?

Log in

No account? Create an account

К РАЗГАДКЕ СТАЛИНСКИХ И ПУТИНСКИХ РЕПРЕССИЙ
e_v_ikhlov







Когда год назад я предлагал общественный трибунал над сталинизмом, то главным я считал не новое перечисление сталинских преступлений, уже довольно подробно освещенных два десятилетия назад, и даже не квазиюридическое признание сталинского террора [социальным] геноцидом (тем более, что это уже сделала куда более авторитетная инстанция — Папа Франциск), но выявление общего преступного умысла организаторов сталинского террора.

Таковым умыслом я (и еще множество куда более достойных и образованных людей) полагаю «социокультурное конструирование» — создание населения с заданными базовыми характеристиками. Ничего загадочного в этих характеристиках нет, они исчерпывающие описываются античным понятием "добродетельный раб" с некоторой технически допустимой примесью "раба лукавого" (лишняя благодарность профессору Игорю Григорьевичу Яковенко, подсказавшего мне эти термины).

С этой точки зрения, и старый добрый «совок», и нынешний «совок возрождённый» — это кал, выделенный тоталитарным монстром, съевшим народ и тщательно прожевавшим пищу. Конечно, есть непереваренные остатки народа — как косточки, зерна и семена, остающиеся в испражнениях, чтобы упрямо произрастать на новом месте.

Остаётся вопрос выбора критерия для истребления. И это вовсе не наличие критического мышления, как сейчас принято считать. Сталинские элиты и субэлиты были насыщены профессионалами с вполне нормальным критическим мышлением — в чём и был залог всех сталинских побед: от промышленного развития (включая «повторную индустриализацию» в виде эвакуации промышленности) и восстановления из праха дважды наголову разбитой армии до самой совершенной системы пропаганды и политической разведки. «Хихикающий конформизм», превращение типажа "раба лукавого" в доминирующий — это наследие брежневщины.


Так вот, главным критерием отбора на истребление или превращение в «лагерную пыль», маргинализации — было наличие личного самоуважения. Личное самоуважение было заменено культом "самой передовой" общности и лидера, самоуважением государства.

В этом отличие сталинизма от нацистов, уничтожавших тех, кто мог обладать иммунитетом к устроенной ими коллективной игре в «вернувшееся рыцарское средневековье», к погружению модернизированного социума в псевдотрадиционализм. Я полагаю, что это может быть универсальным признаком отличия левототалитарного террора от правототалитарного.


Перещёлкивая каналы, застрял на «Спасе». Его общий консерватизм вынуждает противопоставлять досоветское общество советскому — в пользу первого, разумеется. Что вовсе не мешает в других передачах исходить из «сталинского фундаментализма». Такова природа нового русского консерватизма — одновременно хранить верность всем трём взаимно враждебным периодам отечественной истории — «святой Руси», петербургской империи и советчине.

И вот на «Спасе» передача о крестьянах Чугуева, как они приезжали на ярмарку в Харьков. С акварельными портретами характерных типажей. Отмечалось, что они были горды, и у них было высокое самоуважение и самостоятельное мнение по любому вопросу.

И тут пошла цепочка моих рассуждений: ведь самостоятельные, уважающие себя крестьяне-хозяева, особенно получив в 1918 году достаточно земли для содержания семьи, а в 1921 — и право свободно хозяйствовать на ней — это совсем не те, спивающиеся, живущие мелким воровством в колхозе (совхозе) носители пресловутых вымазанных мазутОм ватников, которых накрыла фермеризация и приватизация. Здесь стоит лишний раз напомнить, что один из самых высоких уровней смертности во время Голодомора был именно в сельских районах Харьковщины.


Именно имеющих не просто самостоятельное мнение, но уважающих себя людей косил и отбраковывал сталинизм. Поэтому сгинули в лагерях яростные «пролетарские» литераторы и критики, решившие, что вправе предлагать ЦК повестку дня культурной политики, а «попутчики», нередко дворянского происхождения, все время звавшие партию в арбитры литературных дискуссий, прогибались под потоком сталинских премий. Истреблялись большевики, помнившие, как устроили революцию и выиграли Гражданскую войну, но процветали ими битые царские офицеры, покорно рисовавшие в Генштабе стрелочки будущих походов РККА на Афганистан и Индостан.

Ссылаются народы, вспомнившие во время войны (или, по мнению Сталина, могущие вспомнить) древнюю традицию использования вражды за их землю двух империй.

Почти полностью истребляется группа хозяйственников, осуществивших «вторую индустриализацию» при эвакуации и вообразивших себя экспертами в экономике лучшими, чем Сталин («Ленинградское дело»).


Подняли голову евреи, впервые за 18 веков увидевшие свой военный героизм и своё восстановленное государство — в СССР тотально, на грани этноцида, уничтожается культура на идиш, а еврея стараются превратить в жалкое существо, вечно доказывающему свою лояльность «спасшему его советскому народу» («дело ЕАК», «дело врачей»).

Душатся налогами крестьяне, только что выкормившие воюющую страну — возможность жить от своего участка (а не на колхозные подачки и мелкое воровство) — дают земледельцу то самое, смертельно опасное для системы самоуважение.

Путинизм воспроизвел именно этот вариант репрессивной селекции.

Кто жертвы «Болотного дела» — по сути, те кто был уличен в том, что смело взглянул в глаза разгоняющим. И именно от этого смелого взгляда соскакивали омоновские шлемы и терялись рации…

Это как с НКО-иноагентами. Всего-то: надень юдэ жёлтую повязку. Не надел — несколько несильных ударов кнутиком. Надел — даже дадим пайку. Четверть солдатской, но не сдохнешь.

Никаких газовых камер, что вы! Наоборот, дадим избраться в юденрат по гражданскому обществу и правам человека. А юденрату разрешим хлопотать, чтобы пороли по-прежнему хлыстиком, а не железным прутом, как некоторые предлагают, и чтобы не записывали в юдэ с 1/16, не копались чересчур дотошно в родословных…