?

Log in

No account? Create an account

АБСТРАКТНОЕ: КРАСНАЯ ШАПОЧКА И ПРОСНУВШИЙСЯ ВОЛК
e_v_ikhlov




Все разборы знаменитейшей сказки Перро про Красную шапочку отмечали, что её героиня не упустила ни одного шанса стать жертвой Серого волка. И дело не в её нарочитой клинической виктимности, но в старании сочинителей собрать – в назидание отроковицам – все неправильные варианты поведения.

В нашумевшем флэшмобе исповедей жертв изнасилования огромное внимание было уделено тому, что виктимное поведение ни коем разе не оправдывает насильника. Но сиё отнюдь не значит, что и потенциальные жертвы не должны избегать виктимного поведения.

Некоторое время тому назад я упомянул преступную близорукость всех «до февральских» украинских властей, не понимавших, что c момента объявления Украиной госнезависимости в границах УССР, её виктимность (вероятность стать жертвой) Эрэфии необратимо стремится к 1, но не готовивших к этому катаклизму ни общество, ни армию. В т.ч. с точки зрения дислокации и принципов рекрутирования вооружённых сил: например, крымские гарнизоны должны были формировать практически только из призывников, а лучше - контрактников из западных областей и Киева и с солидными осадными запасами.

В отличие от России-матушки, где и романистика (альтернативщики), и публицисты, и общественно-политические деятели двадцать два года готовили общественность к войне с Украиной и её расчленению.  Перечисленные мною тогда критерии виктимности для государства/нации применительно к Украине и украинцам, я хочу расширить до некой универсальности. С конкретными примерами, разумеется.
Итак, государство с очень высокой (достаточной для определения параметров военного планирования на одно-два поколения) вероятностью станет жертвой агрессии со стороны соседа, если оно подпадает под следующие признаки.

1.     В прошлом полностью или частично входило в его состав и общим мнением в бывшей страны-владелицы является отрицание существования новой нации и полноценности нового государства.

Единственной гарантией безопасности здесь служат не официальные обещания правительств, кои меняются (и те, и те), и не договора и союзные связи [они имеют смысл только, если союзник будет умирать за свои обязательства – и кайзер, и фюрер в своё время весьма просчитались, решив, что Франция и Англия не объявят войны: в первый раз из-за Российской империи, а второй раз – Польши], но явный отказ культуры страны-соседа от милитаризма и идеи имперского реваншизма, по крайней мере, на данном геополитическом векторе.
С этой точки зрения, Китай, к которому примыкают огромные и богатейшие области нынешней Эрэфии, для неё столь же опасен, как и Эрэфия – для Украины, Белоруссии и Закавказья. Если Китай, третий раз в своей истории сойдя с ума – после революционной [созданной победоносным крестьянским восстанием] династии Мин и правления Мао – двинется завоёвывать бывшие имперские пространства, то только на северном направление особого сопротивления ждать не придётся, в то время как в Индокитае, в Корее, в Непале и на Кашмире интервентов будет ждать испепеляющая по ненависти партизанская война, а экспансия в Центральной Азии будет означать увеличение внутри взрывоопасного исламско-сепаратистского элемента.

Именно нежелание перегружать себя инокультурным социумом лучше всего сдерживает империалистические устремления: после захвата огромных пространств Северной Мексики в середине XIX века, Соединённым Штатам оставался лишь один шаг - и они получали длиннющий полуостров Калифорния, удобнейшие стратегические бухты и огромный шельф. Но этот шаг не был сделан, даже когда Мексика разваливалась в огне гражданских войск и, казалось, было не сложно выкроить из соседа приграничное марионеточное государство (как это произошло с Панамой), а потом «свободно присоединить» – как Пуэрто-Рико.

2.     Владеют территориями, являющимися ареалами, которые либо продолжают этническое расселение соседа, либо страна-сосед относит их к этнически-родственному населению.

Например, эльзасцы  - для второго рейха, македоняне – для болгар, украинцы и белорусы – для русских…    

3.     Владеют территориями, имеющими огромное символическое значение для соседа (соседей).

Например, владение частью арабского/исламского мира Израилем – любой конфигурации и величины еврейского государства, даже в ооновских  границах, просто по факту его появления на свет в мае 1948 году, или владение Иорданией, по итогам Палестинской войны-1948-49 годов, сакральными библейскими территориями (Старый город в Иерусалиме, части Иудеи и Самарии) делало Шестидневную войну и последующую реванш-войну Судного дня неизбежными. В ином случае апрельско-июньский конфликт 1967 года был бы куда менее масштабен [уже к вечеру 5 июня, после практически полного уничтожения арабской авиации, всё всем стало ясно] и куда проще, как в 1949 году во время переговоров на Крите, стороны вышли бы на перемирие…  А в результате эпическую арабо-израильскую войну прекратило только распад Ирака и Сирии, аравийско-иранский конфликт и погружение Египта и Аравии в нескончаемую войну с исламистами…

Поэтому для Эрэфии, как второго на земном шаре немусульманского государства, владеющему признанной частью исламского мира, надо всегда трепетать перед угрозой со стороны объединёнными силами ислама. И недопущение объединения мусульман в единую нацию должно стать для Москвы такой же параноической идеей, как недопущение объединения немцев было генеральной политикой Парижа - от кардинала де Ришелье и вплоть даже не до императора Наполеона III, но до президента Миттерана, вместе с баронессой Тэтчер, уговаривающих Горбачёва наложить вето на воссоединение Германии.
Исходя из такого подхода вероятность НАТО-вской оккупирующей агрессии против Эрэфии минимальна – зона геополитического влияния России уже выведена за пределы того, что Запад ассоциирует с Европой, и поэтому лишилась смысла сакральная цель Свободного мира - освобождение «порабощенных народов». В Центральной же Азии геополитическое влияние Эрэфии легко оспаривается не только Китаем, но и, как показали недавние триумфальные визиты Эрдогана, Турцией.

Главный страх Запада – это катастрофическое обрушение Эрэфии, которое приведёт Халифат не только на Кавказ, но и на среднюю Волгу, и обеспечит полную энергетическую и сырьевую независимость Поднебесной.

Но поскольку с точки зрения имперско-реваншистской Москвы, теперь именно Запад получил «российскую символическую территорию» - западный имперский лимитроф (Грузия, Балтия, Украина, Молдова и уже почти наверняка – Беларусь), то действительно сумасшедшее правительство в Москве может попытаться его вернуть.

Тем более что потеря Киева означает для России окончательный провал трех с половиной веков европейского вектора имперской политики, а также, что не менее важно, превращение в фикцию «Русского мира», как наднационального цивилизационного поля. Поэтому даже символическое возвращение его в орбиту Москвы – огромный стимул. Что превращает реваншистско-имперскую Эрэфию в вечного недоброжелателя стабильной прозападной Украины.  И сдерживающим фактором здесь является отнюдь не готовность англосаксов в шестой раз (после Людовика XIV, Наполеона, кайзера, Гитлера и Сталина) бросить вызов претенденту на панъевропейскую гегемонию, но уже показанная Грузией и Украиной готовность биться насмерть. Какие бы не ждали Грузию или Украину в будущем социально-политические штормы, деконструкция российского государства в обозримой перспективе куда вероятней, чем распад национальных государств.

Поэтому для Запада очень важно полупридушить Эрэфию в ходе новой Холодной войны. Достаточно, чтобы у Москвы не было искуса серьезной войны, но недостаточно для бессильного распада страны перед лицом исламской герильи или китайской прокси-экспансией… Впрочем, нынешний предел российской мощи хорошо показали не только перипетии боёв за Дебальцева, Широкино или Марьинку, но и очередная эпическая битва за Алеппо.

Кстати, вот Сирия. Её виктимность была тройной:
а) это был старый советский союзник, не переживший этапа скандального разрыва с Москвой, и поэтому вмешательство в гражданскую войну выглядело как долгожданное возвращение на Арабский Ближний Восток (после разгрома Киссинджером и Картером дипломатии Громыко-Примакова);
б) Сирия считается Христианским Востоком (в смысле православным – Ливан – католический) и экспансия по этому азимуту символически продолжала двухвековую экспансию царей – не Царьград, так Хмеймим;
в)  Асад-мл. - последний несвергнутый арабский потомственный секулярный диктатор, лидер Партии арабского социалистического возрождения, ещё его отец 33 года тому назад топил в крови восставшее Алеппо и лагеря палестинских беженцев в Ливане – ну, как не защитить этакое сокровище?!

По тем же критериям Ирак был виктимен для ударов обоих Бушей:

а) американским христианам-фундаменталистам близка идея защиты Сиона (плацдарм для Второго Пришествия);

б) все американцы среднего и старшего возраста смотрели кино про приключения Али-бабы и Синдбада-морехода, и идея свержения багдадского султана-злодея специально вызванным джином у них не вызвала никакого отторжения, напротив - это и есть хороший конец хорошей сказки. Янки вешали нацистов в Нюрнберге, видели снимки повешенного Муссолини, и в идее повешения Хусейна и его братца – Али-Химика не увидели ничего экстраординарного. Это им странна любовь русских к Сталину, и стремление поставить статую «русскому Ироду» – Ивану-Терриблю.   

