?

Log in

No account? Create an account

Нетленка. Тезисы по национальному вопросу (ноябрь 2011 и ноябрь 2013)
e_v_ikhlov




Общее предисловие.  Нашёл два свои статьи под одним и тем же названием "Тезисы по национальному вопросу", обе написаны в начале ноября - только одна 2011, а вторая -2013 года.

Очевидно, что они появились они по следам очередных "Русских маршей" и как раз в периоды, когда сильнее всего ощущался спад демократических общественных настроений, и либералы искали возможность подпитать себе поддержку, "прислоняясь" к "умеренному" русскому национализму.
В 2011 году это было после знаменитой "рокировочки" Путина и Медведева и за три до начала декабрьских протестов, которые я по свойственной мне горячности назвал "революцией человеческого достоиства", а в 2013 - через месяц после погрома в Западном Бирюлёве, но за две недели до начала Украинской Революции Достоинства и за 4 месяца до крымнашизма.

Так что написаны они, считайте, в моменты самой глубокой общественно-политической депрессивности. Обе опубликованы на заблокированном "Каспаров.ру"

       I.
Тезисы по национальному вопросу. Развитие умеренного русского национализма добьет Россию, 15 ноября 2011 http://www.kasparov.ru/material.php?id=4EC1090913EFC

В очень характерной статье "Россия: быть или не быть" коллег Ивана Тютрина и Александра Лукьянова содержится мечта о выстраивании российской гражданской нации на базе формирования цивилизованного (он же "умеренный", он же софт) русского национализма, о сближении концепции российской (по аналогии с американской, канадской, бразильской) гражданской нации с концепцией русской политической нации (нации-государства по аналогии с польской, грузинской, израильской, французской, немецкой). В этой связи предлагается (в духе вербальной магии) не употреблять понятие "русская нация" в этническом смысле. Однако 99 процентов населения Российской Федерации употребляют слово "нация" исключительно в этническом и даже этноконфессиональном смысле (русский = православный, чечен = мусульманин, еврей = иудей, поляк = католик…). Оставшийся процент знает, что в европах слово "нация" значит совокупность граждан, но во избежание путаницы при чтении их текстов остальными в неэтническом смысле понятие "нация" применяет только к населению США. Впрочем, для США население охотно делает исключение: мол, что с них, с пиндосов, взять — возникли 200 лет назад, корней нет (то, что североамериканские колонии возникли синхронно с Россией в ее нынешних цивилизационных границах, осознает лишь вышеупомянутый процент).

Автор настоящего текста утверждает, что именно развитие умеренного русского национализма и вбивает, вспоминая слова Чубайса о коммунизме, сказанные в июне 1996 года, последний гвоздь в гроб России. Вот те восемь тезисов, которыми он пытается обосновать свою позицию.

1. В последние годы такие разные и по-разному популярные в демократической среде деятели, как Гарри Каспаров, Алексей Навальный и Михаил Ходорковский, провозгласили путь к российскому национальному государству в качестве панацеи от авторитаризма. Лозунг национального государства становится столь же универсальным и революционным, как сахаровский лозунг "Долой шестую статью!" (статья конституции СССР 1977 года о монополии КПСС на власть и политику). Однако население Российской Федерации слишком разнообразно в культурно-историческом смысле, чтобы оно могло консолидироваться на основании общего этнического ядра. Этнических русских, наверное, действительно 80 процентов, но оставшиеся 20 (как показала история последних 150 лет) категорически не согласны ассимилироваться. Приезжающие в США натурализуются не в англосаксов-протестантов, но в обобщенных американцев. И знаменитые WASP также развариваются в "плавильном котле", как и потомки ирландцев, сицилийцев, польских евреев или мексиканцев. Строго говоря, президент Обама ирландского происхождения (как Кеннеди и Рейган).


2. Мы видим острый кризис идентичности России. Нам предлагают выбор этнонациональной, иначе "европейской", модели: отдельно англосаксы, шотландцы, ирландцы, фламандцы, валлоны, сербы, хорваты, косовары, испанцы, каталонцы, баски… Ее итог — это неизбежный распад Российской Федерации. Еще одной "чеченской кампании" страна не выдержит.

Но такой выбор проще и для власти, которая лучше понимает, как обращаться к массам, апеллируя к русской националистической мифологии, и для народа, которому такая мифология греет душу примитивностью и почти сексуальной соблазнительностью.

Нынешний Кремль, как и Кремль 30 лет назад, понимает, что у российского населения есть лишь одна точка в истории, принимаемая консенсусом — 9 мая 1945 года. Поэтому, чем глубже кризис идентичности, тем сильнее казенное педалирование темы. Дальше включаются хорошо известные финансистам (а также всем, жившим здесь в 1992–1996 годы) процессы, связанные с эмиссионной поддержкой экономики… Надсадные "воспоминания", как все вместе били поляков и французов, вызывают у думающих людей только презрение и отвращение.


3. Полностью мифологизировано представление об особой консолидации "этнической нации" (в противовес атомизации имперского большинства), которое возникло из:

а) неосознанной зависти к Израилю (у правых), Сербии (у левых),
б) осознанной зависти к племенной солидарности кавказских диаспор. Серьезнейшие гражданские конфликты и гражданские войны в таких странах, считающихся эталоном этнической монолитности, как Венгрия, Франция, Италия, Германия, Грузия, Израиль и Чечня, полностью разоблачают миф о национализме как факторе стабилизации.

Даже исходя из теории, что национальную нацию создает не общность этнических корней, а социокультурная идентичность, необходимо признать, что любая идентичность может базироваться только на осознании глубинной общности исторической судьбы. А такая общность рождается только из совокупности ответов народа (или элиты от его лица) на экзистенциальные вызовы. Но такие вызовы часто противоположны. Например, указом младшего сопрезидента началом российской государственности объявлено приглашение в качестве кондотьеров варваров-викингов в по тем временам высокоурбанизированный древнерусский полисный союз. Процерковная русская историософия придает огромное значение ритуальному поруганию в Киеве Перуна (исторически древнелитовского бога-громовника). Телевизионный опрос сделал "Именем России" не борца с ордынским игом Дмитрия Донского, но Александра Невского — генерала Власова XIII века. Московское царство возвысилось с того, что князь Иван Калита стал играть при Золотой Орде роль Кадырова (своими войсками он кровопролитно покорял непокорные города, например конкурентов Москвы Тверь и Владимир). Очевидно, что у других народов Федерации в исторической памяти отпечатались иные образцы.

