

No account? Create an account

Каскад ответов на еврейский «вопрос» как пример альтернативных вариантов истории. Часть 2
e_v_ikhlov
http://vestnikcivitas.ru/pbls/3995

РИТУАЛЬНЫЙ ЗАБОЙ КУРОЧКИ РЯБЫ. ЧАСТЬ 1
e_v_ikhlov


НАД АРМЯНСКОМ ТУЧИ СТАЛИ ХМУРО, КРАЙ ТАВРИДСКИЙ ТИШИНОЙ ОБЪЯТ, НА СОЛЁНОМ БЕРЕГУ СИВАША ЧАСОВЫЕ РОДИНЫ СТОЯТ…

Я прошу прощения за обширность этого материала. Но случилась так, что у меня несколько дней не было интернета, но была надежда, что вот-вот восстановится. И появилась возможность текст непрерывно дополнять по мере развития крымского кризиса. Сперва это был только небольшой оперативный «лапшеснимательный» материал. Но потом захотелось по-рассуждать о том, как странно реагирует Кремль и зачем ему этот кризис вообще. Логика повествования потребовала разъяснить и два принципиальных вопроса: о легитимности подполья и о том, чего хотят имперцы от соседней страны. А завывания дежурных милитаристов – о гипотетических вариантах военной эскалации. И – музыка навеяла - о том, как важно уметь различать признаки готовности к войне у противника или как ими можно выгодно играть. Так и разрослось.

***


Совсем короткое литературно-дипломатическое предисловие.

Слушая на днях выступление редактора «Литгазеты» писателя Юрия Полякова на радиостанции «Эхо Москвы», которого спросили о необходимых шагах, на которые, с его точки зрения, должна пойти Украина дабы вернуть «традиционные дружеские отношения с России», я спроектировал его предложения на Эрэфию.

Итак, Эрэфия должна будет:
1) ввести татарский язык (вторая по численности языковая группа) и на латинице в качестве второго государственного языка;
2) признать Северный Кавказ в качестве вилайетов Халифата;
3) признать суверенность самопровозглашённых администраций Сибирской и Дальневосточной республик и предложить им стать конфедеративной частью расширенного Союзного государства (сейчас – между РФ и РБ).

Я почему-то полагаю, что ни одна из существующих в стране русских политических сил, в случае своего прихода к власти на такое не пойдёт, разве что под угрозой ковровой атомной бомбардировки. Поскольку Москва таковой бомбардировкой грозить Киеву не может, то «восстановление традиционной дружбы» - в отечественной просвещенно-имперской версии – явно не актуально.

Но постоянно бродит по российским властным кулуарам плодотворная дебютная идея придумать для Украины такой ужас-ужас-ужас, который воспринимался бы ей как угроза, немедленно понуждающая к капитуляции и сопоставимая с перспективой тотального уничтожения, но куда менее эсхатологическая… Очевидно, что угрозы Медведева разорвать дипотношения явно такое не вытягивают. Тем более что такой разрыв означает необходимость визового режима. И тогда Москве придется решать вопрос со статусом население ОРДЛО – любой эксклюзивный режим для него будет означать фактическое признание «ДНР-ЛНР», т.е. покушение на территориальную целостность Украины ещё раз.

***

Пытаясь разобраться с внезапно разразившимся «крымским Гляйвицем», я вижу три неоспоримых факта:

а) Путин осознал, что быстрого и удачного вмешательства в гражданскую войну в Сирии не будет (скорее, наоборот, будет трясина миниафгана), а также не будет реинтеграции в сообщество цивилизованных стран под демагогическим предлогом «ну, мы же все боремся с международным терроризмом, давайте сплотим ряды», и, следовательно, генеральный вектором российской геополитики вновь становится украинское направление;

б) Путин осознал, что никаких надежд на отмену западных санкций у него нет, несмотря на все клоунские голосования в итальянских региональных парламентах, и поэтому можно с лёгким сердцем выйти из мирного процесса, превратив конфликт с Украиной в «замороженный», подобно конфликтам с Грузией и Молдовой;

в) Путин решил, что Запад сейчас слаб и разрознен, как никогда с того момента, как в прошлом десятилетии Москве, Берлин и Париж выступили единым фронтом против действий Вашингтона в Ираке. Действительно, теракты сделали позицию Олланда необычайно уязвимыми, аналогичный эффект на Меркель оказали скандалы вокруг беженского кризиса (правые же оппоненты Олланда и Меркель согласно российскому законодательству идеально соответствуют критериям «выполняющим функции иностранных агентов»). «Бритоисход» потряс Англию, а атаки Дональда «Дака» Трампа на Хилари Клинтон – Америку.