Подведём итоги. На сегодняшний день с угрозой своему территориальному суверенитету сталкивается Эрэфия:
а) её восточноазиатская часть чересчур соблазнительна для Китая, а склонность местных и общих политических группировок к продажности и их инстинктивное пресмыкательство перед величием Пекинской державы (даже перед Пхеньянской) избавляет от необходимости излишне брутальных действий – можно просто копировать центральноамериканскую политику Соединённых Штатов эпохи  «Королей и капусты» О.Генри;
б) поскольку на Северном Кавказе и в части Поволжья единственной вызывающей боязнь властей, как правило, деспотических и коррумпированных, является политический исламизм, то инерционное продолжение нынешней политики при резком ослаблении репрессивного потенциала центра сделает эти ареалы зоной влияния мусульманского радикализма, вплоть до замены восточной Сирии и западного Ирака в качестве ядра Халифата.

В Европе российская брутальная экспансия возможна только на белорусском направление – притом, не слишком вероятном сценарии, если в послелукашенковский период один из диадохов, терпя поражение, решит опереться на «русские штыки». Это тут же сделает восточную Беларусь «Донбассом наоборот»: украинские, польские, балтийские волонтёры вместе с белорусским сопротивлением смогут превратить регион в котёл огня и крови. 

Нынешняя Москва это отлично понимает, но ведь и нынешний Пекин понимает, что Сибирь лучше скупать потихоньку, чем ломать на марионеточные квазигосударства.  Но и Китай, и Россия (как ядро Эрэфии) – это имперские цивилизации, имеющие склонность в внезапным взбрыкам.

Поэтому Пекину может показаться, что затянувшийся политический кризис в Москве даёт очевидный шанс, вроде «крымской халявы» в феврале 2014 года, и там «снесёт крышу».  В конце концов, вокруг 15 февраля 2014 года – четвертьвекового юбилея ухода советского контингента из Афганистана - было сказано и написано множество умных и правильных слов о пагубности афганской авантюре, бесславному финалу которой даже приписывали распад СССР.

Предсказаниям о том, что через 10 дней начнется интервенция в Крым, а менее чем через два месяца – криптовойна с Украиной, а через полтора года – вмешательство в гражданскую войну в Сирии, не поверил бы тогда никто. Обильно цитируя в доказательство пацифистские выступления политологов, военных и депутатов, с их рефреном про спятивших на мировой революции герантократов из Политбюро, подставивших под пули душманов «наших мальчиков».


И напоследок.  Хоть через полвека, но «освободительный» украинский поход в Донбасс и Крым неизбежен. Лишь только треснет московская государственность. Точно так же, как московские правители 19 лет терпеливо ждали военной изоляции или катастрофического кризиса в Польше и Румынии.  

«НЕ-ЮДЫ», КОЛЛЕКТИВНОЕ НАКАЗАНИЕ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ГОРДОСТЬ ВЕЛИКОРОССОВ
e_v_ikhlov


Отечественный параолимпионикам* сказочно повезло – они все стали жертвой «коллективного наказания» со стороны МПОК.

Так сказать, за выявленную на Сочинской зимней параолимпиаде  2014 года практику реализации российской государственной политики навязывания спортсменам допинга и организованное сокрытия следов его употребления.


И теперь параолимпоники, подобно своим коллегам – «олимпионикам просто», могут с чистым сердцем громогласно заявлять, что стали жертвой «мировой русофобии» и <уж не знаю, с какой чистотой сердца> твердить, что знать не знали и слыхом не слыхивали* про какую-то казённую программу допингирования.

Не знал о ней и блаженный председатель Российского ПОК Владимир Лукин, как раз в это время хлопотавший о спасении шкуры Януковича и вообще за всё время своего омбудсменства так и не узнавший о существовании в стране политзаключённых…

Но скоро этой гордой лепоте параолимпиоников придёт конец – международный спортивный арбитраж справедливо рассудит (как и в истории с их коллегами - олимпиониками просто) и отделит козлищ от агнцев: половина или две трети параолимпиоников будут избавлены от коллективного наказания; миф о всемирной русофобии даст ещё одну трещину, и спешно собирающие чемоданы будут говорить коллегам, старательно избегая встречаться глазами: «извини, старичок (извини, подруга), надо было просто уметь отказать тренеру» или «просто ты оказался не в том месте не в то время, бывает, надеюсь – скомпенсируют здесь, как обещали».

И не будет больше единого фронта российского спорта – один комитет перегнул палку, другой – его поправил в перекосах, и трудолюбивый муравей мчится за медалькой в западно-южное четвертьшарие, а стрекозиные песни не интересны даже спортивной журналистике…


Идея о всемирной русофобии явно создана в завистливом подражании еврейской идеи о всемирной юдофобии.

По аналогии с произошедшим с отечественным олимпийским движением, представим себе, что в МОК взяли власть антисемиты. И издали распоряжение об отстранении от игр израильской делегации (ну, там, «христа-распяли-воду-выпили»). Но в распоряжении написали не «хебреи» и не «израэлиты», но «юдо» (писали ведь заядлые юдофобы!).

И тогда последовал протест израильтян: дескать, юдо - это иудей, а иудей – это вероисповедание, а не национальность.


Протест был услышан арбитражем, была сформирована третейская комиссия, и от израильских параолимпиоников стали поступать апелляции: одни принесли заявления, что не соблюдают шабата и кашрута и поэтому не могут считаться иудеями; другие – что прошли «упрощенный гиюр», не признаваемый раввинами-ортодоксами; третьи – принесли разной степени купленности свидетельства что, дескать, рождены они не от своих матерей-иудеек, а от любовниц-ариек (или арабок)… Немного пустили в ход и домашние запасы «еврейского золота».

В итоге почти все такие апелляции были удовлетворены, и две трети израильской команды получили право ехать на Олимпиады - «как обосновавшие своё неиудейство».

Обрадовало ли бы это Израиль, так как обрадовало Эрэфию разрешение двум третям российской команды поехать в Рио? Не было бы это, напротив, воспринято в Израиле как величайший национальный позор? И ведь, скорее всего, немедленно были принято вполне драконовские меры - вплоть до законодательного запрета поднимать израильским олимпионикам национальный двуколор и лишение их права впредь обозначать себя в документах «евреями» (зато – больше никаких докучливых военных сборов).

А ведь прорвавшиеся в Рио российские олимпионики самим избранным им механизмом доказывания своей непричастности к госпрограмме допингирования, её наличие фактически и подтвердили! Они только доказали, что вот именно они в ней не участвовали или ухитрились не попасть на карандаш Радченкову и Степановой.

При солидарном отказе ехать был шанс всем вместе изобразить жертв несправедливой и беззаконной травли.

При индивидуальном «проскакивании» - каждый случай лишь ещё раз подтверждал всему свету обоснованность обвинений Эрэфии, ибо санкционировал и издевательскую перепроверку пробирок с мочой, и тщательную сверку с досье Радченкова-Степановой, что в итоге полностью лишило возможности повторять первоначальную отечественную версию о сфабрикованности и провокационности «русофобских» обвинений.

Таким образом, именно поднятие российского триколора над бразильским стадионом до предела опустило честь российского спорта и российского государства.  И нет в этом никакого парадокса – это ещё одно проявление замены отсутствующего национального самосознания беззаветной преданностью государству-кормильцу – «теюсу» и «сотеру».
И прецедент есть, хороший, исторический – как миленькие, шли князья, начиная со святого благоверного Александра Невского, в ханский шатёр - меж «очистительных огней», подтверждая сим свою природу как источника скверны. А вот папскому нунцию сию процедуру и предлагать*** не стали…  

Спортивные чиновники должны были ехать в Рио, а российские телезрители – обязательно созерцать родной стяг над более-менее солидной группой, одетой в «антикомаринную» униформу вышибал из тропического ресторана, и слушать захлёбывающиеся от триумфирования репортажи про очередные медали… Неудачникам же - как и положено, плакать, судьбу свою кляня…         
____________
*Олимпийцы – это главные эллинские боги, обитатели горы Олимп, а «параолимпийцы» - боги второго-третьего ряда, вызываемые на Олимп только «на ковёр» или посещаемые олимпийцами по эротической надобности. Иногда так можно называть верхний слой элит, в ироничном значении «небожители». Спортсмены – участники Олимпиад – по-эллински олимпионики.

** Подобно легендарному ковбою Джо, «даже не знавшему» слово, которое употребила юная хозяйка мула, конкретно объясняя ковбою, что именно оный вытворяет с ковбойской кобылицей.

***Чтобы завершить с евреями. Все делегации со всех областей империи и от союзных племён-федератов**** обращались к цезарям коленопреклонённо. Кроме евреев, «приверженных своим варварским предрассудкам». Потому что божественным (по версии Светония, или не очень) августам нужны были переговоры с представителями бунташного приграничного края, а не предлог обезглавить кучку раввинов.   

