February 7th, 2016

Путин и пустота. О пагубности неопределённости




"Взращивание любви к Родине и есть задача культуры"

Е.Ямпольская, редактор газ. "Культура",
новоизбранная члениха Высшего совета ПЖиВ


Когда Путин выдал новую формулу патриотизма, последовал залп сарказма. К нему присоединился и я создав некий фельетон, который, разумеется, воспоследует.

Наперебой цитировали графа Льва Николаевича и доктора Сэмюэля Джонсона, каждый из которых, между прочим, в надлежайших ситуациях действовали безукоризненно патриотически.

Дело в том, что патриотизм и национальная идея - это феномены, явления, отличающиеся друг от друга онтологически, сущностно.

Чтобы не называть термином Патриотизм - любовь к родине, точнее, исходя из латинского значения, быть сторонником отчизны (в том же духе "партиот" - сторонник партии, например, голубых или зелёных цветов на соревнованиях древнеримских и византийских колесниц),  или, вслед за толкованием сэра Карла Раймунда Поппера, приверженность к отеческим традициям, почвеннический консерватизм, - это чувства подсознательные, инстинктивные, сродни влюблённости.

А национальная идея - это вполне рационально представимый метапроект народа или государства. Нечто, напоминающие карьеру.

Для сравнения начну сразу с евреев. 18 веков национальной идеей еврейского народа было возвращение в Эрец Исраэль, Страну Израиля (Иакова). От этого ежегодное праздничное пожелание: "этот год - рабы, следующий - свободные, этот год здесь - следующий в возрождённом Иерусалиме". И свадебный обычай разбивать бокал в память о разрушении Иерусалима и Храма Титом Веспасианом [сотрётся его имя] в августе 70 года н.э. Но при этом евреи веками были вполне лояльными и даже горячими патриотами стран проживания.

Сказав об евреях, надо уровновесить про русских. Сопротивление Наполеону и Гитлеру было патриотизмом. Превращение итогов обоих Отечественных войн в обретение статуса великой европейской державы и продвижение имперских рубежей к центру Европы - это уже реализация национальной идеи, поставленной Петром I.



Если бы Путин назвал нацидеей что-то определённое, например, выход к морю как у московских царей, или Проливы, как у петербургских императоров, или возвращение Аль-Кудса как у братского палестинского народа, или воссоединение Германии, как у немцев с 1945 по 1989 годы, или вступление в ЕС и возвращение оккупированных территорий как у украинцев, всё было бы проще.

Даже если бы это было бы нечто утопическое - типа коммунизма или стремления к Великой России в границах 1914 года.

Неопределенность формулы: нацидея = патриотизму = нацидее не просто напоминает знаменитое "товар-деньги-товар-штрих" или формулу "трусливых" гномов из раннего "Саут-Парка", которые помнили завет предков: надо набрать трусы (и они их воровали у героев мультика), потом что-то сделать, потом много денег; только они потеряли промежуточное звено и просто вытаскивали у всех из бельевых шкафов трусы, коих в их укрывище набралась гора...


Хотя такая сдержанность всё же лучше, чем если бы была воскрешена "валдайская" формула 2013 года насчёт "Русского мира" с его "особой, непонятной западу духовностью" и "на миру и смерть красна", или прошлогодняя идея насчёт "Святой Руси". Просто такая удешевлённая версия "солидаризма": чтобы "чиновники, бизнесмены и граждане вообще" честно трудились сообща и благоустраивали местность. Пародия на вольтеровского "Кандида": "каждый пусть возделывает свой сад" ("Llfaut cultiver son jardin").

Впрочем, неопределённость путинской версии российской национальной идеи уже породила самые бурные патриотические фантазии.

На съезде ПЖиВ, из руководства которой бежали (были вычищены, с достоинством удалились) последние "сислибы", звенящим от пионэрского энтузазизма
* голосом внук Молотова(-Риббентропа) рассказал о величие Древней Руси, где поголовная грамотность (т.е. включая отроков, женщин и мирных селян) в 11 веке уже достигла такого уровня, что на стенах церквей появились граффити.

Фон Риббентропа я упомянул не случайно.

80 лет назад был замечательный анекдот. Британские учёные (видимо, это мем тогда и появился на свет) сообщили, что обнаружили, что древнеегипетские храмы соединяет медная проволока, что. по мнению британских учёных, предположительно указывает на то, что телеграф мог быть изобретён ещё при фараонах.

В ответ на что Берлинская академия наук заявила, что поскольку, несмотря на многолетние изыскания и национал-социалистическое мировоззрение археологов, между становищами древних германцев никакой проволоки обнаружено не было, то это служит бесспорным доказательством того, что тевтонские племена пользовались беспроволочным телеграфом.

* 40 лет назад это слово интеллигентные люди произносили только так.