Однако прежде чем заняться конкретикой нынешнего, стремительно разрастающегося российско-украинского кризиса, я хочу обратить внимание на то, что в международном праве, как и в обычном, кроме кодифицированных норм, есть и нормы «обычные», не просто сложившиеся в течение тысячелетий, но и веками признаваемыми. Вообще, единственным критерием действенности обычного права является именно его широкая признаваемость, интеграция в традицию философской и политической мысли.

К таковым естественным «обычным» правам многовековая традиция, безусловно, относит следующие:
а) право выбора веры (иначе - цивилизационной традиции),
б) право цивилизованного народа восстать против иностранного порабощения или оккупации,
в) право народа восстать против тиранического правления,
г) право на тираномахию.

Более того, поскольку путинско-зорькинская система вообразила себя гарантом международного права (это второе такое (по)замешательство умов отечественных правителей после времён Венского конгресса), то я готов считать легитимным проявлением «обычного» международного права только то, что признанно таковым с точки зрения российской и реабилитированной ныне советской историографий.

Я даже соглашусь с тем, что точки зрения путинско-зорькинской системы создание третьим рейхом Польского генерал-губернаторства в период сентябрь 1939 – июль 1941 года было легитимным с точки зрения международного права, поскольку было признанно советско-германскими соглашениями, и вновь стало нелегитимным только после соглашения Майского-Сикорского 1941 года, признавшего ничтожными правовые последствия для Польши обоих договоров между Гитлером и Сталиным 1939 года.

Так вот, и советская, и российская историография признают безусловное право на вооруженное сопротивление иностранной оккупации и интервенции. Даже до 1917 года российское общественное мнение полностью поддерживало вооруженное сопротивление буров англичанам и сербов Дунайской монархии (после распространения на Боснию императорско-королевского законодательства – вместо формально остающегося до осени 1908 года османского) и такая позиция не опровергалась позицией двора.

Как известно, присоединение Крыма к Эрэфии не было признано легитимным ни одним из компетентных решать этот вопрос международным институтов – ни Генассамблеей ООН, ни Парламентской ассамблеей ОБСЕ, ни Советом Европы.

Впрочем, для любителей прикрыться прецедентом, отмечу, что аналогично не признано и соединение израильского и бывшего иорданского секторов Иерусалима в единое муниципальное образование в качестве столиц Государства Израиль, а также независимость Нагорно-Карабахской республики и Республики Северный Кипр.

Более того, присутствие российских военнослужащих в «Отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (ОРДЛО) признано на международном уровне оккупирующим действием.

Современное право регулирует действие сопротивление следующими критериями. Комбатантами (совместно-сражающимися, иначе «партизанами» или «боевиками» - см. скульптуру Шадрина «Рабочий-боевик») признаются те, кто имеет централизованное командование, общие различимые отличительные знаки (хоть ленту на шапке) и соблюдают обычаи и правила войны, т.е. нормы гуманитарного права Женевских конвенций, кстати, запрещающего применение «тактики выжженной земли» даже на собственной территории.

Прицельные нападения комбатантов на оккупирующие гарнизоны, военные части, полицию и административные органы оккупирующей державы не признаются актами терроризма (разумеется, кроме атакованной оккупирующей державы, убеждённой, что любые действия иррегулярных формирований являются терроризмом). Правовые претензии к Организации Освобождения Палестины строились на том, что до 10 июня 1967 года она атаковала цели на территориях, которые критскими соглашениями о перемирии 1949 года были признаны арабскими странами как находящиеся под израильским контролем.

И вот после этих нудных, но необходимых в дальнейшем рассуждений, обратимся к тем крохам, которые нам уже известны и попробуем их проанализировать.