****Федерация – это по-древнеримски – территории союзно-вассальных Риму племён. Например, заиорданские владения обезглавившего Иоанна Крестителя Ирода II Антипы, зарейнские земли тевтонских рексов, заевфратское  Эдесское княжество и Армянское царство – это и есть Римская Федерация. А Сирия, Галлия, Британия, Иллирия, Испания, Египет, Сирия, Африка, Греция, Иллирия, Дакия – это «просто» Римская империя.

О добросовестности призывов и одобрений
e_v_ikhlov





О добросовестности (приложение к моему гипотетическому декрету «О политической рекламе» - Приложении к Декрету «О защите и без того слабых мозгов населения»):
«… В том случае, если призывы к легализации гражданского огнестрельного оружия, сопровождаются изображением конкретных призывающий к этому лиц или просто рекламных изображений человека, то изображение обязательно должно включать процесс чистки и смазывания оного оружия призывающим»…

«Политический, общественный деятель п
ри публичном выступлении, журналист или публицист, при выступлении в поддержку правильности имевших место нелегитимных действий, как-то попыток вооружённых восстаний (мятежей), революций, силовой смены власти (революций), нанесения военных ударов по иным странам либо вторжения на их территорию, должен в обязательном порядке оговаривать, что одобряет проистекшие от этого жертвы и считает их оправданными…».

[Из пояснительной записки:… стильная женщина или красивый мужчина, позирующие с короткостволом, с учётом подсознательной цепочки фрейдистских ассоциаций, очень выигрышны; однако зрелище дамочки, перемазанной машинным маслом и ломающей маникюр в процессе регулярного техухода или эффектно задранного задка юноши, ищущего под столом на кухне ускакавшую пружинку, вносят в процесс «гражданского вооружения» здоровый реализм {см. рассказ Веллером рассказа Конецкого о маузере Папанина и злопамятном радисте Кренкеле}… три недели я читаю о благодетельности антиэрдогановского переворота и сожалений о его провале, однако никто из сожалеющих не взял на себя смелость добавить… «и очень жаль, что «защитникам светских принципов турецкой конституции» не хватило решимости покрошить все эти толпы эрдогановцев на улицах и площадях Анкары и Стамбула»… я уже помалкиваю о том, как это члены разветвлённого полуподпольного суннитского ордена оказались вдруг чаемыми «кемалистами»]

8-летию российско-грузинской войны посвящается
e_v_ikhlov


8-летию российско-грузинской войны - первой войны за перекраивание границ внутри СНГ посвящается


Август 2008 года я провёл в абхазском приграничном армянском посёлке Гантиади (ныне Цандрипш).

Я видел, как за несколько дней до 08.08.08 в сторону Грузии летели штурмовые вертолёты. Потом я видел как по только что отстроенной – на средства Москвы по указанию Лужкова - курортной железнодорожной ветке ехали составы с солдатами и оружием – в сторону Грузии. Ветка шла около пляжа, составы шли медленно и не один российских отдыхающий даже не махнул им рукой, не то что пожелать
победы.

Потом я видел как взрослые ждали мобилизации и рвались идти воевать, и потом раскрыли заговор подростков, которые хотели тайно бежать на фронт, не на осетинский, на абхазский, выгонять грузин из их приграничного анклава.

Свои впечатления я приготовил к общественным слушаниям по этой войне, которую осенью 2008 года провела «Национальная ассамблея Российской Федерации», фактически созданная Г.К. Каспаровым (без этого опыта взаимодействия разных идеологических направлений не было бы и КС оппозиции 2012-13 годов).

Выступить тогда я не успел, но мой развёрнутый текст, начинавшийся смс-ками солдата потом погибшего солдата (его танк первым шёл в колонне на Тбилиси и был подбит, и родители долго не верили в смерть сына, всё верили в плен) был опубликован и потом воспроизведён на сайте «Мемориала», а также, с иллюстрациями - в 41 и 42 номерах за 2008 год мухинской «Дуэли», ныне запрещённой за публикацию проекта референдума о привлечении к уголовной ответственности всенародно избираемого президента и федеральных депутатов в том случае, если на следующих выборах избиратели дадут им негативную оценку (т.н. «Дело «Армии Воли народа»).


Приложение

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2008/10/m162358.htm

Евгений Ихлов. Триумф воли к смерти. Подробный анализ грузино-югоосетинского конфликта 7-12 августа.


"Триумф воли к смерти". Приложение к посвящению 8-летию войны 08.08.08. Часть 1
e_v_ikhlov



20.10.2008

Евгений Ихлов. Триумф воли к смерти. Подробный анализ грузино-югоосетинского конфликта 7-12 августа.


На основе текста выступления, подготовленного для Общественных дебатов по российско-грузинскому конфликту, проведенных Советом Национальной Ассамблеи 11 сентября 2008 г. в Музее - Общественном центре имени А.Сахарова

Из SMS-сообщений солдата-срочника, москвича, танкиста, механика-водителя Максима Анатольевича Пасько (в/ч 66431, по официальной версии погиб 12 августа в районе города Гори, точнее, за Гори, на дороге, ведущей в Тбилиси):
3 августа, 13:02: "Сильно не переживай, боевики Грузии долбят Цхинвал. Нам дали команду ехать туда". 5 августа, 19:02: "Наши артелы [артиллеристы] вчера по Грузии е...ли. 22 убитых и 150 раненых". 11 августа, 12:17: "Прогнали грузин. Идем в наступление".


Войну, приближение которой я чувствовал буквально физически, и неминуемость которой мучила меня своим кошмаром, я провел в маленьком, приграничном с Россией, абхазском (точнее, поголовно армянском) курортном поселке Цандрипш (бывшее Гантиади).
Военно-транспортная авиация и штурмовые вертолеты летали у меня над головой, начиная с 5 августа, когда еще никакой Саакашвили никаким "геноцидом" не занимался.

Все время, пока разворачивался конфликт, я провел, впившись в телевизор, который транслировал лишь официальные телеканалы. Мою бесхитростную душу поразили четыре вещи:

Первая. Показанные утром 8 августа кадры стрельбы из установок "Град", снятые сзади (так и видишь российскую телебригаду, засевшую за грузинскими позициями).

Вторая. Сразу же появившиеся данные о 1600-2000 убитых мирных жителях Цхинвали, что дало повод говорить о геноциде. Число убитых в 4-5 раз превышало число находящихся в госпиталях раненых. Отметим, накопленный опыт статистики говорит о том, что соотношение раненых и убитых при войнах и катастрофах 3 к 1. Позднее, уже в сентябре Генпрокуратура гибель 134 мирных жителей, включая и южноосетинских ополченцев, что лишний раз подтвердило общую закономерность соотношения потерь. По данным Общественной комиссии по расследованию военных преступлений в Южной Осетии на сегодня в списке погибших 365 человек.

Третья. Коммунально-скандальный тон представителя России Чуркина в ООН - так говорят, когда все-все против тебя, и ты обращается не к дипломатам других стран, но к собственным согражданам.
Четвертая. По сути, расистский тезис о несовместимости этносов в обосновании признания Россией суверенитета Южной Осетии и Абхазии. (Разбору этого тезиса, выдвинутого Дмитрием Медведевым, посвящена статья «Дмитрий Медведев как консервативный революционер»)

Это был выстрел из орудия главного калибра. Тем более, что экскурсы Нарочницкой (по каналу Вести-24) в историю межгосударственных отношений середины 18 века были малоубедительны не только для меня.
Потом, конечно, было много сказано о традиционном братстве с грузинским народом. Но никто не отказался от тезиса о несовместимости этнонаций. Ведь этот тезис - главный в обосновании признания суверенитета республик, принявших решение о выходе из Грузии без учета мнения сотен тысяч грузин, проживающих там.
Таким образом, Россия возвращается к порядку, установленному Советским Союзом в Восточной Европе - к сепарации "народов-врагов". От немцев избавили Кенигсберщину (Калининградскую область) и Польшу, избавили и Чехию. Польшу избавили от украинцев, а Литву и Украину - от поляков.
Пропаганда. Малая победоносная война Эллочки-людоедки
Я полагаю очень важным обратить внимание на идиотское пропагандистское обеспечение действий российских властей в этом кризисе.
Российская пропаганда (и государственная, и патриотически-оппозиционная) 10 лет настаивала - как нехорошо вторгаться в чужие страны и расчленять побежденных, создавать оккупационные «зоны безопасности», сажать там свое марионеточное правительство, выкраивать из территории суверенных стран микрогосударства-саттелиты. Это, дескать, полнейший беспредел, всяческое попрание международного права. Поэтому, раз вы - такие позорные беспредельщики, то мы сделаем ровно тоже самое. И нечего тут, господин министр, читать мне ваши «факинг» лекции...
Происходящее напомнило мне заочное соревнование между московской мещаночкой (из нэповского 1924 года) с дочкой американского мультимиллионера Вандербильда в бессмертном романе Ильфа и Петрова «12 стульев». Увидев новую фотографию своей противницы в новом норковом манто, Эллочка-«людоедка» покупала манто из крашеной анилином кошки (Остап Бендер деликатно назвал сей шедевр скорняжного искусства «зеленым мексиканским тушканчиком»). Как написал бы про это Пелевин, «гламурная война на истощение».