Поэтому общая идентичность может базироваться на консенсусе вокруг общего будущего, а не прошлого. Общее будущее — это равенство в правах и свободах, единство в понимании справедливого общественного устройства.

Софт-национализм предполагает именно ассимиляцию меньшинств в недрах, как с подачи Льва Гумилева стало модно говорить лет тридцать назад, суперэтноса. Но российские меньшинства к этому не готовы (как не готовы стать французами арабы парижских пригородов, стать англичанами великобританские шотландцы и ирландцы или квебекские французы). Они были готовы стать частью российской цивилизации, поскольку она, начиная с Ломоносова, Карамзина и Пушкина, была для них единственным путем к европейской культуре.

Сегодня путь к модернизации лежит и мимо Москвы и Петербурга.

Кстати, сходные проблемы одолели Западную Европу. В позапрошлом и в первой половине прошлого века для сотен тысяч поляков, евреев, итальянцев, испанцев, русских, выходцев из африканских и вест-индских колоний, оказавшихся во Франции, не было чести выше стать настоящим французом. Для миллионов, ныне живущих в арабских районах, французская модель жизни — это упадок и разложение, от влияния которого надо защищаться… То же в Англии, Германии и Швеции. И начался крик о крахе мультикультурализма. Вот в США нет никакого краха мультикультурализма. Твоя культура и религия — твое дело. Хочешь прозябать — живи в этническом квартале. Хочешь процветать — учи язык, учи законы, становись джентльменом, и тебе открыты все пути-дорожки. Социальные лифты известны: нужная профессия или хорошее образование. Дорога в университет для молодых и бедных лежит через спорт или армию. А полиция, суд и миллионы правозащитников защитят твои гражданские права…


4. Россия — безусловно, цивилизация, поэтому ее базисный этнос — русских стали называть суперэтносом. Но это неправильно. Базисный этнос цивилизации может быть таковым, только если собственно этническое в нем приглушено, ослаблено. С точки зрения носителя консолидированного этнического сознания национального меньшинства, такой "суперэтнос" лишен корней, "денационализирован". Зато с позиции "базового этноса" "племенная" насыщенность меньшинств слишком аффектирована. Россия, конечно, субцивилизация, "дочерняя" цивилизация от цивилизации Западноевропейской. Западноевропейская цивилизация, наследница Эллинской и Римской, как бы испустила несколько лепестков субцивилизаций: Русскую, Североамериканскую, Латиноамериканскую. К этому перечню автор считает нужным добавить еще три: Южнобалканскую, Закавказскую и Еврейскую. А рядом на планете существуют Исламская цивилизация, Китайская (ее дочки: Непал, Монголия, Япония, Корея, Индокитай), Индийская (ее дочки: Индонезия, Шри-Ланка, Капучия). Как (суб)цивилизация, Россия не может целиком превратиться в классическое национальное государство, даже государство русских, из которого "вынуты" ареалы компактного проживания этнических меньшинств.

Автор полагает, что взрыв немецкого шовинизма при последнем кайзере и особенно гитлеризм были болезненными проявлениями отказа грандиозного германского культурного пространства от оформления как цивилизации в пользу этнического немецкого государства. Вспомним, что Германия (как сумма немецких государств) успешно ассимилировала французов-гугенотов в XVIII веке и евреев в XIX веке. В германскую цивилизационную орбиту можно было включить Данию, Голландию, Эльзас, Западную Польшу, Латвию, Чехию, Трансильванию. Не говоря уже об Австрии. Немцы совершенно не стремились к имперскому. От Аргентины и Пенсильвании, до Балкан и Волги спокойно существовали "кляйне Дойчланд" — немецкие колонии, жители которых никогда никакой ностальгии не проявляли. Но был избран иной путь, который в итоге привел немцев к исторической катастрофе и сильно сократил ареал германской культуры.


5. Совершенно ошибочно путать традиционную империю и государство-цивилизацию. После ухода от традиционализма и того, что Тойнби называл "универсальная монархия", цивилизация (субцивилизация) может разделиться на национальные государства (путь Балкан, Западной Европы и постиспанской Латинской Америки), может попытаться искусственно продлить имперское состояние, радикально идеологизировав общество (большевизм, нацизм, маоизм, исламская революция в Иране), а может стать на путь создания государства как гражданской нации, в которой не только религия, но и этническая принадлежность — частное дело каждого, как это произошло в США, в Индии, Пакистане, отчасти в Бразилии, Аргентине, Мексике, на Кубе… Для создания гражданской нации необходимо либо мощнейшее общее культурное поле, необычайно привлекательная для всех и легко перекрывающее локальные этнические культуры (так развивались события в России в 1917 году), либо общее политическое поле — осознание возможностей от нерушимых гарантий гражданских и экономических свобод.


6. Сегодня сложившаяся в петербургский период Российская империя вступила в завершающий период 100-летней трансформации от средневеково-имперского государства к иному, возможному в современном мире состоянию.

Здесь развилка. Если пассивно следовать характерным для Европы XIX–XX веков тенденциям, то в недрах империи должны возникнуть несколько (несколько десятков) национальных государств, включая, разумеется, и русское. Стремительный рост русского этнического национализма в эпоху Александра III и Николая II, приведший к всплеску черносотенных настроений, и ставшая возможной на его фоне антифеодальная национальная политика Столыпина на территориях будущей Восточной Польши — это и есть проявления типичного романтического национализма. Только в Германии и Италии он объединял нации, а в Восточной Европе расчленял империи — Австрийскую и Османскую. Так шло формирование этнорусской идентичности и отдельного этнорусского национального интереса. Однако процесс распада империи был прерван и обращен вспять большевиками, создавшими уникальную модель надэтнической идеологической идентичности, сравнимый только с Халифатом.