1. Засылаемый диверсионный отряд (в последней версии – 2 отряда) не будет использовать самодельные взрывные устройства – они всегда хуже, слабее и ненадёжней армейских. Причём, самое уязвимое звено – подрыв и детонация. Нам «ФСБ хоум-видео» показало 20 двухкилометровых густорозовых брусков (тола? – прямо из фильма про глушение браконьерами рыбы) с привязанными детонаторами, что делается только перед самой закладкой зарядов. Затем добавляют – это «взрывчатка» для серии минивзрывов на пляжах. Заряд в 2 кг тола, даже безоболочковый, это – очень даже не минивзрыв! Видимо, потом снаряженные детонаторами бруски полагается распилить – каждый на 8-16 кубиков? Но для них нет детонаторов, которые будут сперва вновь отвязаны (а зачем привязали изначально?)… А потом – организовать 160-320 подрывов?

Согласно распространяемой ФСБ версии довольно странно поведение «украинских диверсантов»: через два дня после «провала террористического подполья» (на сегодня – якобы 10 человек) в Армянске, когда «кругом полнейший шухер» (дороги и КПП перекрыты, идёт массированная переброска частей с юга на север полуострова, оцепления и облавы), две увешанные штатным армейским вооружением группы зачем-то идут на прорыв границы – один эпизод среди бела дня – с боем, выдавая подготовку своих действий выдвижением украинской бронегруппы… Всё это приписывается диверсантам страны, два с половиной года ведущей полноценную войну, т.е. весьма опытным. Сообщается о гибели 5 членов группы вторжения (но нам не показывают их тел, что обычно делается спецслужбами при репортажах о ликвидации кавказских «бандформирований»).
Нам показывают одного плотного, но совершенно не похожего на диверсанта мужчину, с избитым лицом, и в двух разных рубашках (первая оказалась потом слишком окровавленной?), которые рассказывает, что украинская военная разведка подрядила его на рекогносцировку будущих целей терактов менее чем за 9 тыс. рублей!

Словом, Штирлиц шёл по Берлину в будёновке, наигрывая на гармошке «Катюшу», через плечо у него свешивались обрезанные парашютные стропы – ещё никогда он не был так близок к провалу…

2. Попытка прорыва диверсионных групп через границу под прикрытием огня бронетехники (скорее всего, подразумевались крупнокалиберные пулемёты) – это акт агрессии, о котором заявляет МИД, а спецслужбы, пограничники и военные дают фактуру: извлечённые из грунта или стен домов осколки мин и пули агрессора; вид воронок; показания пленных; фотографии погибших, сопровождаемые официальными соболезнованиями.

Обязательной стадией реагирования являются немедленное обращение с протестом в Совбез ООН, ОБСЕ и Совет Европы. 10-летним ребёнком я запомнил как быстро и жестко реагировали советские власти на нападения китайцев на советских пограничников на теперь китайском острове Даманский в марте 1969 года.

Но инициативу обращения в ООН отдали Киеву и были очень довольны, что Совбез в ходе консультаций подтвердил необходимость минского процесса! О жалобе на агрессию и терроризм «нелегитимных киевских властей» со стороны Чуркина и речи не было…

Хотя РФ был нанесён не меньший ущерб в живой силе, чем в прошлом ноябре при сбитии турецким перехватчиком бомбардировщика. Причём, огонь якобы вёлся через границу, что по всем международным стандартам кошмар-кошма-кошмар! А градус истерии – на порядок меньше!

Тут был Чуркину и выложить эффектным жестом снимки, да ещё деформированные крупнокалиберные пули от стрельбы украинского бронетранспортёра высыпать из конвертика на стол Совбеза…

Ведь были же звёздные часы человечества: Эдлай Стивенсон, показывающий верещащему Зорькину фотографии советских ракет на Кубе; Джордж Шульц, проигрывающий запись доклада советского лётчика о том, как он только со второй ракеты добил корейский «Боинг» рейса КАЛ-007; Абба Эбан, чеканно ответивший на реплику советского представителя о том, что тому «надоело слушать этот еврейский базар»: пока вы рассуждали о еврейском базаре, еврейские солдаты вышли к Суэцу…

Словом, свистнуто, конечно, было, но свистнуто – откровенно слабо…

Поэтому, чтобы сохранить видимую логичность событий, выдвинем версию, что если всё демонстрируемое нами в последнее время – это не топорная фальсификация в духе Гляйвиц-Майнила, то прорыв был именно в сторону украинских рубежей.