Я хорошо понимаю людей, которые хотят быть со своим народом, когда народ сделал «все правильно и им можно гордиться». Когда я слушал и читал многие выступления, посвященные недавней войне, мне казалось, что я попал на машину времени, отбросившую меня на 100 лет назад, что они - перевод с немецкого, из 1914-го или 1938-го.
В августе 1914-го толпа (не только члены «истиннорусских» организаций, почти распавшихся к тому времени, но дворяне, интеллигенты, студенты и студентки), собравшаяся на Дворцовой площади, действительно опустилась на колени при появлении на балконе императора всероссийского. Или еще пример. В сентябре 1914 года весть мир обошли шокирующие сообщения о массовых расстрелах немецкими оккупантами заложников в Бельгии, о сожжении (в наказание) Лувенского собора. Тогда цвет германской науки и культуры искренне поддержал возмущенное обращение к своим иностранным коллегам, так сказать, ответ клеветникам Германии. Немецкие интеллектуалы были искренне предельно возмущены нападками на великий, культурный и миролюбивый немецкий народ, который хотят поработить агрессоры, помешавшие доблестным армиям Фатерланда взять декадентский Париж.

Вернемся к абхазским впечатлениям. Расположенный почти сразу за Псоу, поселок Цандрипш - курортный рай эконом-класса (особенно было хорошо девочкам-подросткам, мальчикам - скучновато), весь август был наполнен отдыхающими из российской провинции. Когда буквально мимо пляжа катились эшелоны с войсками, над головой летало, по морю плыло, по шоссе - мчалось... это не вызывало никаких эмоций. Война не была темой обсуждения, даже на уровне: «вот - наши мальчики едут на войну...». Даже градус веселья не снизился. Общественно-политическая пресса не привозилась, как не имеющая спроса. Спрос был на Спид-инфо, гламурные журнальчики и сборники кроссвордов. Они всегда были относительно свежие. Заштатный итальянский курорт во время битвы на Марне. Кстати, такой же репертуар был в сочинском аэропорту. Народ действия правительства поддержал, но не стал на них особенно сосредотачиваться.

Эта тотальная дегражданственность - великая победа путинизма.
Эмоции были только у местных жителей. В войну 1992-93, ее называют «Отечественная война народов Абхазии», многие потеряли родных. Поэтому в дни признания независимости (25-26 августа) мужчины пили, а потом плясали у ресторана и всю ночь палили из автоматов (было впечатление - из каждого двора). Женщины же просто сидели вместе на улице, оставив кухоньки, магазинчики и кафе, и тихо переживали то, что казалось им окончанием 16-летнего кошмара.
А в дни боев за Цхинвали, когда с телеэкрана в упор била заставка ГЕНОЦИД, кроткоглазые дочери армянского народа, торгующие «колониальным товаром»: бусами, ракушками и «огненной водой», собирались и вздыхали: бедные осетины, их убивают, как нас убивали при геноциде. У этих девушек «в крови» было переживание жертв - их народ пережил геноцид 1915 года, и им, как представителям гонимой нации, было психологически просто посочувствовать другим гонимым.

Солдаты

Я ни хочу сказать ни единого дурного слова про русских солдат на этой войне - они были подставлены политиками (как всегда), они храбро и мужественно сражались за дело, которое, безусловно, считали правым (как всегда), они воевали тем устаревшим оружием, которое им согласились выделить тыловики (как всегда), они не издевались над пленными и кормили беженцев из своего рациона (как всегда). Как всегда, они ничего не могли поделать с беспределом союзных с ними ополчений, и немного помародерствовали в грузинских городах и селах. Но ведь и пожарные, только спасшие из огня ребенка, прихватывают телефон и старый транзистор. Такая отечественная традиция. И за мародерство отвечает правительство, до сих пор не создавшее военную полицию. А за зачистки - командование, которое не смогло выделить пары-тройки для поддержания порядка в занятых грузинских селах.

Трагедия в том, что, аплодируя солдатскому героизму, российское общество обречено попутно брать под защиту и этнические чистки грузин, и тираническую деспотию Кокойты, и гешефты с «трофейными» пляжами.
Мне бы хотелось, чтобы в России нашлись люди, отчетливо отделившие солдатский подвиг от того «политико-экономического» использования его результатов, свидетелями которого мы уже стали и еще станем.

Как анализировать войну

Произошедшую в августе 2008 года «маленькую победоносною» российско-грузинскую войну я предлагаю рассматривать с трех уровней.
Человеческого, когда на первый взгляд, выходит стремление в наибольшей степени защитить людей от страданий.

Государственного, когда оцениваются соображения соблюдения общественного блага (имеется ввиду нормальное государство, заботящегося о своих согражданах, а не возможность для правителей «погнуть пальцы» на международных «стрелках»).

Национального, когда на первый план выходят дальние перспективы исторического бытования народа.

Что могла сделать Россия, если бы мы хотели всего лишь быстро и с минимальными жертвами завершить конфликт

Если бы у Кремля было желание предотвратить или стремительно погасить вооруженную фазу конфликта, то достаточно было сделать три вещи.

Первое. Пригласить в зону конфликта международные силы (что тогда требовала грузинская сторона, и на что согласились теперь) - через позиции полицейских Евросоюза Саакашвили войска бы не двинул. Правда, это вариант исключал возможность отделения (сецессии) Южной Осетии и Абхазии.
В конце июля, МИД России формально принял план Евросоюза о предоставлении мятежным регионам значительной автономии в составе Грузии, с фактическим разделом сфер влияния в Абхазии между РФ и Грузией по линии южнее Сухуми и предоставлением этим регионам огромной матпомощи от Евросоюза. Кстати, именно это, удивительно легкое, согласие Смоленской площади на мирный план, отменяющий декларации о независимости Южной Осетии и Абхазии и лишающий Россию положения опекуна этих территорий, а военных и столичный бизнес - их абхазских латифундий, окончательно убедило меня в неизбежности войны. Этот план никто не собирался выполнять.

Второе. В дни накануне конфликта, когда уже вовсю шел артобстрел югоосетинской артиллерией грузинских позиций, принудить ополченцев Кокойты покинуть демилитаризованную зону, из которой они вытеснили российских миротворцев.
(В конце июля ополченцы начали ежедневный обстрел высот с которых еще раньше отошли российские миротворцы, затем грузины там построили бункер. Когда российские патрули выдвинулись в район столкновений, они обнаружили, что в демилитаризованной зоне осетины создали укрепленные позиции и не пустили российских военных, заявив: «Грузинам можно, а нам - нет?» Точно также в середине июля 1999 года российские десантники, развернутые в Дагестане, внезапно отошли с позиций, контролирующих дорогу, по которой 2 августа наступал Басаев. Это рассказывал по НТВ 3 и 4 августа 99-го раненый солдат в госпитале - он не мог понять - зачем убрали батальон ВДВ, который был послан на перекрытие границы.)

Третье. Провести демонстративные облеты Южной Осетии военной авиацией, что было сделано в конце июля (тогда, по словам российских военных, изготовившиеся к наступлению грузинские части, при виде двух СУ-27 - «разбежались»). Однако, никаких облетов, даже 7-го, когда канонада уже шла полным ходом, не было. В крайнем случае, российская авиация могла (в ответ на обстрел своих казарм в Цхинвали) нанести бомбовый удар, даже символический, по позициям грузинской артиллерии, по расположению систем залпового огня, по скоплению бронетехники. Даже - по центру связи и по радарам. Очевидно, что грузинское наступление немедленно бы захлебнулось.

Что мы могли получить в результате действий из гуманных побуждений

Разберем дальнейшие последствия такого стремительного «абортирования» войны. После ночной перестрелки/бомбежки был бы экстренный созыв Совбеза ООН, посылка в район конфликта международных наблюдателей и миротворцев и утверждение мирного плана, разработанного Евросоюзом. В результате все, ну почти все, остались бы живы. Тбилиси (и, косвенно, Вашингтон) - подвергнуты показательной порке (к вящей радости радикальной грузинской и демократической американской оппозиции). Международный престиж Москвы и ее вооруженных сил - взлетели бы до небес. Был бы оформлен нерушимый блок РФ и ЕС, так сказать, «Пакт Медведев-Саркози». А потом можно снисходительно принять в Сочи приехавшего с извинительным визитом президента Обаму.

Это вариант был бы хорош всем. Но он не устраивал ни господ Кокойту и Багапша, ни силовиков, которым сторонники Медведева стали грозить «оттепелью». Он не давал России почувствовать себя великой державой - освободительницей. Он не позволял легитимизировать «недоизбранный» режим ситуацией осажденной крепости, принять великодержавность и антиамериканизм, как новую государственную идеологию. Поэтому был избран вариант превращения Южной Осетии в поле боя, с последующей усиленной маткомпенсацией уцелевшим.