Закономерный распад советского Халифата-2, полностью повторивший, только в 20 раз быстрее, историю распада Халифата исламского, освободил Российскую Федерацию. Но она осталась ядром империи, в первую очередь по идеологии новейшей правящей группы и по гипертрофической роли центральной администрации. Соответственно, вирусы распада разрушают ее тело. Идея распада РФ, по крайней мере отделения исламских республик Северного Кавказа уже не вызывает шока в общественном сознании. Еще год назад "русский национал-патриот" — это сторонник присоединения Беларуси, Донбасса и Крыма. Сегодня — это сторонник изгнания кавказцев (в том числе с землей). Имперский "старопатриотизм" Проханова находится в глухой обороне под натиском "младопатриотов", от геополитического сложения перешедших к вычитанию. Сужу по комментариям к своим статьям: еще год назад отчетливо провокативные тексты о неизбежном распаде РФ вследствие разгула этнорусского шовинизма вызывали вал агрессии. Сейчас они становятся предлогом для деловитого обсуждения, что хорошо бы и Сибири получить независимость…


7. Формула "Россия для всех" пуста, потому что она означает только терпимость к меньшинствам, готовность обеспечить высокие статусные позиции русифицированным евреям, грузинам, татарам…

Формула должна быть иная — "Россия всех" . Это американская модель идентичности, плавильный котел. Полного "растворения" не получится, поскольку национальные меньшинства опираются на "ланды" — области своего многовекового проживания, на которых формировались этнические (или субэтнические) государственные или квазигосударственные образования. Нет больше и явного доминирования русской цивилизационной модели. В предыдущие века модернизация и чаемое приобщение к европейской цивилизации на территории Российской империи и Советского Союза можно было получить только через приобщение к русской культуре, через вхождение в русские элиты: административную, силовую, культурную, хозяйственную, научную.

Сейчас приобщение к высшим достижениям западной цивилизации идет мимо русской культуры — в университетах США и Западной Европы.


8. Демократическое государство-цивилизация, построенное на трансэтнической основе, — это вовсе не новая маска на полуразложившемся теле империи, как кажется национал-демократам. Это наиболее совершенный способ существования локальной цивилизации. Ее создание кажется утопией. Действительно, это очень сложная задача, это работа на десятилетия и для политической, и для культурной элиты. Такая же сложная задача, как ликвидация расовой дискриминации в США или национальных конфликтов в послевоенной Западной Европе. Те, кто помнят атмосферу космополитизма в кругах советской интеллигенции в 60-х–80-х годах, могут даже мечтать, что с той точки до перехода к "плавильному котлу" было рукой подать — лишь подтянуть среднего "образованца" до уровня элиты наукоградов и столичных НИИ и КБ…

Этнический национализм просто уничтожает такой сложный подход. Создается простая схема — набор национальных государств, из которых выдавливается (и таской, и лаской) "нетитульная" публика, а оставшимся предлагается признать себя диаспорой, вечный удел которой — знать свое место.

Что же касается русского национального движения, то никаких отдельных этнических русских целей в этой борьбе нет. Русские не испытывают национального гнета. А ведь именно по степени радикальности сопротивления национальному угнетению или национальной несправедливости градуируется национализм от умеренного до ультрарадикального. С точки зрения стандартов современного мира и современного понимания национализма, национализм (применительно к русскому этносу) может иметь следующие четыре общепризнаваемые цели:

* стремление обеспечить русскому этносу суверенную политическую субъектность;
* стремление обеспечить русской культуре доминирование на территории русского политического образования;
* стремление присоединить к России территории компактного проживания русских, являющихся объектом ассимиляции
[авторское примечание 2016 года - идеи "Новороссии" и "Русского мира" в качестве программы Путина даже при всех ожиданий от него, показались бы мне тогда черезчур, а  призывы "вернуть Крым" - подзабытой и не очень ловкой демагогией позорно отставленного за год до этого Лужкова];
* стремление вычленить территории компактного проживания русских из ареалов исторического проживания иных народов ("ландов") .


Однако если в общественной жизни будет звучать требование реализации этих лозунгов (что на деле будет означать призывы расчленить как соседей России, так и субъекты Федерации), то демократическое движение будет безнадежно расколото, а общегражданская идентичность не возникнет никогда.

Если бы в ответ на расовые беспорядки 60-х годов правительством США был бы выдвинут лозунг "цивилизованной" защиты белых, а афроамериканцам для получения полноты гражданских прав было бы предложено сперва стать "настоящими англосаксами", то вместо Америки во главе с нынешним президентом мы видели бы полуразрушенную фашистскую страну, в южных штатах которой идет многолетняя партизанская война… И над Эйфелевой башней развивался бы красный флаг победы, поднятый генералиссимусом Брежневым.

Но еще есть возможность дать нации общие представления о свободе.

Очевидно, что в России (любых размеров и конфигураций) уровень демократии еще долго будет вполне евразийский. Более того, если к модернизации относиться серьезно, то ее проведение будет почти столь же болезненно, как и вход в рынок 20 лет назад, поэтому любой режим будет тем или иным способом ограничивать народовластие.

Последняя возможность объединить нашу страну — это объединить ее правом, отсутствием коррупции, государственного рэкета, полицейского и судебного произвола.


***

II.
Тезисы по нацвопросу. Движение сторонников доктрины "Россия – для русских" – духовный близнец Ку-клукс-клана,
7 ноября 2013
http://o53xo.nnqxg4dbojxxmltsou.cmle.ru/material.php?id=527B771FD353B

Читать и слушать перепалку про допустимость русского национализма в российской политике уже так же скучно, как и про стенания светочей либерализма, распознавших, что с поддержкой на мэрских выборах "единственной альтернативы" их "развели" как детей (что перед этим они аналогично поступили со всем своими поклонниками – сконфуженное молчание).

Хочется разъяснить, в меру собственного понимания, основные понятия и назвать суть полемики. Тезисно.

Национализмом в современном мире считается учение, согласно которому каждый этнос имеет право на объединение в рамках одного политического организма и суверенный (при согласии на то – автономный) статус такого организма. Это применительно к этническому национализму.