Украинская версия – через границу пробивались российские дезертиры, положившие в итоге почти взвод (2 убитых, 10 раненых) погранотряда ФСБ.

Я же согласен на компромиссную версию. Вот был партизанский отряд с участием только что прибывшего в Крым туристом и арестованного судом гражданина Украины Евгением Панова, а также из неких крымчан-россиян, и когда начались провалы, пошли они через новую границу обратно.

Тут вроде бы становится понятным появление на сцене украинской бронетехники и стыдливое молчание Москвы в течение двух дней о пограничном сражении, в котором, напомню, погибли двое и якобы были ранены 10 российских силовиков. В горячке боя, предполагаю я, преследователи украинских боевиков перешли на ту сторону и были отогнаны огнём украинских частей, а использовать более тяжелые системы вооружения для подавления противника - не решились. Именно поэтому ньюсмейкером темы боя стало именно ФСБ, а не МИД.

Необходимо отметить, что проникновение комбатантов на оккупированную территорию не лишает отряд статуса «партизан». Например, почти все партизанские отряды первой волны во время Великой Отечественной были созданы НКВД и засылались во вражеский тыл, являясь, строго говоря, рейнджерами-пенетраторами. Точно также делали деголлевские бойцы и приданные им в помощь английские и американские (из легендарного Управления стратегических служб генерала Уильяма Донована, которое ЦРУ Аллена Даллеса превзойти в этой сфере так и не смогло) спецназовцы, отправляясь во Францию, к отрядам «макизаров».

Очень важно, что политическая оценка событий, включая конспирологическую связь с недавним покушением на Плотницкого, заявление о прекращении переговорного процесса и, что самое главное, о возращении Кремля к своей февральско-майской позиции 2014 года о нелегитимности («захватили власть и продолжают её удерживать») украинской власти, были сделаны именно Путиным на брифинге, посвященном переговорам с армянской делегацией об урегулирования карабахского кризиса.

Однако официального заявления главы государства, размещённого на его сайте – не было. Нет пока и ноты Смоленской площади, даже ожидаемого градуса резкости блога от Маши Захаровой. Присутствующий же на брифинге Лавров тактично молчал и сей очередной внешнеполитический поворот на украинском направлении никак не комментировал: предполагаю что осмысливал как лучше будет теперь начинать разговоры с западными коллегами: извинительно – «б***, сорри» или, напротив, наступательно - «сорри, б***».

Выдвину гипотезу, что самая проигрышная для украинской стороны версия выглядит приблизительно так.

Участники АТО (из состава гвардии-ополчения) проникли в Крым, где создали подпольно-диверсионную сеть. После её разгрома частично пытались с боем вернуться к своим. Поскольку они проникали на территорию, которую, исходя из позиции ООН, ОБСЕ и Совета Европы, считали оккупированной, то нарушили международное право в значительно меньшей степени, чем отряд Гиркина и казачьи действительно-добровольцы, с оружие в руках вторгшиеся в апреле 2014 года на Донбасс.

Обратим внимание, что приписываемые ФСБ украинскому подполью планы, как уже отмечалось неоднократно, странно менялись. При этом необходимо признать, что планы эти, в изложении отечественных спецслужб: разрушения инфраструктуры (мост), объектов жизнеобеспечения гражданского населения (упоминались газораспределительные сети), покушение на правительственный кортеж крымского начальства, атаки в курортной зоне (и всё это – на плечи семерых!) – оказываются значительно ближе к признакам терроризма (саботаж и слепое поражение мирного населения с целью политического давления), чем к диверсионно-партизанской активности.

Неудивительно, что посол США в Киеве почти немедленно заявил, что российская версия об украинской агрессии, как любит говорить президент Порошенко – фейковая… И вряд ли в данном случае Госдеп не сверил свои позиции с Белым домом.

Теперь о возможных развитиях событий.

Ещё в начале июня всё было переполнено слухами о визите Путина именно в эти дни Минск, где он на личной встрече с Порошенко сенсационно разрулит кризис, подготовкой к чему станет новый обмен украинских узников совести на захваченных российских военных и агентов, а также широкий и окончательный обмен пленными и интернированными в ходе АТО. Вдруг всё отменилось. Ничего принципиального за это время, кроме «Бритоисхода» и скандального разгрома асадистов под «столицей» Халифата Раккой и под Пальмирой не случилось.
Если после всех угроз и российских истерик, путинский пар уйдёт в свисток, то это - сказочный подарок президенту Порошенко, ведь Москва демонстративно сорвала мирный процесс и бряцает оружием.