Что мы получили в реальности. Ход войны

С точки зрения общего блага граждан России, то есть с точки зрения «правильно-государственной», конфликт был нашей страной проигран вчистую.
Во-первых, выяснилось, что политику нашей страны определяет некий господин Кокойты, чьи силы навязали эскалацию конфликта и в конце июля вытеснили российских миротворцев из демилитаризованной зоны.
Смыслом и венцом 16 лет российской внешней и внутренней политики оказалось создание Великой Осетии, с избавленным от ингушей Пригородным районом и избавленной от Грузин Шида-Карли (Южная Осетия).
Хорошо получилась и Великая Абхазия, ни пяди которой не досталось Грузии, хотя грузин в Абхазской АССР было в 3 раза больше, чем народа апсны (этнических абхазов). Все было принесено в жертву величию этих народов.
Во-вторых, российская армия совершила огромное количество избыточных усилий, не решив ни одной стратегической задачи, оправдывающей такие издержки, как крах биржи, отказ от вступления в ВТО, и конфронтация с США.
Уже было сказано много раз, что полное обеспечение безопасности Южной Осетии и Абхазии можно было достичь вытеснением грузинских частей из окрестностей Цхинвала и, чтобы польстить национальной гордости вставшей с колен России, занятием Кодорского ущелья.

Великая держава, раздраженная малой, либо устраивает ей показательную порку - бомбит как Ливию в 1986г., как Сербию в 1995 и 1999 г., как Ирак в 1998 г., проводит 100-часовую военную операцию в Кувейте 1991г. (и уходит).
Либо великая держава вторгается и убирает негодного правителя. Со стороны СССР так было в ноябре 1956г. в Венгрии и в августе 1968 г. в Чехословакии, в декабре 1979 г. в Афганистане. Со стороны США так было в октябре 1983 г. на Гренаде, в декабре 1989 - в Панаме, октябре-ноябре 2001 г. в Афганистане, в марте 2003 г. в Ираке.
Зайти в страну, пострелять, покататься на танках и уйти... За это израильскую операцию в Южном Ливане в июле-августе 2006 г. назвали поражением. Лучшие ударные части России, использующие десантников только как мотопехоту, не смогли ни окружить грузинские части, ни с наскока войти в Тбилиси. Элитные десантные части доехали до Поти на грузовиках, потопили грузинские катера, утащили унитазы, американские внедорожники и много старых украинских танков.
Я не сторонник войны, но обязан высказать свое мнение о том, что нельзя губить жизни десятков своих солдат и ставить на кон международное положение и экономику своей страны ради мстительного удовольствия прокатиться на бронетехнике по чужой стране.

При нормальной современной войне российские десантники должны были быть уже 10 августа под Тбилиси - чтобы глав «Малой Антанты» (Польши, Украины, Литвы. Латвии, Эстонии) встречал уже генерал Шаманов. Тогда Россия получила бы контроль над нефтепроводом Баку-Джейхан и прямой выход на Армению, а через нее - на Иран. В геополитическом плане это означало бы установление полной российской энергетической гегемонии над Западной Европой, и являлось бы полным эквивалентом захвата флотом адмирала Ушакова Босфора и Дарданелл (вот за это в святые - без вопросов). Такой триумф стоил бы любых издержек, кроме ядерной войны, разумеется. Но для этого парашютисты должны прыгать, а не только ездить по шоссе. И еще - хорошо бы, на исходе первого десятилетия 21 века, дать элитным частям тепловизоры и компьютеры...
Военное решение России было аккуратно посередине между «сдержанным» (отбросить грузинские части - унизительная пощечина) и «тотальным» - сменить режим в Тбилиси. И поэтому полностью проигрышным. Получивший оплеуху вызывает презрение, харкающий кровью - сочувствие.

То, что произошло сейчас, подобно тому, как если бы 21 августа 1968 г. советские войска вошли бы в Чехословакию, заняли бы Брно и Братиславу, но остановились бы у ворот Праги, конфискуя хрустальные люстры, бочки с пивом и окорока... А затем, под вой и улюлюканье всего мира, ушли бы, например, по просьбе де Голля, через пару месяцев восвояси, признав независимость Словакии, но зато насладившись телерепортажем о параде бундесвера на Вацлавской площади.
Впрочем, новейшая история знает пример такой авантюры - англо-французский десант в зону Суэцкого канала в ноябре 1956 г. 4-го высадились, 7-го - в отступ. И полный крах английской и французской колониальных империй.
В-третьих, дипломатическое решение также было промежуточным, а значит - слабым. Можно было признать власти Цхинвали и Сухуми не как государства, но как реальных представителей населения региона и созвать международную конференцию, на которой фактически превратить Грузию в конфедерацию. Можно было, причем, ровно с теми же внешнеполитическими издержками, сделать мятежные регионы ассоциированными членам федерации. Получили - грандиозный дипломатический скандал и унизительное выпрашивание поддержки, радуясь солидарности «Хамаса», Кубы и прочих маргиналов.

Что мы получили в реальности. Последствия войны. Внешняя политика

Первое: политическое оправдание действиям Запада. Действия российских властей, приказавших армии углубится на десятки километров вглубь Грузии уже после прекращения огня, и признавших суверенитет Абхазии и Южной Осетии без учета мнения нескольких сот тысяч грузинских беженцев - это полное политическое оправдание задним числом и действиям Запада (кстати, и России) в Афганистане; и действиям НАТО в бывшей Югославии; и действиям антисаддамовской коалиции в Ираке; и действиям Израиля в Палестине и Южном Ливане.
Нынешняя Российская Федерация лишилась возможности апеллировать к международному праву.
Это подчеркнул и отказ российских властей выдвинуть против Грузии встречный иск в Международном суде в Гааге. После этого отказа все обвинения грузинской стороны в геноциде потеряли свою убедительность. А помните, как господин омбудсмен грозил созданием международного трибунала по Грузии? Так, все - РФ в международном суде. «Здесь Родос - здесь и прыгай!».

Второе: у грузинского общества, у грузинской интеллигенции отняли шанс на осознание преступности бомбежки Цхинвали, на признание «исторического греха».
Униженная, разбомбленная, отутюженная танками Грузия еще долго НЕ будет укорять властителей 2008 года за град ракет на города и села Южной Осетии, за жестокости грузинских формирований в кампаниях 1991-92гг. в Цхинвали и 1992-93 гг. - в Абхазии, за презрение к национальным чувствам меньшинств. Оппозиция будет рвать режим Саакашвили на части, твердя, что армия была плохо подготовлена, что слабо ударили, что ударили не вовремя, что недооценили решимость России вступить в войну, что не потребовали вывода миротворцев уже в апреле и т.д.
Германия, поставленная Версалем на колени, не каялась за жесткости своих войск. Только после «года Zero», после мая 1945, немцы, интегрированные, соответственно, в ряды «свободного мира» и «лагерь народной демократии», получили шанс на историческое раскаяние, и не только за нацистские зверства, но и за болезненное растравливание национальных обид, приведшее Гитлера к власти.

Третье: РФ лишилась одного из своих главных внешнеполитических козырей - игрой на праве вето в Совбезе ООН.
Раньше Вашингтон умасливал Кремль, чтобы получить нужную поддержку при голосовании: по ультиматуму Милошевичу в ноябре 1998 г., по Афганистану в сентябре 2001 года, по ультиматуму Хусейну в ноябре 2002 года, по Косово. Теперь Россия будет всегда против США, а Америка - против РФ. И все важные решения, как это было до Версальского мира, до Лиги Наций, будут приниматься неофициально, в рабочем порядке - на встречах глав держав. «По понятиям». Как паханы перетрут. И меряться державы будут не «регламентами», а реальной мощью и влиянием.

Четвертое: в мир возвращен Блоковый подход. Отныне перечеркнута объективность международного, да и морального, права: либо ты за Россию и признаешь, либо ты - за Запад - и не признаешь. Началась не холодная война, но очередной «вековой конфликт» - определяющее всю суть мировой политики противостояние держав.
Америка (в лице своего выкормыша - марионеточного режима и прочее) первая неспровоцированного напала на Россию. Россию хотели унизить, Россия немедленно «перевела стрелки» на Вашингтон. Из всех вариантов ответа был выбран самый неудачный, и в военном, и в дипломатическом варианте. Россия хотела сделать Грузии (а через нее и Америке) - очень больно, очень стыдно, она хотела их «опустить» в прямом уголовном смысле этого термина. Но вместо этого Россия получила еще одну страну-мученицу, страну - жертву. А главный виновник всего безобразия (и всего мирового зла, включая падение курса рубля) - США отделались традиционной возней Онищенко вокруг мороженой курятины и телешаманством в «Однако».

Затем, видимо, посозерцав биржевые сводки, наш «нацлидер» сказал, что он не против дружить с Америкой, только пусть первая извинится. Мол, это - не по-пацански, какие непонятки между корешами, даже если я твою телку разок прижал... ну, чё там, базар разводить из-за каждой простипомы.

