February 18th, 2016

Будущее в прошлом, или подлинное лицо марксизма





Я уверен, что клинч в понимании мира между левыми и либералами (если абстрагироваться от того, что марксизм-ленинизм – это "перевернутый" либерализм, который отрицает все ценности либерализма и считает желанной утопией то, что для либерала – ад кромешный), происходит только и единственно от того, что марксисты и "маркисты-ленинцы" неправильно себя позиционируют и от того используют неадекватный методологический инструментарий.

Надо просто понять, что Карл Маркс не был политэкономом, а был блестящим социологом-интуитивистом, причем с очевидной протестантской мировоззренческой основой. Только социологические феномены он пытался изложить языком экономиста, что напоминает курс физики, который попросили читать преподавателя химии (ну, там, коллега приболел, или декрет, или кадровая оптимизация). Современная же социология происходит от традиции французской, т.е. католической в своей основе, чем "грешен" даже Макс Вебер.

Десятилетия хохотали над словами булгаковского Шарикова, которого Швондер пытался превратить из будущего сталинского опричника в адепта большевистской революции, вынуждая читать переписку Маркса с Каутским: "немцы, конгрессы…"

Однако те споры полуторавековой давности, перенесенные в сегодняшний день, оказываются острием полемики в сегодняшней отечественной либеральной среде.

Суть очень проста: если социал-демократы напрягутся, то через пару поколений из затравленной секты они станут в Западной Европе партией власти. При этом мирно и демократично, идя от одной электоральной победы к другой. А став партией власти, социал-демократы смогут провести массу социальных и политических реформ, существенно улучшив положение наемных работников, обеспечив женское равноправие, убрав дискриминацию меньшинств…

Но цена этого очевидна – социал-демократы должны в принципе принять основу западного либерального (буржуазного) общества, включая продолжение колониального правления и при необходимости колониальных войн, национальные и геополитические конфликты с соседями, сохранение частной собственности и наемного труда, выборов, понимаемых как соревнование накачанных деньгами партийных машин…

Альтернатива – сломать западное буржуазное (либеральное) общество и попытаться создать принципиально иное. Что сулит сплошные неудачи и огромные жертвы, огромный период маргинальности, фантастические сложности в попытках просто быть понятыми…

Как глубинный спор сейчас: воспользоваться верхушечным переворотом и возглавить "либеральный путинизм", повторив триумф 1991-93 годов, или попытаться демонтировать систему даже не до "ельцинского слоя", но избрать стратегию, принципиально альтернативную той, что осенью 1991 года была избрана победителями КПСС.

И маркер здесь – Крым. А 20 лет назад маркером была Чечня. Ну, а 55 лет назад во Франции маркером был Алжир – "бутерброд", проглоченный аж в 1830 году.

Еще раз повторюсь. Чтобы понять точность марксистского анализа, надо просто читать его политэкономию как социологию, а социологию – как культурологию. Наверное, именно поэтому в СССР так не любили обе эти дисциплины, боялись что они станут поднесенным к глазам зеркалом, и, кстати, правильно боялись, в пять лет все произошло.

Предлагаю мысленный эксперимент. Берем самую забубенную совковую статью 60-х годов про США или Западную Германию. Слова "сенат" и "президент" менять не надо, только Конгресс назовём ГосДумой. Вместо "монополии" пишем "олигархи", вместо "буржуазия" – верхний средний класс, вместо "мелкая буржуазия" - "низший средний класс". Заменяем Вьетнам на Сирию, а Кубинскую революцию - на Майдан. Вместо "положение негритянского населения" - "ситуация с гастарбайтерами и приезжими". Выпады насчет того, что выборы стали фальшивкой – оставляем нетронутыми, только слова о том, что обе буржуазные партии – только фракции одной партии правящей буржуазии, - заменяем на привычный оппозиционный публицистический штамп, что, мол, системная думская "оппозиция" – такие же марионетки Кремля… "Несистемная оппозиция" - это бывшие "борцы за мир и права трудящихся, клеветнически обвиняемые буржуазной прессой в том. что они - агенты Москвы".

Избитые штампы совковых международников из числа ведущих "Международную панораму", о том, что "правящие империалистические круги перед лицом всё более глубокого финансово-экономического кризиса раздувают религиозные и националистических предрассудки и провоцируют обострение международной напряженности, требуют пересмотра сложившихся государственных границ" мы менять не будем – они чудо как хороши и идеально актуальны.

А каким идеальным комментариям к концепции "Русского мира" стали бы советские алармические репортажи полувековой давности о требованиях боннских реваншистов "вернуться к границам 1937 года" (для справки молодым – имеются ввиду "версальские границы" Германии до аншлюса Австрии и до присоединение Судет).

А вот обратка невозможна. С позиции советской ортодоксии нельзя проклинать правительство ФРГ за прием миллиона беженцев с объятого войной Ближнего Востока (особенно с упором на угрозу немецкой национальной – пишем "идентичности", "расовой чистоте" держим в уме), а также нельзя ругать западные партии и правительства за то, что чересчур щедрые социальные программы и привилегии меньшинствам разрушают основы западной цивилизации…

Представляете оторопь каких-нибудь кондрашовых, зориных или мнацакановых (самые известные совковые журналисты-международники 70-х), если бы их перекинули на 40 лет в будущее с таким редакционным заданием: в Америке президентом избрали негра прогрессивных убеждений, он начал широкие социальные реформы в рузвельтовском духе, включая запуск долгожданной системы бесплатной медицины – требуется обосновать, почему это - ужасно и губительно… Дополнение – от республиканцев на пост президента выдвигается кандидатом миллиардер – расист и отъявленный демагог, – его всячески превозносить и сулить ему неминуемую победу…