Может быть, Путин решил так шугануть Запад, в надежде на то, что испуганный Обама и растерянный Керри начнут подгонять «нормандскую тройку» быстро принять все условия сердитого Владимира?

Но три поколения немцев, три поколения поляков, ныне играющих большую роль в ЕС, и три поколения левых (т.е. энциклопедически образованных) французов знают слово «Гляйвиц». А Обама и два поколения американских либералов знают словосочетание «Тонкинский инцидент». И все образованные китайцы и все образованные японцы уже почти 80 лет знают словосочетание «Нанкинский инцидент» («Инцидент на мосту Марко Поло»).

С лидером, который пугает, могут считаться, но не с тем, кто вызывает омерзение и гадливость! Ведь есть вероятность, что подзабытое, сугубо российское выражение «Рязанский сахар» вдруг обретёт такую же мировую известность, как «Чай с полонием»…

Если же в Кремле думают смутить Париж, Лондон, Вашингтон и Берлин тем, что группа украинских боевиков готовила диверсии в Крыму, то, напрасно – современный Запад отлично умеет отличить международный терроризм от резистанс. Тем более что англосаксы (как многовековые русофобы) вовсю поддерживают сирийских повстанцев, среди прочего, периодически сбивающих российские вертолёты.

Северное Причерноморье - не Южное Средиземноморье, и Путин не решиться приказать сделать то, что сделал бы Израиль, произойди похожий инцидент на границе с Ливаном или Газой, а именно – нанести точечный ракетный или артиллерийский «удар возмездия». Хотя симптоматичен очередной хор «полутологов», призывающих именно отбомбиться. Сирию разносить стратосферными бомбардировками уже явно поднадоело: где-то там, далеко, под облаками, уничтожаемые командные пункты и боевая техника – землянки и джипы с пулемётами запрещённых в РФ организаций… А какая же «Святая Русь» – «Новый Израиль», ежели никого не бомбит?

Если Эрэфия готовит блицкриг и встала на путь эскалации кризиса, тогда, разумеется, понятны предостережения «Новой газеты»: не имея возможности прямо обвинить фатерланд в подготовке открытой войны с Украиной, редакция тактично выразила симметричное предостережение обоим сторонам.


РИТУАЛЬНЫЙ ЗАБОЙ КУРОЧКИ РЯБЫ. ЧАСТЬ 2
e_v_ikhlov



Впрочем, совершенно непонятен и общий смысл такого блицкрига. Нынешняя линия прекращения огня («линия тишины») стабильна с марта 2015 года, и всё это время с украинской стороны она укреплялась в расчёте именно на угрозу массированного прорыва.

Если Путин и Шойгу, особенно - первый, не окончательно вышли в астрал, то наступление будет вестись якобы силами «суверенных» армий «ДНР-ЛНР», т.е. без авиации и штурмовых вертолётов [которые с утра – я на даче около Кубинки – кружили над головой, пугая кота], и через «линию тишины», а не через северный участок границы – на Чернигов и Киев.

Стратегический прорыв на нескольких направлениях укреплённой многоэшелонированной полевой линии обороны – это действия нескольких дивизий, многих сотен танков и бронемашин при массированной поддержке многих сотен артсистем и систем залпового огня.

Это уже - полноценная фронтовая операция, значительно более масштабная, чем штурмы Грозного зимой 1995 года или наступление на Гори, Поти и Зугдиди в августе 2008 года; операция, при которой потери наступающих в первый же день составят сотни убитыми и ранеными. Формальное подключение к боям ВС РФ станет самым близким приближением к Мировой войне со времён советских угроз провести десантирование в Египет и Сирию 22 октября 1973 года.

Когда 8 лет назад российские танки ещё только выходили из Гори на идущие в Тбилиси шоссе, а из Абхазии российские ВДВ-шники выдвинулись на Поти на грузовиках [достойное книги рекордов Гиннеса использование десантников; впрочем, обратно они везли трофейные унитазы], то в столице Грузии уже было несколько восточноевропейских глав.