Что мы получили в реальности. Последствия войны. Иллюзия империи

В любом случае, Кремль (он же Краснопресненский Белый дом) сделал достаточно сильный ход, чтобы создать новую реальность. Был создан Блок РФ+, так сказать, «Эллочка и ребята». Пароль Блока - последовательный антиамериканизм. Но именно эта вызывающая однозначность с одной стороны, и проверенная временем неистребимая склонность Москвы кидать своих союзников, будет сдерживать рост такого блока.
Российская Федерация, даже в союзе с Чавесом, Моралесом и Ортегой - это не геополитический полюс, а только узел напряженности.
У нынешней России нет ресурсов (ни финансовых, ни военных, ни, главное, идеологических), чтобы выкроить на земном шаре свой Империум, предложить свою картину обновления мира.
Тот же капитализм, только «дикий» и коррумпированный. Что «управляемая суверенная демократия» лучше «неуправляемой», на это многие африканские и азиатские правители согласны, но это не приведет их в объятия новорожденной Пятой Империи. Советский Союз нес идею коммунизма и интернационализма. Царская Россия - панславянство западным соседям и более бархатный вариант колониализма, чем британский - восточным соседям. Антиамериканизм? Так им болеет мира, или 5/6, или 7/8.
Россия что, будет кормить бедные народы из Стабфонда, подражая Чавесу? Какие сейчас новые тарифы на газ для «братской Белоруссии»? Или мы будем соблазнять католиков переходом в православие, обеспечивая возможность беднякам, пришедшим в приходы Моспатриархии, получением продпайка. Кажется, так делает Иран, развивая фундаментализм? Что еще может предложить Москва миру? Идея защищать права малых этносов на самоопределение, в духе 14 пунктов Вильсона? Но, сделав это, нужно будет учесть, что против этой политики пойдут все основные незападные союзники Москвы - и Китай, и Индия, и Иран... Да и потенциально союзная Боливия сейчас как раз расправляется с сепаратистами.
Россия окончательно оказалась в милости у Китая. Кроме того, произошедшее решило судьбу Ирана - согласовывать с Россией политику по отношению с ядерной программой Исламской республики Запад больше не будет, а малейшее движение Москвы с целью оказать военную помощь Тегерану станут поводом для немедленного превентивного удара. Ставки слишком высоки. Но, может быть, Ахмадинеджад поймет намеки Саркози насчет перспектив израильского удара и согласится на компромисс. Ведь настали суровые времена простых решений.При полноценном разделе мира на блоки, у РФ нет шансов на повышение своего статуса. В качестве «энергетической сверхдержавы», Россия может существовать только как экономический симбионт Западной Европы.

Сейчас Саркози фактически становится арбитром между США и РФ, гарантом мира в Закавказье.
Если же Москва не примет политическую гегемонию Евросоюза, то куда ей податься? Китай, конечно же, возьмет в вассалы, но попозже, когда русские сами проведут в Китай нефте- и газопроводы. Союз с Ираном заставит признать, что религиозная жизнь Российской Федерации носит «многополюсный» характер, на парты московских школ лягут «Основы исламской культуры», а ДПНИ специальным решением Совбеза РФ признают значительно опасней «Другой России».

Что мы получили в реальности. Последствия войны. Внутри России: революционная ситуация.

После того, как повторять тезис о геноциде стало неудобно, «национальный лидер» Путин объяснил вторжение в Грузию следующей причиной - иначе северокавказские республики восстали бы и отделились. Это было как бы доверительно, но во всеуслышание сказано политологам и журналистам Запада - членам VIP-клуба «Валдай». Наш премьер дал понять, что великая держава Россия, она же вставшая с колен «пятая империя» - это такое лоскутное образование, вроде Австро-Венгрии кануна Первой Мировой, и настолько не имеет внутренней цельности, никакой объединяющей идеи, что для нее не ответить войной на вызов маленькой соседней страны означает подписать себе смертный приговор.

В глазах правителей России оценка социально-политической стабильности настолько низка, что для закрепления власти и ее дополнительной легитимации она решились на те шаги, о которых мы говорили выше. Царизм, когда провоцировал войну с Японией (раздавая концессии в японской сфере влияния в Корее), и когда провоцировал Австро-Венгрию (вооружая до зубов Сербию и санкционируя посылку подростков-террористов для убийства особ королевской крови), исходил из того, что альтернативной войны будет утрата власти. Поход на Грузию больше говорит о предчувствии революционной ситуации в России, чем любая «закрытая» социология.
В обществе, где идет борьба за власть между силовой (аристократической или армейской, не суть важно) и финансово-промышленными олигархиями, провоцирование войн или резонансных внутриполитических кризисов, - это неотъемлемая часть борьбы старой и новой элиты. На крупномасштабную провокацию пошли воцарившиеся было «силовики», испугавшись исторически неизбежного реванша «буржуазной» бюрократии и финансово-промышленных магнатов (этот реванш и называли эвфемизмом «медведевская оттепель»).

Переход России на явно антиамериканские, антизападные позиции - это «толстый» намек «космополитическим» частями элиты и среднего класса, что пора сворачивать «жизнь на два дома». Никаких семей в Лондоне, никаких фирм в Германии и Израиле, никаких квартир в Париже, никаких вилл в Ницце и отдыха в Испании. Квартиры - от «Дон-строя», отдых - в Сочи, работа - в министерствах или на «чекистской» госкорпорации, банковские счета - в ВТБ-24.
О неизбежности глобальных провокаций, призванных перевернуть ситуацию в стране, автор этих слов писал в каждой статье и в каждом докладе, начиная с января [2008 года].

Такие провокации могли быть двух видов: резонансный процесс над «врагами», или война. Мегапроцесс у нас уже был - дело ЮКОСа и «шпионские дела», которые и привели к власти «неодворян» (другое название - чекистский крюк).
Новый показательный процесс исключался - кампании в защиту Алексаняна и Резника это показали очень наглядно. Значит - война. Но в Чечне ведь «победили», да и возгорание боев в Чечне и Ингушетии общество не сплотит. Поэтому единственной целью остался ненавистный режим Саакашвили. О его личной вине я скажу дальше, когда буду говорить о национально-исторических итогах. Главное, что выбор в пользу войны первоначально сделал не он, что война была предрешена российскими внутриполитическими причинами, что к ней началась планомерная подготовка.
Закончилась карьера Дмитрия Медведева - многообещающий политик и реформатор отныне стал рупором силовиков. Только недавно его вынудили обмануть коллег по «большой восьмерке» - по поводу санкций против Зимбабве. Теперь его заставили водить за нос Саркози, напыщенной риторикой обрушиваться на Америку... Может быть, такова страшная месть за его наказ силовикам «хватит кошмарить бизнес» - после нападок Путина на «Мечел», ответ на июньские намеки (агентству «Рейтер») главы его мозгового треста Юргенса на незримую войну Дмитрия Анатольевича с происками темных сил...
Интересно, простит ли этот искушенный корпоративный юрист проведенную с ним военно-политическую операцию «принуждения к миру»?



"Триумф воли к смерти". Приложение к посвящению 8-летию войны 08.08.08. Часть 2
e_v_ikhlov




Евгений Ихлов. Триумф воли к смерти. Подробный анализ грузино-югоосетинского конфликта 7-12 августа. Продолжение статьи


Кто виноват

Несколько слов о политической виновности за августовскую войну. Детальные планы войны были и у Грузии, и у России.
Москва. Планы России были куда более разработанные, комплексные. Перечислим некоторые признаки этого. Например, за месяц до взятия Гори прошел закрытый июльский инструктаж послов, где их, как сейчас стало ясно, готовили для неизбежной конфронтации с Западом, прежде всего, внушали не бояться гнева США. Планы признать Южную Осетию и Абхазию, сперва - экономически, а затем и дипломатически, были обнародованы еще в ноябре 2006 г. (на банкете расхвастался столичный чиновник). В апреле 2008 они стали открыто исполняться. В начале мая якобы только телефонный звонок Буша Медведеву остановил вторжение в Кодорское ущелье. Войска обеих сторон открыто тренировались к наступательным операциям, российские саперы демонстративно готовили абхазскую одноколейку к переброске военных эшелонов. Гремели таинственные взрывы - под Цхинвали, в Абхазии и в Сочи (последний - утром 7 августа на пляже).

