?

Log in

No account? Create an account

СИНДРОМ ЖЕМЧУЖНОЙ БУХТЫ
e_v_ikhlov



«Мимо тёщиного дома я без шуток не хожу…»
(народная частушка)



Министр Шойгу не просто не очень умён, он ещё показал себя слабым администратором. Будучи совершенно чужим для армейских, он решил позволять им любые «шалости». Так слабый педагог потакает распоясавшимся тинейджерам, что хорошо показано в «Географе, глобус пропившем». А вояки, измученные сочетанием комплекса неполноценности военного сословия распавшейся империи с головокружением от обилия поощрительного властного внимания и долгожданных ассигнований, именно ведут себя как обнаглевшая школота… Такое развлечение – грязно обматерить прохожего или кинуть комом грязи… и удрать через щель в заборе. К буйному восторгу наблюдающих за этой сценкой из-за угла приятелей… А если здоровой дурак ещё и погонится за обидчиком, комически ускользающим в ему одному известных лабиринтах гаражей и помоек - тут вообще у всех радости полные штаны…

Это я про российские виражи у американских кораблей и самолётов… Такой вот реванш русской удали над американской заносчивостью… Но давшие санкцию на такие шуточки не учли один важный фактор. В американском коллективном бессознательном, особенно у лётчиков и моряков до сих пор существует то, что я назвал бы «синдромом Пёрл-Харбора». Шок от наглой и подлой атаки вызывает стремление к смертельному ответному удару. Реакция США на 9/11 мир поразила… Оккупация Афганистана и Ирака, готовность на 15 лет погрузится в войну в мусульманской регионе – это превзошло все прогнозы. Ведь организаторы атак [запр.] Аль-Кайды полагали, что обойдутся градом крылатых ракет в клинтоновском духе. На самый худой конец – полугодом бомбардировок вроде путинской сирийской кампании.

Знаменитые теперь «бочки» - это не падение «Башен-близнецов» и разрушения крыла Пентагона, но это унижает Америку, это будит воспоминание о бессилии и отчаянии утром 7 декабря 1941 года.

И американское подсознание, самым ярким выразителем стал Трамп, громогласно потребовало: сбивать!

А раз Обама не отдаёт команду сбивать, то значит он - тряпка.

Приблизительно так американские левые либералы в августе 1964 года, разъярённые наглыми провокациями северовьетнамских катеров против американской эскадры, решив показать, что их отстаивание гражданских прав для чернокожих ешё не повод усомнится в их патриотизме, дали Линдону Джонсону карт-бланш на «мочить»…   

Это в снятом розовыми голливудскими либералами фильме о Карибском кризисе, пилот обстрелянного над Кубой американского самолёта тактической разведки, отлично знающий, что честный рапорт об атаке вынудит командира согласно уставу нейтрализовать ПВО противника бомбовыми ударами, что послужит запалом мировой войны, врёт, что крылья самолёта повреждены птицами. В российском телефильме о драматических событиях октября 1962 года, советский младший офицер, получивший от старшего офицера приказ сбивать ракетой американский U-2, идёт выполнять приказ. Его хватает только на то, чтобы спросить командира, будут ли американцы бомбить его родную Рязань атомными бомбами…

Я предполагаю, что ещё одна «бочка» и разъярённая американская общественность просто потребует реагировать… И будет отдан приказ. Разумеется, волевой Барак Обама Пентагон сдержит. Но госпоже Хиллари Клинтон придётся доказывать, что она – крутая…

И ещё одно моё удивление. По правилам игры, существующим ещё со времён Первой Холодной войны, это ведь внутрь страны должен транслироваться образ американской угрозы, а во внешней мир, особенно, для США, напротив: «мы за мир, за дружбу, за улыбку милый…».

Кстати, что они будут делать в случае американского вооруженного отпора? На Турцию можно обрушить «фунт презрения» и отмену туристического трафика. Получить аналогичную оплеуху от США будет для насельников Фрунзенской набережной уже совершенно непереносимо и потребует куда более жёсткого ответа…
     



ГЕОРГИЕВСКИЙ МОГЕНДОВИД
e_v_ikhlov



Наступление очередного 9 мая вызывает с одной стороны общественного сознания, острый приступ того, что получило название «победобесие», а с другой –  желчную и издевательскую критику происходящего.
И вот я решил, исключительно из одержимости злым духом противоречия это «георгиевский культ» попытаться защитить.

У Советского Союза было две признаваемый вершины побед, когда сотни тысяч вышли на улицы, братаясь в невиданном восторге - 9 мая 1945 года и 12 апреля 1961 года – полёт Гагарина и его встреча в Москве 14 апреля.

Однако частичная победа буржуазной революции привела к такому взрыву жлобства, а эпоха тотальной сакрализации – к такому непониманию самой идеи научного прогресса, что космические свершения рассматриваются лишь через призму бюджетных расходов. Но победа во Второй мировой всё более и более нагуливает символический вес.
Ещё при молодом ветеране Брежневе, когда провал коммунистического проекта стал очевиден, было принято судьбоносное политическое решение - объединять страну не будущим, а прошлым.

Замена 7 ноября 9 мая в качестве главного национального праздника для тонко понимающих уже означало признание моральной капитуляции коммунизма. Только вот весной 1965 таких почти не было, и ещё два десятилетия и советологи и советские диссиденты жили в ощущении накатывающейся на мир советской экспансии.

Кстати, недоучившийся семинарист Сталин хорошо понимал логику церкви, в т.ч. почему католики приняли решение отмечать Пасху после еврейского Песаха, а православные постарались сделать всё, чтобы отмечать свою Пасху после католической, и поэтому сделал Днём Победы 9 мая, при том, что рейх капитулировал 7 мая (в Реймсе), и весь западный мир, кроме просоветского Израиля, считал именно 8 мая днём победы «Антигитлеровской коалиции демократических государств».   

