February 10th, 2016

К злорадствующим






Как подданному Путина (сочетание слов «Россия» и «гражданин» уже режет слух), мне очень неприятно, когда бывшие мои соотечественники по несчастью, переселившиеся в революционную Украину, сейчас высказываются в духе  героини Иоанны Хмелевской: «так и надо, так и надо, жалко мало, жалко мало…» по поводу всё новых и новых невзгод, обрушивающихся на несчастных россиянцев*.
Как все, давно пересекшие полувековой рубеж, я отлично помню жгущие отношении к Германии и немцам. Если у тех, к кому я обращаюсь, к россиянцем такое же отношение, каким было в сороковые годы к немцам Гитлера, я смолкаю – ибо ненависть и презрение  такой силы лечит только время. Но я ещё питаю иллюзию, что это отношение сродни отношению граждан революционной Франции 1791-го и последующих лет к подданным Австрийской и Российской империй, немецких королевств и княжеств.
Дело в том, что желать бед как кар россиянцам, если это не тупая мстительность, имеет смысл только в том случае, если несёт педагогический смысл, если эти беды воспринимаются как справедливое наказание за содеянное зло.
В отношении западных** немцев такой подход сработал только из-за сочетания двух факторов: 1) у нацистской пропаганды просто не хватило времени, чтобы полностью ликвидировать веками воспитанные христианские представления о добре и зле; 2) Экономического Чуда, случайно пришедшего сразу после начала в ФРГ мало-мальско серьёзной борьбы*** с наследием гитлеризма, воспринималось как заслуженная награда покаявшемуся грешнику.
Дело в том, что средний россиянец просто неспособен осознать аморализм (греховность) как политики государства, так и собственного конформизма. Он просто не понимает, почему силой расширять государство, подавлять инакомыслие или быть приспособленцем или нетерпимым к любой инаковости – это плохо.

Когда даже 5-6-летний ребёнок нетерпеливо лезет в вазу за конфетой и разбивает любимую бабушкину чашку, то полученная трепка педагогически осмысленна, потому что у наказанного есть чёткое осознание причинно-следственной связи между нарушением приличий (не-вежеством), произошедшим – материальным ущерб и огорчением, и педагогическим воздействием. Но ругать, или лишать похода в зоопарк, или делать ата-та за то же самое в отношении 2-3-летнего – занятие совершенно бессмысленное. Аналогично – в случае экспериментирования с проволокой в розетке. Начиная где-то с 10-летнего возраста, для пресечения подобных опытов допустимо вполне жёсткое воздействие, но по отношению к 5-летнему – это просто садизм.
Точно также и с россиянцами. Мы как-то забыли, что практически все установки на гуманизм, терпимость и демократизм в окружающую нас культуру внесла советская педагогика, советская историография и советская культура, попавшие под влияние шестидесятников или сохранившие остатки освободительной традиции, рудиментарно сохранившиеся в большевизме. Осуждение агрессии, порабощения народов, расизма, ксенофобии, шовинизма, деспотизма, прославление борьбы за освобождение, свободомыслие и справедливость – это всё оттуда.

Но уже двадцать лет вместо этого внушается благодатность империи, наукообразная обоснованность расового и национального неравенства, презрение к рационализму, демократии и самому понятию права человека, как защите меньшинств и слабых. Мораль редуцировали до осуждения внебрачного или однополого секса.           

И продукт такого всестороннего воздействия просто не способен осознать неизбежность исторического «кармического» наказания за преступления государства. А как такому продукту быть, если государство, а оно для взрослых «детей» -  главный педагог - двумя вершинами внешней политики СССР одновременно объявляет создание антигитлеровской коалиции (для раздела Европы) и союз с Гитлером (для раздела Польши и Румынии)?

Поэтому не надо злорадствовать – это только создаёт ещё одну пропасть непонимания.   
  


* Использую именно это слово, благородное созвучное «американцев», «канадцев», «австралийцев», «бразильцев», «мексиканцев», «техасцев», вместо так раздражающего «россияне», напоминающее «египтяне» и «израильтяне», что вызывает лишь ассоциации с хроникой танковых сражений на Синае.  

** «Восточные» немцы получили от коммунистических властей морально-политическую индульгенцию за нацистские преступления, списанных исключительно на счёт империалистической реакции.

*** После передачи западными союзниками властям ФРГ полноты государственного суверенитета и вплоть до процесса над Эйхманом, борьба с нацистским наследием в Западной Германии велась столь же вяло, как и декоммунизация в СНГ после 1991 года.