Поскольку Обаме надоело ходить в «хромых утках», а Мэй и Джонсону - обживать периферию мировой политики, то к тому времени, когда российские части успеют продвинуться на 10-15 км., в Киеве, скорее всего, уже высадятся первые англосаксонские солдаты (чисто понаблюдать), а Пентагон вспомнит о петиции виднейших сотрудников Госдепа с призывом отбомбиться по войскам Асада – как злостным нарушителям мартовского перемирия.

В случае же расширения военных действий, неизвестно зачем дошедшим до Днепра российским частям предстоит осада городов-миллионников - Запорожья, Николаева, Херсона, Днипра (Днепропетровска) и Харькова…

Это ведь только российским «пикейным жилетом», блеющими голосами звонящими в эфир «Эхо Москвы», придёт в голову, что уставшим от послереволюционного бардака и дороговизны украинцам может захотеться встречать российские части как «освободителей», несущих им – как в песне Александра Галича о чекистских палачах - «порядок и достаток» [такие высказывания – сами по себе идеальное социологическое обследование, лучше всего говорящее о неукротимой тяге отечественного обывателя к «чечевичной похлёбке»].

И полагаю, что и в Кремле, и на Арбате, и на Фрунзенской набережной хорошо расслышали прошлогоднее обещание на конференции НАТО в Вильнюсе, что ответом на штурм Киева будет атомный удар…
Но тогда уже совершенно непонятна потная возня вокруг приватизации «Башнефти». Война – это не только очевидный уход западных денег от любых российских IPO, но и уход последних российских инвестиций от вложений.

И в этом случае уже вовсе абсурдна яростная война компромата с Сечиным и Медведевым-Шуваловым - ведь так бьются только, когда есть реальный шанс на хороший куш, а не когда сановные кланы просто «отрабатывают номер», маскируя лихорадочным обсуждением планов приватизации подготовку к войне и полной уже изоляции страны (поскольку для и нынешней Турции солидарность с НАТО в критический момент выбора будет куда важнее уже явно неактуальных планов по газовому хабу, турпотокам и экспорту помидоров).

Или Путин просто начал очередную импровизацию, к ужасу собственного двора, вновь сдернув скатерть с банкетного стола? Антиистеблишментарный заговор президента и ФСБ? Какая-то зима 1953 года?!

Но, может быть, Путин решил именно так отметить 17-летие своего назначения не просто премьером, но и преемником Ельцина?! В те драматические дни, когда бывший полковник ГРУ, бывший заместитель министра обороны Республики Абхазия и кавалер ордена «Герой Абхазии» Шамиль Басаев в арбузом в руках картинно входил в Дагестан.

Я помню, как в кадре еще киселёвского НТВ первые раненые российские солдаты рассказывали с госпитальной койки о странном сворачивании буквально за несколько дней до вторжения поста десантников, который только в июле, когда третий президент Ичкерии Масхадов подавил мятеж Басаева, был установлен на стратегической возвышенности у дороги между Чечней и Дагестаном.

В июне-июле 1999 года штурмовики с подмосковного аэродрома в Кубинке почти ежедневно явно отрабатывали парные заходы на пгт Тучково, расположенный в излучине Москвы-реки, так напоминающей петляющую Сунжу. Насмотревшись на это, я буквально «вынес мозги» правозащитникам, и в результате Людмила Алексеева и Лев Пономарёв подписали заявление о критической угрозе авторитарного переворота и начала второй войны в Чечне. В те идилические времена заявление имело резонанс, и даже досиживающий последние дни в качестве премьера Сергей Степашин публично заявил, что новой войны допустить никак нельзя…

Год же назад вовсю и тоже парами разлетались лёгкие бомбардировщики, раскрашенные в цвета триколора… И было ясно - их ждала Сирия…

***

Небольшое лирическо-военное послесловие.

Битва за приватизацию российских госкомпаний – выглядела таким же очевидным отказом от обострения международной обстановки, как, допустим, масштабное сокращение численности армии.