В уже состоявшихся национальных государствах, и в тех государствах, где нация является гражданской (т.е. не построена вокруг конкретной этнической традиции), национализмом считается учение, которое требует соблюдения абсолютного приоритета национальных и государственных интересов и пользы во всех случаях, когда реализация этих интересов входит в противоречия с социокультурными ценностями более высокого порядка, например, интересов (кон)федеративного государства или же локальной цивилизационной общности (Христианская Европа, Исламский мир — Умма, Арабский мир, социалистическое содружество и т.д.). Проще говоря, когда требуется во имя выгоды нарушать принципы солидарности и морали.

Все националистические движения ставят перед собой именно эти цели. Умеренность и радикализм различаются только в стратегии их реализации и избираемой при этом тактике.

Для сравнения. Социализмом считается учение, ставящее своей целью уменьшение (до полной ликвидации из общественной жизни) рыночных отношений, частнособственнических принципов и отчуждения народа от политики (следствие партийной системы и разделения властей). Те, кто не ставят подобных целей, не являются социалистами, но "левоцентристами", популистами и проч.

Точно также все различия между социалистами заключаются в их стратегии и методах.

Любая партия не ставящая (явно либо скрытно) своей целью нарушения прав и свобод граждан, имеет право участвовать в публичной политике.

Партия, такие цели ставящая, то есть по формулировке Евросоюза, использующая демократические институты для уничтожения демократии, по той же формулировке является экстремисткой, и не может участвовать в политике. Поэтому организации соблюдающих действующую конституцию русских этнических националистов имеют полное право регистрироваться и участвовать в выборах.

Но все копья ломаются вовсе не вокруг этого.

Национальность – это не кровь. Сейчас любят рассуждать, что национальность – это идентичность. На самом деле, этнос – это накопленный исторический опыт в результате череды экзистенциальных выборов, которые данный этнос совершал. Например, одни решали вопросы: сопротивляться ли ассимиляции или, допустим, включению их страны в империю, а другие выбирали – превращаться ли из этнического государства в универсальную империю.



Этническое государство – это государство победившего этнического национализма, в котором этническая и этноконфессиональная идентичность – объект государственного внимания и поддержки.



Гражданская нация – это общность, в которой этнические переживания, точно также как и религиозные, являются лишь частным делом граждан.



Например, в русскую идентичность входят радость за победы Ивана Грозного над Казанским и Астраханским ханствами (переход Московской Руси от национальной государственности к имперской) и рассуждения о влиянии на национальный менталитет двухвекового крепостного права. Ждать подобного от носителя татарской идентичности было бы странно. Разумеется, есть русские диссиденты, убежденные, что "зря мы так с ними поступили". Есть и татары с имперской идентичностью, считающие, что "правильно они так с нами поступили". Разделение на "мы" и "они" это не снимает.

Российская Федерация может сохраниться, только если ее население ощутит себя одной единой гражданской нацией.

От народов Российской Федерации нельзя ждать такой ассимиляции, на которую готовы приезжающие в США или в страны Западной Европы. По одной элементарной причине – это не они понаехали в Россию, это Российская империя "приехала" к ним. Многие народы Российской Федерации живут на землях своих предков и искренне считают эти земли своими "странами", вошедшими в состав Русской державы.

Модно говорить, что при царизме все были "русские". Это не совсем точно. Разница между "великороссами" (основой империи), "малороссами" (вассалами империи) и "белороссами" (трофеем империи) была очевидна, хотя, действительно, официально государство считало их всех православных славян русскими.

Смысл американского "плавильного тигля" не в забвении своей идентичности, но в стремлении оставить все "скелеты" в шкафу, а исторические болячки – исключительно для переживаний за семейным столом и штудирования исторических работ разной степени мифологизированности. Именно об этом призыве оставить в Старом Свете все кровавые счеты между народами, и была знаменитая пьеса И.Зангвилла "Плавильный тигль" 1908 года, так восхитившая Теодора Рузвельта.

Ядром американской нации были белыми протестанты англосаксы (WASP). В США было очень мощное движения за то, чтобы WASP-ы считались государственноообразующей нацией. Это движение называлось Ку-клукс-клан (в обратном художественном переводе "Братский круг").

Движение сторонников доктрины "Россия – для русских" – духовный близнец ККК. Кстати говоря, тот же упор на борьбу с "этнической" (расовой) преступностью, миграцией неарийских народов, гомофобия и осуждение нью-йорских "жидо-либералов" за их навязывания толерантности.

В нашей политической системе координат ААН [авторское примечание 2016 года - конечно, Алексей Анатольевич Навальный] как-бы призвал своих сторонников сходить на куклуксклановский парад, но сам застремался позировать на фоне белых балахонов, горящих крестов и виселиц с чучелами негров. Собственно, эффект от ловкого кунштюка ААН был такой, как если бы в июле 1991 года новоизбранный президент Ельцин вступил бы в Общество "Память".

Умеренный (и даже не очень) русский национализм имеет полное конституционное право гулять стройными рядами по центру обоих столицы и выставлять кандидатов на все посты. При этом надо понимать, что исторически объективными целями этнического русского национализма в Российской Федерации (просто по определению национализма) являются:

- выделение регионов с демографическим доминирования этнических русских в общей политический организм;

- установление в этом политическом организме системы обеспечения институализированных преимуществ для этнических русских и ускоренной ассимиляции меньшинств;

- стремление к включению в этот политический организм тех территорий прилегающих государства, где этнические русские составляют либо исторически составляли большинство [авторское примечание 2016 года - идеи "Новороссии" и "Русского мира" в качестве программы Путина даже при всех ожиданий от него, показались бы мне тогда черезчур, а  призывы "вернуть Крым" - подзабытой и не очень ловкой демагогией позорно отставленного за три года до этого Лужкова].

Продвижение идей умеренного русского национализма создаст для Российской Федерации такой же эффект, какой создали бы политические успехи ККК для США [авторское примечание 2016 года - сейчас бы сказал "победа Трампа"].


ОТКРОВЕННОСТЬ И ПРОТИВОРЕЧИЯ
e_v_ikhlov




Наконец-то в среде независимой демократической оппозиции начались серьезные дискуссии.

И даже целых две: а) «крымско-выборная» и б) «люстрационная». Они, безусловно, носят глубоко принципиальный, даже сущностный характер.