Но вернёмся к отечественным переживаниям. Очень плохо жить в империи, проигравшей битву за мировое господство. Особенно, если и пропаганда, и двухвековая академическая традиция из всех сил подчёркивают «единственно-правильность» и «исторически-закономерность» имперской политики. Поэтому каждое 9 мая – это грёзы о величии, когда весь мир был под ногами, а пол-Европы и треть-Азии – под сапогом победителя. Такое вечное самоутверждение исторического банкрота.

Да, кстати, из держав-победительнци ещё военный парад 8 мая устраивают в Париже.

И это при том, что все знают: на фронте Франция была разбита, партизанскую войну вела с помощью английских рейнджеров, освобождена была американскими танкистами, а после мировой войны, позорно проиграла ещё три колониальные – во Вьетнаме, в Суэце и в Алжире. Поэтому по Елисейским полям ежегодно тянутся колонны бронемашин и печатает шаг Иностранный легион.  И нет большей славы для парижского таксиста, как оказаться в этот момент среди танков («Такси-3»).


Но теперь посмотрим на всё это глазами молодого человека. Он может быть «свеж как молодой редис и невежествен как грабли», но какое-то представление о невиданном, ужасающем уровне военных и довоенных (сталинских, большевистских) потерь у него есть.

Он также хоть краем уха да слышал, что огромная держава мгновенно распалась в 1991 году из-за сильнейшего нежелания жить в его государстве, что только военной силой удалось создать у границ России пророссийские «государства» и ценой двух войн удержать Кавказ. Пусть почти на краю сознания, но он понимает, что только страшным террором удалось восстановить развалившуюся империю царей и заставить государство как единый слаженный механизм. Что только расстреляв, уморив голодом и замучив в лагерях миллионы, Сталину удалось создать военно-промышленную мощь, сопоставимую с германской (что сопоставимую со всем остальным миром – от него тщательно скрывают) и победить, укладывая по три солдата на одного немецкого.  И что потом, после победы, обескровленная страна, которую ещё и заставили соревноваться в гонке вооружений с крупнейшими экономиками мира, просто четыре десятилетия чахла и подламывалась…


Принять такую историческую цену, быть убеждённым в её безальтернативности (третий рейх не второй – просто в вассалы не брал) и поэтому считать 9 мая всёискупляющим днём,  можно только постоянно истерически себя накручивая.

К 9 мая 1945 года как-бы вела вся история России, в нём она достигла своей кульминации и затем постепенно лишилась высшего смысла, превратившись в нынешнее унылое прозябание. И лишь истерическая телевизионная накачка, постоянно распаляемая обида на неблагодарное человечество, и жалкие психологические компенсации в виде ритуально-символического превращения в советский танк собственной поддержанной иномарки.


Но чтобы ещё лучше понять ужасающий внутренний мир «победобесцев», проведём мысленный эксперимент.

Как известно, запушенная молодым дипломатом Андреем Громыко в его речи в ООН в ноябре 1947 года в поддержку раздела Подмандатной Палестины, версия, что создание еврейского государства должна http://guide-israel.ru/history/13095-rech-a-a-gromyko-v-oon-1947/ стать фактическим искуплением европейскими народами вины за Холокост, ныне – только перевернувшись с ног на голову – стала основой для арабской антиизраильской пропаганды, а также для её нерабских подголосков, включая израильских леваков. На самом деле всё было глубоко циничней. Сталину нужен был подрыв британской империи в жизненно важном нефтеносном регионе мира. Трумэн, помучившись сомнениями, предпочёл сохранить поддержку традиционного для Демпартии еврейского электората, доводам своих взволнованных министра обороны Форрестола и руководства Госдепа о том, что попытка создания Израиля повлечёт за собой острейший и многолетний международный кризис, чреватый утратой Америкой своих позиций.    

Как известно, кроме холокоста еврейского были холокосты цыган и геев, в которых общая доля уничтоженных нацистами была вполне сравнима с Катастрофой европейского еврейства. Однако после войны ни те, ни другие никаких преференций не получили. Никаких особых гарантий национально-культурной автономии для народа рома, никакого прекращения уголовного преследования за однополую любовь даже на Западе.

Но, тем не менее, в еврейском сознании связь между трагедией 6 миллионов и созданием Государства Израиля (точный перевод выражения «Мединат Исраэль» - Держава для [потомков] праотца Иакова-Израиля именно таков)  необычайно сильна. Почитание памяти 6 миллионов стало для еврейского народа своеобразной секулярной Религией-2.

А теперь – мысленный эксперимент. Представим себе, что 6 миллионов евреев стали жертвой не нацизма и его старательных подручных, но именно потерями при создании Великого Израиля. Например, 2 миллиона – это погибшие в грандиозной войне, а 4 миллиона – умерло от голода и истощения при создании еврейской военной машины или стали жертвой репрессий требующей фанатичного подчинения еврейской военной диктатуры. В конце концов, еврейская истории знает примеры необычайно кровавого правления строителей военных империй – царя Александра Хасмонея Яная и Ирода Первого Великого.  

И подумаем, в каких истерических и фантасмагорических формах переживалась бы в этом случае израильтянами победа над врагом. И массовое появление на израильских дорогах машин с залихватскими надписями «Вперёд, на Каир! … на Дамаск!… на Багдад!... на Мекку!», старательное разрисовывание детских мордашек магендовидами, перевязывание девичьих стрингов и обвязывание нах-лабутенов бело-голубыми ленточками – воспринимались бы простительными формами коллективной психотерапии. Или всенародный конкурс на испекание тортов в виде композиции «Танки «меркава» у Каабы»…