Числа 5-го началась открытая переброска российских войск: к Цхинвали по Транскавказской дороге, и в Абхазию на базу в Гудауту - по воздуху. Ставка явно была на то, что вспыльчивый Михаил Николаевич не выдержит зрелища стягивающейся на его шеи петли. Замысел блестяще удался. Вместо того чтобы привезти комиссию ОБСЕ и журналистов в изрытый мортирными воронками грузинский анклав в Южной Осетии, Саакашвили скомандовал наступление.
Детально проработанные планы побед и одолений вообще оказывают гипнотическое воздействие. Руки начинают чесаться открыть сейф, вскрыть конверт, торжественно вскрыть и подписать... Или отрывисто крикнуть в телефон: начинай!
Грузинские части пошли по самому политически ущербному сценарию - штурм города после массированной артподготовки. Через день укрывшееся «за гранью дружеских штыков» в Джаве югоосетинское руководство сообщило о 2000 погибших мирных граждан. Российские СМИ и дипломаты заявили о геноциде. Обратного хода не было.
Шедевром пиара - на уровне еврейских радиомитингов Совинформбюро - стал концерт Гергиева. В полуразрушенный голодный город привезли 140 тонн концертного оборудования. Затем увезли. А завшивевшие солдаты, живущие прямо в танках, отмывались бензином.

Тбилиси. Саакашвили совершил чудовищное преступление перед историей. Как Наполеон, расстреляв невинного сибарита - герцога Энгиенского, или свергнув лояльнейших ему испанских Бурбонов. Перед этим преступлением меркнут любые его уголовно-политические преступления, как военачальника, отдавшего приказ штурмовать город или как политика, растоптавшего оппозицию.

Нападение грузинской армии на Цхинвали, сделало самое страшное - наполнило кровью и оживило призраки Холодной войны и Российской Империи, призрак угрозы России, призрак извечного всемирного «русофобского заговора». Впрочем, призраки иначе и не оживишь, это вам любой некромансер подтвердит.
Все тысячи конспирологических опусов, напитанных ненавистью и страхом, 9 лет настойчивой, всепроникающей пропаганды, как бы получили непоколебимое подтверждение: да, это правда, - Запад, во главе с США, руками Грузии напал на НАС. Сербия, Ирак, теперь МЫ. Хотят отобрать наши несметные сокровища (т.е. не ваши - а ЛУКОЙЛа, РУСАЛа, Роснефти, Газпрома...), и уничтожить нашу духовность. Во время просмотра открытого заседания Совбеза ООН (это был единственный случай, когда Вести-24 дали полную версию, а не только репортаж о том, как Чуркин ловко срезал американца), сын хозяев дома, где мы жили, сказал своему отпрыску: запомни, весь мир ненавидит Россию!

Логика тут бессильна. Пройдут десятилетия, прежде чем изживется эта травма. А призраки все тянутся к дымящимся струйкам крови жадными устами.
Полтора десятилетия западные политики и военные крутились как ужака, пытаясь ответить, зачем расширяется НАТО. Кончилось время лицемерных уверток, ведь «каждому европейцу ясно» - НАТО расширяется, чтобы остановить «традиционный русский империализм, со времен царей порабощающий соседние народы». И при царях, и при комиссарах, и при либералах - агрессивная сущность царства московитов неизменна. Видите, как горит Гори, как танки под «царским» флагом давят полицейские машины на улицах Поти. «За нашу и вашу свободу!».
А еще августовская война на десятилетия избавила грузин от стыда за обращение с осетинами и абхазами. И наоборот. И вот за эту нравственную порчу народов тоже отвечает Саакашвили.

Права народов

Необходимо коснуться еще двух тем, связанных с правами народов.

Во-первых, часто высказываются идеи о том, что предотвратить национальные конфликты может создание нового союзного государства на месте СНГ. Часто добавляют - социалистического - подразумевая под этим гуманный и справедливый общественный строй. Приводится и аргумент о том, что вот раньше люди разных народов жили дружно. Полагаю, что даже в случае чудесной реализации этого плана он лишь заставит еще раз пройти цикл распада. Все нынешние межнациональные распри выросли из долго копившихся обид советских времен. Была выстроена иерархия этнических квазигосударств. В каждом правила своя титульная этнократия. «Бархатный» этнонационализм и был основной идеологией. Когда за идею «национального возрождения» КГБ перестал сажать, тогда бесцензурная пресса тут же напомнила, какой народ древней и культурней, кто на чьих землях поселился, и кто такие «манкурты» (имелись в виду люди, сменившие этническую идентичность на общесоветскую). В Югославии, где было куда больше идеологической терпимости, открытости, рынка, полыхнуло еще сильней. Патриархальные крестьяне, которые действительно десятилетиями мирно жили друг с другом, самоотверженно резали и жгли соседей. Так начинаются все гражданские, национальные и религиозные войны.
Китайский опыт - политический зажим при экономической свободе, тоже не избавил от возмущений в Тибете. Собственно, Грузия и была союзом народов, и этот союз стал распадаться в огне и крови.

Во-вторых, сложнейший вопрос о праве народов на самоопределение. Если не путаться в юридической казуистике договоров, пактов и конвенций, необходимо сказать, что принцип права наций куда старше принципа территориальной целостности.
60 лет назад государств в мире было в три раза меньше, причем, земной шар за это время не расширялся. Право наций - один из постулатов либерализма. Проблема только в том, как избежать кровавого хаоса при его реализации. Право народов на самоопределение (т.е. на собственное государство) молчаливо исходит из того, что каждому народу полагается его страна, т.е. обширный кусок ландшафта, где этот народ сложился. Подразумевается и совсем не либеральная, но в духе романтизма некая «мистическая» связь народа с землей. Право нации выглядит очень демократично, но, одновременно, исходит из того, что этнокультурная идентичность является определяющей стороной личности, которая выступает лишь как часть этнонации. Иное воспринимается либо как чудачество, либо как измена общему делу.

С другой стороны, принцип территориальной целостности формально ставит интересы государственной пользы выше демократии, но одновременно, он исходит из того, что человек, это - прежде всего, гражданин и личность, а уж затем - часть своего этноса, как водиться, гордого и свободолюбивого.
Согласен со многими авторами, в том числе, с Галиной Старовойтовой, что право на сецессию (отделение) должно быть вариантом последнего шага - когда всем очевидно, что сохранение в составе большой страны грозит террором, дискриминацией, невыносимым гнетом, социально-культурным подавлением.

Решение о сецессии должно приниматься голосами живых, а не мертвых - определяющую роль должно играть демократически выраженное мнение реального населения, а не апелляции к славной истории, к «могилам предков».
Обязательным этапом в процессе «управляемой сецессии» должно стать создание на спорной территории автономии, подконтрольной ООН или региональным межгосударственным организациям союзам. И только, если за сколько-то лет кризис не смягчится, то ситуация развивается в сторону установления большей независимости. Кстати, с этой точки зрения, случай Косова действительно радикально отличен от случая с Абхазией и Южной Осетией. Все поняли, что после вскрытия рвов с жертвами массовых расстрелов в марте-апреле 1999 года, Косово к Сербии уже не пришьешь. Косовары этнически и религиозно совершенно не близки сербам, и было ясно, что 200 тысячам сербов 1,5 миллиона албанцев не удержать без массовых репрессий. Все разговоры о том, что албанцы появились в Косово «неправильно» - лишь эмоциональные всплески - албанцы данность, и без геноцида от них не избавишься.
Но 30-40 тысяч осетин - реальных жителей Южной Осетии все имеют российские паспорта и имеют свое государство - национальную республику (т.е. автономию) Северную Осетию-Аланию. Возникает то, что ранее воспринималось как нелепость - создание второго государства для народа, уже имеющего свою страну, и имеющего паспорта этой страны.

(Моя мысль - Южная Осетия не имеет право на самоопределение, она имеет право на воссоединение с Северной (при уважении - прав грузин и Грузии). Оптимальным было создание там режима управления ООН и ЕС при формальном сохранении статуса грузинской автономии, при размещении «голубых касок» и при возвращении беженцев и выделении двух самоуправляющихся кантонов - осетинского и грузинского и проведения свободных выборов в местный органы власти. То же относится к Абхазии - этот план МИД РФ формально одобрил в июле 2008 г. Это вариант дал бы мир, привлек огромную - уже обещанную помощь от ЕС - убрал бы от власти Кокойты, не позволил бы России выиграть войну с ненавистным Саакашвили. Напротив, Саакашвили бы мощно укрепился как объединитель страны. А Путин отвечал бы за крах биржи. И рейтинг его был бы не 80%, а 18... Для пропагандистского обеспечения разрыва с Западом, «Запад» должен был совершить нечто ужасное, например, войну и геноцид (44 тела в цхинвальском морге). Одним переносом Бронзового солдата тут не обойдешься. Вот и вся тайна этой войны. Если бы 23 июля 1914 года в Белграде был бы арестован организатор сараевского покушения начальник разведки полковник Драгутин Дмитриевич («Апис» - пчела), не было бы Первой Мировой войны, но в течении года в России было бы сформировано правительство думского большинства, а царь Николай - стал бы «английской королевой» (но зато не стал бы страстотерпцем).)
Схожая странность для ситуации в Абхазии - этническая группа (апсны), не составляющая и населения региона и имеющая паспорта соседнего государства, не только «утаскивает» за собой в независимость большее число людей других национальностей, но и лишает права на самоопределение население (грузинское), также значительно превосходящее ее по численности. Тут в обоснование свободы Абхазии говорят, что этнические абхазы - апсны создали устойчивую этническую коалицию, объединенную нежеланием всех жителей-негрузин жить в Грузинском государстве. Но что произойдет в том случае, если после отпадения внешнего давления, коалиция распадется? Возникнет мини-Ливан?