Плохо только то, что при этом они также носят характер сугубо эфемерный (или, если угодно, символический) характер и годятся лишь в качестве маркеров для естественного политического размежевания по куда более важным моментам. Это как "дискуссия о профсоюзах" среди большевиков сразу после победы в Гражданской войне, которая на самом деле шла по принципиальнейшему вопросу о тоталитарном характере будущего советского государства.

Ведь главный принципиальный вопрос для независимой демократической оппозиции такой же, как перед новорождённой социал-демократией http://e-v-ikhlov.livejournal.com/157934.html полтораста лет назад, или перед демократами 1990-91 годов. Вот как он выглядит в художественно-образном виде: осаждаем мы замок, когда возьмём, что делать – заменить мажордома и кастеляншу, перешерстить прислугу, провести капермонт и жить в нём по-хозяйски; либо замок разобрать-разрушить, а из камней возвести посёлок шале (или городок из демократичных лачуг – это уже тема следующей дискуссии).


Темы крымскую и выборную я объединил вместе, поскольку оба эти вопроса: о судьбе «скрымженова» полуострова и об участии в думский выборах – есть разные грани одного и того же вопроса – насколько оппозиция готова быть не только внесистемной, но антисистемной, идти не только против путинской администрации, но против путинского электората.

О ситуации с выборами я уже неоднократно высказывался, но повторюсь. Основа новой демократической оппозиции – это часть нового путинского среднего класса, осознавшая, что она – вовсе не класс-гегемон капиталистической революции, но лишь подножный корм для квазисталинской опричнины. В отличие от демократической интеллигенции, в том числе студентов, пошедших за антифой и нацболами, они пока видят в выборах – единственный возможный вариант политической борьбы. А митинги и пикеты – это лишь вспомогательные средства – как артподготовка и бомбардировка перед танковым прорывом. Пока они в сентябре не изопьют свою чашу до дна, они будут рваться на выборы – с удовольствием вести бесконечные сложнейшие переговоры с «ЯБЛОКОм», старательно разрабатывать стратегию и и тактику избирательной кампании, скрупулёзно выбирать кандидатов… И  убеждать их даже самыми пламенными речами, взывая в гражданской совести или простой житейской смекалке – совершенно бесполезно. Но вот получив по морде, в том числе, вовсе не фигурально – они сами очень популярно расскажут о фальшивости выборов при кровавом фашистском тоталитарном режиме. Конечно, совесть требует говорить о вреде пьянства человеку когда он только что красиво разложив закусон, достаёт из холодильника первый запотевший бутылёк. Но разум подсказывает, что доходчивей призывы к трезвости воспринимаются тем, кто только что пугал свои рычанием унитаз…

А разговоры о легитимации-нелегитимации этим сословием вовсе не воспринимаются как довод: законно то, что признано таковым районным судьёй и то только пока ночью не приехал бульдозер… - это уже впитано в подсознание двумя десятилетиями политико-юридических пертурбаций. Победим – сами себе выпишем справку о своей легитимности. Проиграем – горе побежденным.

Моё-то мнение сугубо технологическое: остановить лавину устремившихся к выборам нельзя, поэтому пусть это произойдёт, при этом дело демократии всё равно в выигрыше: объединяются «ЯБЛОКО» и Демкоалиция и… первая развилка: прорываются демократы в Думу, создав скандально-оппозиционную группку, или же их скандально обламывают и мы получаем действительно объединённую и действительно антисистемную оппозицию – всё это  очень полезно при развитии революционного процесса. А если не объединяются и идут врозь – тоже хорошо: происходит финальный кастинг между Явлинским и Касьяновым-Навальным (за которыми тень Бориса Ефимовича – светлая память), и мы узнаём с каким итоговым счётом произойдёт итоговая аннигиляция либеральной оппозиции, кто уйдёт на пепелище (свалку, помойку) отечественной истории окончательно и бесповоротно, а кто только уползёт в нору под пень (под мусорный контейнер), пытаясь зализать раны от братских ударов в спину. Самое забавное, что такая аннигиляция либералов ничего хорошо не сулит именно власти – ведь тогда наступит интеллегентизация среднего класса и он почти поголовно превратиться в «диссидентское сословие», как это и случилось в Российской империи 112 лет назад.

Что же касается Крыма, то вне зависимости от того, кого революционная волна закинет в Кремль, он будет понимать, что Крым – это главный козырь для торговли с политическими кредиторами. А их будет много: придут акционеры ЮКОСа, придут родные пассажиров малазийского «Боинга»; из Киева очень прозрачно намекнут на восстановление Донбасса; из Дамаска придёт счёт в версту на компенсацию жертвам… И единственная возможность ослабить давление будет это сказать: вот вам, господа ненасытные, Крым, как свидетельство нашей верности праву, а с остальным погодите уж, пожалуйста, казна пуста… Ну, действительно, скажут, нельзя всё сразу – вот Крым вернули, а потом ещё подкопят и начнут расплачиваться… как свободолюбивые эллины расплачиваются…


А на попрёки, вроде, как же вы могли, говоря о незаконности аннексии и возвращая Крым законному владельцу, участвовать в выборах по Крыму, ответ будет либо прост: легко; либо обстоятелен: такова была структура текущего момента; либо вычурным: нун, алеф, хетт
  

Единственное, что может притормозить возращение Крыма, это высокое содержание русских националистов в будущем революционном процессе. А именно на такое указывает не только то, что летом 2013 года дистиллированные либералы ещё ельцинской закалки поддержали Навального, но и то, что те же самые либералы в Совете «Санации права» согласились http://sanatsia.com/reestr-zakonov/1808/ на отказ в послереволюционной России от уголовного преследования за расистскую пропаганду (это означает полный разрыв с либеральной позицией двадцатитрёхлетней давности, когда роли государства в полицейском противостоянии ксенофобии уделялось первостепенное значение). Вот тогда тема «степени дожёванности бутеброда» окажется ведущей в торге за посты в будущем правительстве между фракцией, считающей самым главным снять навес дипломатического скандала и получить билет в цивилизованное сообщество, и фракцией, более рассчитывающей на сбор очков во внутриполитической борьбе и готовой разыгрывать карту патриотической ригидности. Желающим заранее подсмотреть как это будет, рекомендую изучить двадцатилетний израильский спор о судьбе поселений и о Секторе Газы (вообще, евреи - это какой-то универсальный телескоп http://e-v-ikhlov.livejournal.com/156948.html в русское будущее).