Громогласные заявления об украинской террористической сети в Крыму – это «замечательная» подсказка тем, кто выбирает сейчас между Таврией и Анталией на сентябрь и октябрь. Предложения <не того>Аксёнова «пленных не брать… вешать как убитых ворон в виду у украинской стороны» - спокойствия потенциальным и кинетическим отдыхающим отнюдь не прибавляет (значит – ждут ещё «ворон»), как и не прибавляет авторитета российской позиции на Западе, где хватает эрдогановских посулов виселиц.

Таким образом, новым крымским обострением Москва старательно разрушает свои макро- и сравнительно-микро-экономические планы, одновременно перечёркивая два года кропотливых усилий по восстановлению финансового доверия к стране и обустройству благопробретённой «всесоюзной здравницы». Зачем-то звали Кудрина, собирали Санкт-Петербургский экономический форум, ставший дефиле придворного либерализма.

С моей точки зрения, происходящее - феерический абсурд.

Удивительно, как аналитики Кеннеди в своё время не поняли, что решения Хрущева о значительном сокращении сухопутной армии (главное – имевшего опыт войны офицерского корпуса) и отказ от достройки линкоров (самого защищённого от ядерных ударов класса кораблей) – это и есть самое веское доказательство отказа Кремля от жуковских планов европейского блицкрига (под американскими, британскими и французскими атомными ударами из 2-млн. советской армии до оплавленного остова Эйфелевой башни и закопчённых скал Дувра могла дойти ещё многочисленная группировка, а из 1-млн. – никого), а никакой иной концепции Третьей мировой у СССР не было.
Поэтому Берлинские кризисы и Карибская конфронтация были только игрой на нервах Белого дома.

Я, например, полагаю, что если бы Сталин в июне 1941 года, вместо скрытой мобилизации, предвосхитил бы поступок Хрущева, который спустя два десятилетия издал указ о частичной демобилизации (для возращения рабочих рук народному хозяйству), то вечно колеблющиеся немецкие генералы с высокой степенью вероятности «замотали» бы «Барбароссу»: «мой фюрер, видите, больше никакой угрозы на Востоке, поэтому давайте, сперва – Юго-Восток - помочь битым итальянцам в Ливии и прогерманскому мятежу в Ираке».

А вот когда вермахт втянулся бы в бои за Александрию и растянулся бы по Анатолии и Курдистану, то – помечтаем - недомобилизованная Красная Армия могла бы идти на Бухарест, Варшаву, Краков, Данциг и Кёнигсберг, в то время как единственными воротами для быстрого возвращения вермахта в центральную Европу становился бы софийский железнодорожный узел, оказывающийся под ударом армии Иосифа Сталина и партизан Иосипа Тито…

И не надо думать, что такой вариант спекуляция на играх в альтернативные варианты. Вот ситуация в нашей реальности. В начале апреля 1941 года Гитлер, выведенный из себя переворотом в Белграде и отчётливо антигерманским договором
Югославянского королевства с СССР (со стороны Сталина это было формальным нарушением всех его соглашений с Гитлером, т.е. поводом к войне), поломал подготовку к тщательно продуманной «Барбаросе», бросил против Белграда и Афин не только авиацию и пехоту, но и все свободные танки (длительный пробег по балканским дорогам не улучшил их техническое состояние), а также положил на Крите особо подготовленных десантников.

Это привело к месячной (!) отсрочке начала решающей для рейха кампании. В результате к Смоленску вермахт вышел одновременно с завершением развёртывания Второго стратегического эшелона РККА, о существовании которого ни германская разведка даже не подозревала.

После чего почти идеально разворачивающийся план будущего фельдмаршала Паулюса был грубо поломан: месяц ушёл у вермахта на прогрызание позиций даже контратакующего Второго эшелона, и месяц – на захват стратегически и экономически очень нужных (но где-то к весне 1942 года) Киева, Харькова и Донбасса. Поэтому для наступления на Москву по дорогам, заслуживающим этого названия, гитлеровцам досталось 3 недели в октябре и одна – с конца ноября…

Учитывая случившуюся историческую реальность, довольно легко представить себе, как Гитлер соблазнился бы весной 1941 года возможности «в полтычка» (лишь «продавить» преемника Ататюрка – хитрейшего Иненю) заполучить Мосул, Багдад, Басру, Аравию, а также выход на Тегеран и Баку, отлично зная, что его наступающим частям достаточно будет только постреливать в воздух – для острастки англичанам, и так убегающих от восстающих курдов, арабов и персов.