Мой рецепт решения кризиса

Понимая, что пасту в тюбик не вернешь, и, исходя из принципа наибольшего блага для людей, я предложил бы вернуть беженцев куда это возможно, и честно поделить Южную Осетию и Абхазию по принципу компактного проживания этносов. Причем, на севере Абхазии я бы выделил армянский автономный округ. Необходимо компенсировать тем, кто не захочет возвращаться на «чужую половину», утрату их имущества. Затем север каждого региона достался бы РФ (живущая только отдыхающими из России Абхазия столь же экономически неустойчива, как и Южная Осетия), а юг - Грузии. Все равно в социально-экономическом плане северная Абхазия завязана исключительно на Сочи.
За свое приобретение РФ должна была бы щедро заплатить Грузии, например, многолетними поставками углеводородов.
Грузия, Южная Осетия и Абхазия должны компенсировать друг другу ущерб от войны и этнических чисток, как недавно США и Ливия договорились взаимно компенсировать ущерб (за взрыв дискотеки и за ответную бомбардировку).


Евгений Ихлов, член Совета Национальной ассамблеи, заместитель председателя Комитета Национальной ассамблеи по национальной политике

КОНКРЕТНОЕ: О КРАХЕ РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА (ЗАХОД НА ТЕМУ)
e_v_ikhlov


Есть предметы и явления о существовании или даже обоснованности оного знают почти все, считающие нужным на данные темы заморачиваться, но старательно делающие из них фигуру умолчания.

В данном случае, это тема краха отечественного либерализма. Рискуя утомить читателя, я предлагаю ему всю цепочку ассоциаций, которая меня вела…

Как известно, очень неровно дышащий по либеральной и израильско-сионистской теме журналист Максим Шевченко виртуозно освоил такой пропагандистский приём «цивилизованных путинистов» как то, что я условно называю «редукто ин ебрео» - «приведение к евреям». Любое описание симпатичных ему персонажей - умеренных кавказских исламистов или пророссийских украинских деятелей, он, живописуя их преследования киевскими или махачкалинскими (грозненские и назранские деликатно выводятся за скобки) властями, немедленно уподобляет антисемитским гонениям нацистов.

Так, травлю прихожан дагестанских мечетей сравнил он с тем, как штурмовики терроризировали «бородатых евреев, вне зависимости он их участия в защите Германии в первую мировую»…

Я немедленно задумался, каким это образом в 1933-34 годах (потом штурмовиков до ноября 1938 года посадили на цепь) взялись «бородатые ветераны» WWI ?! Это же не 60-70-летние раввины, бежавшие из Польши и Галиции? Так же чудно, как назвать в году так 1960 ветеранов ВОВ «пожилыми людьми».

Потом я вспомнил, что бородки – это тотальная довоенная мода, прекращенная суровым окопным бытом. Это пробудило уже воспоминания о тридцать с лишним лет назад мимоходом сказанном «Бэзилом» Аксёновым о погубивших Россию и Германию «социал-демократических бородках».

В середине 80-х я был безусловным сторонником «веймарской социал-демократии» и российского меньшевизма – в качестве антитоталитарной альтернативы, поэтому слова автора «Острова Крым» и «Ожога» меня резанули: понять, почему приверженность демократии и мирным социальным реформам губительны, я не мог.

Вдруг – понял. Социал-демократы (в Российской империи – еще и «правые» эсеры, а Германии и Австрии – левые либералы) вековой давности изо всех сил внушали своей многомиллионной аудитории представления о человеческом достоинстве и неотъемлемых правах. И когда в 1917-18 годах социальная «пластинка» перевернулась, разъярённые массы попытались создать новое общественное устройство, в котором воплотить свои идеалы.

Массы, как положено, с разгона занесло в утопию, и началось воплощение принципов «уравнительной справедливости» - единственной понятной традиционалистским (как в России) или «полутрадиционалистским» (как в Восточной и Центральной Европе) слоям. Возникла угроза обвальной социокультурной архаизации.

И тут «случилось страшное»: несмотря на все свои усилия, сторонники демократического социализма (со своими аккуратным бородками клинышками и полумесяцем) не смогли заменить прежний – консервативно-аристократически-клерикальный истеблишмент в его важнейшей функции – политической и идеологической защите существующего иерархического порядка. Более просто это называется «вернуть быдло в стойло».

Однако доктрина демсоциализма именно исключала трактовку народа «как быдла».

Для консерваторов структурирование социума на пастырей и паству – мировоззренческий фундамент.

Для радикального социализма – народный суверенитет есть такой же абсолют, как воля доконституционного монарха, и в этой системе никакой гарантии защиты своих прав и особенностей социальное меньшинство не имеет.

Но творческое меньшинство – всегда самое «меньшинствующее», и при этом – самое беззащитное, поскольку не может соединяться в кланы. Поэтому для восстановления необходимой «пирамидальности» пришли тоталитаристы – Бухарин, Сталин, Муссолини, Гитлер, Франко…

Сторонникам же демсоциализма пришлось ждать, пока на Западе консервативно-либеральные порядки были возращены англосаксонскими штыками.

Опыт правого тоталитаризма, лицезрения соседнего левого и разгром в WWII вернули континентальным европейцам верность и преданность демократии (на базе ностальгии по добрым старым либеральным порядкам) и социал-демократия (в США – либералы) смогла стать органичной частью «маятниковой» многопартийной демократии.

Сформировался новый средний класс, идеологически напоминающий «идеальное бюргерство» Томаса Манна, но составляющее не 1/6, а 2/3 социума. Вот для него социальные реформаторы и приготовили верховенство закона и программы социальных лифтов и клапанов для низов.

Но в современной России социальные пропорции, став «европейскими», отражают реалии вековой давности. Поэтому «Верноподданный» Генриха Манна – это памфлет о путинизме, а «Записки аполитичного» Манна Томаса воспринимаются как пародия на «крымнашизм».

Отличие современных отечественных интеллектуалов в способности к рефлексии и историзму сознания. Они как-бы обозревают действительность из кабины машины времени (из машины «Доктора Кто»), ибо с позиции относительно современного сознания наблюдают социально-политическую архаику, воспринимая свой круг феноменом высшей цивилизации.

В результате окружающие видятся туземцами, а «имперский», т.е. цивилизационноцентрический взгляд, придающий социальной стратификации куда большее значение, чем этнонациональным размежеваниям, только закрепляет такой ракурс как наиболее аутентичный.

В результате носители либерально-западнических взглядов, во всём, кроме экономических рецептов (да и то – сближает яростный антимонополизм), близки демократическим социалистам рубежа минувших веков. Но они «уже знают», что сил усмирить социальную архаику, которую неизбежно пробудит крах патерналистского, квазифеодального режима, у них нет.

На прошлом «ветке эволюции» - четверть века назад были использованы следующие рецепты: миф о всеобщем изобилии при рынке и интеграции в Запад и возращении к историческим корням, от которых «оторвал большевистский эксперимент», а также беспринципный союз со старым истеблишментом, который согласился изрядно «подвинуться» (но изрядно – уже при Путине) и использовать свои проверенные методы восстановления стабильности и иерархичности, но за это получил релегитимацию в качестве «элит демократического европейского государства», перестав быть микстом из обломков тоталитарной номенклатуры и криминалитета.

Для профилактики новой угрозы Смуты, те, кто обычно считается либералами, избрали два пути.

Одни, отлично понимая, что от революции кризисный социум спасет только вера в реформы путинизма сверху, и, отдавая себе отчёт, что таковых не будет никогда, старательно избегают ментального производства «революционных» смыслов, чем грешили после процессов Ходорковского и «Болотной», выливая в поднимающиеся волны протеста целые бочки масла социального пессимизма.

Другие же, заранее воспевают самую жестокую «демофобскую» диктатуру, видимо, рассчитывая обменять на покровительство со стороны новой модернизаторской хунты увенчивание её лаврами «восстановителей свобод и демократий».

Ни одна из этих доктрин не укладывается ни в европейскую, ни в российскую традиции либерализма – с его представлениями о чести и достоинстве каждой человеческой личности, в стране также нет достаточной критической массы общественной поддержки либеральной идеологии, как гарантирующей и свободу всем, и права меньшинствам.

Поэтому в современной России нет места либерализму как социальному явлению. Он может существовать лишь в качестве экзотического интеллектуального явления, вроде римского стоицизма.

Необходимо ещё добавить неразрешимое противоречие между необходимостью ещё одной социально-экономической ломки, без которой России вписаться в международное разделение труда постуглеводородной эпохи – невозможно, а сохранение стабильности и демократии будет зависеть от поддержания исторически длительной инерции государственного патернализма.

Но настоящий либерализм не может ни санкционировать иждивенчество, ни аплодировать принудительной «веберизации» традиционалистского и антирыночного в основе социума.