Если же угодно в очередной раз узнать моё мнение о Крыме, то в этом вопросе есть двухуровневая правовая коллизия. Прежде всего, это противоречие между международными нормами о незыблемости границ и о необходимости соблюдения договоров, с одной стороны, и многотысячелетним Естественным правом, включающим, среди прочего, следующее священнейшие права: право народов на освобождение и свою государственность или на воссоединение; право на восстание против тирании и тираномахию; право на свободу совести и мировоззрения (веры, философии)… Объясните не слишком левому израильтянину, что согласно решениям ООН и условиям родосского перемирия 1949 года, Восточный Иерусалим не может быть одной муниципальной единицей с Западным – услышите много интересного и содержательного, про ООН, в частности.

Здесь я готов отослать к единственной глубокой работе Сталина «Марксизм и национальный вопрос», написанной в весёлой довоенной Вене, которая хоть и выделяется резко на фоне тогдашних марксистских авторов своим яростным антисионизом и даже плохо скрываемым антисемитизмом, но предлагает в качестве единицы самоуправления не этнические группы, а культурно-исторически сложившиеся сообщества ("общности" в тогдашней терминологии), внутри которых должен быть гарантирован, говоря современным языком, полный мультикультурализм.

Остаётся ответить на простой вопрос: составляют ли жители Крымского полуострова целостное сообщество, своеобразную протонацию, есть ли у них единая историческая идентичность или это конгломерат общин*?

Если оформилась такая крымская политическая квазинация, то её свободно и демократическим путём выраженная воля, разумеется, превалирует над любыми договорами, и настаивание на сакральности чернильных чёрточек на картах, мы лишь повторяем подлость насильников над Чечней или Косово.


Но если мы имеет дело с взаимоотношениями между автохтонами – крымскотатарским народом и крымчаками (крымскоеврейским народом); частью украинской нации, отрезанной от родины новой границей, и русской общиной, большая часть которой – потомки завезённых по оргнабору из РСФСР или наделенных участками ветеранов, то у нас возникает ещё одна коллизия. Международное право, с одной стороны, уважает любое свободное волеизъявления, но с другой, признаёт право на самоопределение лишь за коренным населением. Как-то подразумевалось, что в референдуме о судьбе Анголы не должны участвовать португальцы, а о судьбе Алжира – французы (французов спрашивали только о том, готовы ли они признать результаты волеизъявление алжирцев или хотят повоевать еще лет пять).    

Поэтому с точки зрения и права, и обычной справедливости, в Крыму три субъекта волеизъявления:

1)   автохтонный крымскотатарский народ, для которого с 20-х годов Крымская автономия была средством реализации его права на национальное самоопределение;

2)   часть украинской нации, которая должна решить, готова ли она отказаться быть частью украинской политической нации в пользу интеграции в состав русскоязычной крымской политической протонации (как это произошло с украинцами Приднестровья и армянами Абхазии);

3)   русская община, стремящаяся стать частью России как своей этнической исторической родины.


И механически смешать все три вопроса в одном – даже самом свободном и честном – референдуме просто невозможно. Арифметическая победа одной из сторон (понятно какой) будет означать изнасилование двух других.

Для адекватного примера. Израиль может провести общий референдум по всему Иерусалиму, и, поскольку Западная - еврейская – часть города куда больше, а греческая и армянская общины города могут предпочесть государство западного типа, то по его итогам выяснится, что явное большинство голосовававших поддержит формулировку израильского конституционного закона 1967 года «Иерусалим – вечная и неделимая столица еврейского государства». Но законной и убедительной силы такой «плебисцит» не будет иметь даже в глазах израильтян, не говоря уже об арабах и мировом сообществе.

Ещё пример, уже из отечественной жизни. Четверть века назад Горбачев, уже совсем вошедший в политическую шизофрению, устроил референдум о сохранении «обновленного Союза», идиотизм и даже подлость которого заключалась в том, что русским и узбекам поручали решать есть ли у литовцев и армян право покинуть СССР.  

Поэтому каждому оппозиционеру, который сегодня клянется с оглядкой на Европу и на украинских коллег по либерализму, что после победы демократии он обязательно добьётся проведения в Крыму «правильного референдума» я рекомендую перечитать мартовские выступления 1991 года Бориса Ельцина и Юрия Афанасьева по поводу того референдума.


Теперь настала пора немного поговорить о люстрации. Вопрос, по которому, Ходорковский явно провёл демонстративную черту между собой и Навальным, который завёл «Чёрный блокнот» для составления даже не люстрационного, но проскрипционного списка деятелей отечественной юстиции, виновных, по мнению составителей «блокнота» в политических и заказных расправах. Это хорошо, что так обозначился еще один полюс в рядах оппозиции. Есть полюс отказа от выборов: Каспаров, Пионтковский, Илларионов… Есть полюс участия в выборах: Касьянов, Ходорковский, Навальный, Явлинский… Внутри последнего и произойдёт размежевание по поводу люстрации и создания «золотого моста» для Путина и компании (хотя, честно говоря, это гарантии для свергнувших  Путина).

Но всё это – лишь предлог обозначить свою отдельную позицию и «послать сигнал».  Временное правительство дало гарантии бывшему монарху и его семье. Но Ленин и Свердлов таких гарантий не давали. Никто не гарантирует, что в процессе углубления антипутинистской революции, Ходорковский, давший Путину, Шойгу, Патрушеву, Сечину, Бастрыкину гарантии, не будет изгнан (сильно подвинут) куда более радикальными деятелями, которые назовут эти гарантии предательством народа и олигархическим заговором. Лафайет и Мирабо давали Людовику XVI железные гарантии, но Дантон, Робеспьер и Марат сочли бы изменой революции… Горбачеву гарантии дали, но он предпочёл большую часть времени проводить вне…

Сам я являюсь безусловным сторонником люстрации по чётким и прозрачным правилам. Призывал к ней с декабря 2011 года и был очень горд, что требования очистки власти вошли в декларацию оппозиции. принятую координационным советом в декабре 2012 года, и в манифест Антикриминальной революции, принятом на марше оппозиции 12 июня 2012 года. Интеллигентские рассуждения про «озлобленность, не озлобленность народа» не значат ничего. Либеральная интеллигенция хочет мановением волшебной палочки вернуться к демократии уровня лета 1999 года при уровне жизни лета 2011 года. Всё, что противоречит этой утопической схеме, с негодованием отбрасывается как опасный радикализм.

Если в стране сменится режим, значит народ очень и очень озлоблен. Он может начать мстить сам: например, сотни тысяч пропущенных через тюрьму и обобранных предпринимателей просто придут к «своим» судьям, следователям, прокурорам, а также отлично им известным «заказчикам» своих бед.
Предотвратить расправы может только объяснение, что существует законная процедура наказания. Но это не люстрация. Пока это только адресное наказание виновных. Оно может быть мягким и милосердным, оно может сопровождаться амнистией… Но это только в отношении конкретных преступников в погонах и мантиях…

А ещё есть номенклатура - то самое страшное социальное явление, что пережило август 1991 года, потому что тогда, под крики «не надо охотиться на ведьм», находясь в эйфории от своего триумфа, от заискивания перед ними старого советского аппарата, так быстро и легко победившие «ельцинские демократы» от люстраций отказались.

Номенклатура сильно обновилась, она вобрала в себя социальные группы, с которыми раньше сражалась, например, статусную либеральную интеллигенцию или разбогатевший низовой частный бизнес. В нормальном правящем слое (элите и субэлитах) современного общества существует разделение по функционалу: законодатели и министры, судьи, адвокаты и прокуроры, свободные профессии и чиновники… В номенклатуре разделение по ролям: закон сочиняет министр и отдаёт его депутатам для литературной обработки, позволяя специально отобранном представителям общественности чуть-чуть шлифовать формулировки, которые получились бы без этого такими людоедскими, что даже зорькинскому конституционному суду пришлось бы их корректировать; следователь приносить обвинение прокурору, тот правит грамматику и половину процессуальных несообразностей, и относит к судье, который (которая) правит половину оставшихся процессуальных ляпов и пишет сверху «приговор»..., а адвокат следит, чтобы его клиент счёл бы за благо, что ему не за что не про что дали не 10, а 8 лет, и сулит, что на кассации ещё годик сбавят (сбавляют полгодика).      


Люстрация – это способ уничтожить номенклатуру как сословие, потому что она лишает права на политическую и административную карьеру тех, кто получал возможность для карьеры ценой соучастия в нарушении закона и прав других. Стал депутатом партии, в пользу которой сфальсифицировали выборы. Сделал административную карьеру в результате подавления оппозиции и свободы слова. Сделал медийную карьеру, став рупором пропаганды, клеветы и ксенофобии… Сделал карьеру в системе культуры и образования за счёт цензурных барьеров для своих соперников и оппонентов… Сделал состояние за счёт разорения властями своих конкурентов…
Никто из перечисленных не нарушил лично закон, он просто является бенефициаром беззакония. И либо эти, скажем так, социальные элементы по прежнему будут занимать главенствующие высоты в политической, административной, деловой, медийной и прочих сферах, и продолжат бесконечно воспроизводить созданную ещё Сталиным номенклатурную управленческую систему; либо их остановят, и дадут стране шанс начать жизнь свободно. И остановят их по простому формальному критерию – были ли они благоприобретателями от беззакония. Потому что неформальный механизм люстрации – это, извините, линчевание…

Вот такова моя позиция по идущим сейчас спорам.

* Специально разъясняю для обидчивых: часть крымскотатарского народа, находящаяся ныне на территории Крымского федерального округа, названа мною Общиной ровно в том смысле в каком еврейское население Подмандатной Палестины имело самоназванием Ишув (то же слово на иврите).  Это не отрицает факта нахождения в Крыму крымскотатарской нации, этнической и политической одновременно, поскольку она имеет общий орган самоуправления - Меджлис крымскотатарского народа, который обезумевшие власти контролирующей державы хотят сегодня запретить.


Приложение.
Вступительное слово Е.В. Ихлова


Это - публикация ноября 2011 года. Здесь очень чётко виден совершенно прозрачные критерии люстрации. Надо только поменять КПСС на ПЖиВ, и добавить работников систем пропаганды ненависти в СМИ и фальсификации на выборах, а также депутатов, получивших посты в результате централизованной фальсификации выборов (главы администраций, ставшие таковыми в результате фальсификаций - уже соучастники, а это уже не люстрация - а уголовная ответственность).

"Закон о люстрациях от Галины Старовойтовой
http://politics-80-90.livejournal.com/115682.html

Сегодня — 13 лет со дня трагической гибели Галины Старовойтовой. Мне посчастливилось быть знакомой с Галиной Васильевной. О ней много сказано, и еще можно рассказывать много — потому что человек она была незаурядный, деятельный, много чего успела за свою не столь уж долгую жизнь. Была депутатом СССР, РСФСР, Госдумы РФ, первой в российской истории женщиной, выдвигавшейся на пост Президента РФ...
Гибель Старовойтовой послужила катализатором объединительных тенденций в среде демократов — и в 99-м они таки победили. Ненадолго((


Но сегодня хочу рассказать о другом, менее известном факте политической биографии Галины Васильевны.


Нередко теперь в среде либералов говорят о том, что тогда, в начале 90-х, необходима была люстрация, то есть запрет на некоторые виды деятельности для тех, кто был проводником тоталитарного режима. Так было в послевоенной Германии, так было в посткоммунистической Восточной Европе. Да, об этом многие говорили и тогда, 10 лет назад. Но только Старовойтова в 1992 году внесла в Верховный Совет РСФСР законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима». В нём предлагалось подвергнуть профессиональным ограничениям работников партаппарата КПСС, штатных сотрудников и агентуру советских и российских спецслужб. Этот проект был одобрен съездом «Демократической России». Но — не хасбулатовским ВС. В 1997 году Старовойтова, верная своим принципам, повторно вносит этот документ — теперь уже на рассмотрение Госдумы РФ второго созыва. Не знаю, на что она рассчитывала, но представляю, сколько ей пришлось претерпеть от коммунистического и прокомунистического большинства той Думы. Естественно, закон принят не был, а демократов продолжали обвинять в «охоте на ведьм». Обвиняли, разумеется, в первую очередь те самые «ведьмы».

Нашла тот легендарный документ. Это, собственно, не законопроект в чистом виде, а, скорее, заявка на него, обоснование. Тем не менее, цели, задачи и инструменты защиты общества от тех, на ком держался тоталитарный режим, прописаны четко.

март 1997 г.
Проект
ЗАКОН О ЛЮСТРАЦИИ
(о временном запрете на профессии для лиц, осуществлявших политику тоталитарного режима)
I. Преамбула
События последних лет подтверждают обоснованность предложения Движения "Демократическая Россия” о необходимости инициативной разработки проекта закона о люстрации - запрете на некоторые профессии для лиц, являвшихся активными проводниками политики тоталитарного режима. Крупномасштабные люстрации (от латинского lustratio - очищение) в XX веке имели место дважды - в ходе денацификации Германии и чисток государственных органов стран, сотрудничавших с нацистами (Италии, Японии и др.), а также в ходе декоммунизации стран Восточной Европы.
Недавний восточноевропейский опыт пока оценивается противоречиво - главным образом ввиду несовершенства принятых законодательных актов и практики их применения, а не из-за отказа от самой идеи профессиональных ограничений для людей, составлявших опору власти, нарушавшей фундаментальные права человека.
Движение "Демократическая Россия” видит необходимость люстрации в качестве меры, препятствующей реваншу сил, возвращающих сейчас свои властные позиции. Введение этой меры не преследует цели мести за ограничения на профессии, фактически существовавшие в нашем обществе для людей, непричастных к КПСС или ее "вооруженному отряду ВЧК-КГБ”. Мы отвергаем также обвинения в призывах к "охоте на ведьм” и в отрицании права на инакомыслие. На самом деле высокопоставленная коммунистическая номенклатура, в том числе и причастная к антиконституционным путчам, практически нигде в России - ни в центре, ни в регионах - не понесла ни моральных, ни материальных потерь; многие из ее деятелей остаются у кормила власти. В то же время демократы (особенно среди военных), вставшие в 1991 и 1993 гг. на сторону Президента России, на сторону законной власти и продолжения реформ, повсюду в стране шельмуются, нередко подвергаются гонениям и увольнению.
Лицемерно защищаясь от несуществующей "охоты на ведьм”, некоторые монстры прежнего режима, причастные к его кровавым преступлениям и далекие от покаяния, готовы и сейчас по первому сигналу продолжить массовые репрессии, неотделимые от практики ленинизма и сталинизма. Наше общество, интеллигентно называя верных ленинцев и сталинцев инакомыслящей оппозицией, как будто бы больше озабочено их комфортом, чем душевным и материальным состоянием жертв ленинизма и сталинизма - все это несмотря на широковещательные декларации о возвращении к общечеловеческим ценностям. Неприменение люстрации в 1991 г., после коммунистического путча, недоведение до конца суда над идеологией и практикой коммунистов сделали возможным возникновение крупной парламентской фракции в Государственной Думе России, состоящей из коммунистов, не отмежевавшихся от преступлений своей партии и открыто пропагандирующих сталинизм.
Движение "Демократическая Россия” констатирует отсутствие надежных политических гарантий в нашей стране против возврата к тоталитаризму. Основным барьером на пути нового переворота - ползучего или революционного - является лишь воля прозревшей части населения, в меньшей степени политические институты, еще в меньшей - правоохранительные органы, суды и прокуратура.
Учитывая сказанное, мы снова выступаем с инициативой разработки закона о люстрации, хотя и понимаем, что власти упустили время для его принятия.
II. Основная часть
1. Категории лиц, подлежащих люстрации
Определенным профессиональным ограничениям на время продолжения переходного периода (на срок в 5-10 лет) в соответствии с этим законом должны подвергаться следующие лица:
а) все бывшие освобожденные секретари партийных, производственных и территориальных организаций КПСС;
б) бывшие первые, вторые и третьи секретари райкомов, горкомов, обкомов и крайкомов КПСС;
в) работники центральных республиканских и союзных комитетов коммунистических партий, действовавших до 06.11.1991 г. т.е. времени первого Указа Президента России о запрете КПСС (включая секретарей соответствующих ЦК, но за исключением технического персонала).
Перечисленные категории лиц подвергаются профессиональным ограничениям в следующих случаях:
а) если в общем стаже их трудовой деятельности нахождение на указанных должностях в сумме составляет 10 и более лет;
б) если на 21 августа 1991 г. - день подавления коммуно-экстремистского путча - они занимали одну из указанных должностей и не заявили о выходе из КПСС добровольно;
г) действовавшие штатные сотрудники, включая резерв, и давшие подписку о сотрудничестве с органами НКВД-МГБ-КГБ, либо работавшие в этих органах на протяжении последних десяти лет перед принятием новой Конституции России (в 1993 году).
Ограничения на профессии для активных проводников политики тоталитарного режима не распространяются на лиц, получивших должности в системе представительной или исполнительной власти в результате прямых свободных выборов как формы волеизъявления народа (если деятельность этих лиц в КПСС и КГБ не скрывалась ими в ходе предвыборной кампании). Все сотрудники служб безопасности и офицеры всех родов войск должны сдать экзамены на знание Конституции РФ, принятой на референдуме 12 декабря 1993 г., и присягнуть ей.
2. Сущность люстрации
Под ограничением (запретом) на профессии для указанных лиц понимается временный запрет для них (на 5 или 10 лет) занимать по назначению или в результате непрямых выборов ответственные должности территориальной исполнительной власти, начиная с глав администраций районов, городов, областей и вплоть до министров республик и Российской Федерации в целом (включая премьер-министров).
На срок до 10 лет для тех же лиц должна быть запрещена деятельность, связанная с преподаванием в средних и высших учебных заведениях; на срок до 15 лет - преподавание в военных учебных заведениях и работа в средствах массовой информации.
Другие виды профессиональной деятельности, включая частное предпринимательство или работу в госсекторе, в том числе и на руководящих должностях, не возбраняются.

Примечание: проект впервые принят 17 декабря 1992 года на III съезде "ДЕМРОССИИ” по предложению Галины Старовойтовой."