November 16th, 2015

КРОВЬ ПАРИЖА. ВТОРАЯ РЕАКЦИЯ





После  выплеска первых впечатлений о парижской трагедии ("Кровь Парижа. Первая реакция") я уже реагировал только на рассуждения российских деятелей, мыслителей, журналистов на произошедшее.  Получилось несколько кратких реплик. Я разместил их по мере написания, хотя тематически мог сгруппировать по другому. Но предоставляю это сделать самим читателям.   


I. ДВЕ ЦИФРЫ

Во время синайского теракта Россия потеряла в 1,8 раза больше человек, чем погибло при парижском. Но факт теракта власти скрывают, а россияне совершенно не призывают наказать египетские власти бойкотом турпоездок за халатность служб безопасности.

В малайзийском "Боинге" летело в 2,3 раза человек больше, чем погибло при парижском теракте, но Россию не призывают вычеркнуть из цивилизованного человечества.

II. ЭМИГРАНТЫ И ТЕРРОР

6 мая 1932 года белый эмигрант, русский, из казаков станицы Лабинской, писатель, создатель микропартии - крестьянско-фашистской по идеологии (лозунг "Фиалка победит машину") Павел Горгулов убил из браунинга на книжной ярмарке 75-летнего президента Франции Поля Думера. Как вы думаете, поднялась ли во Франции волна требований выслать из страны всех русских эмигрантов? Были ли громогласные сожаления во французской некоммунистической прессе, что Франция открыла двери для сотен тысяч беженцев от большевизма?


III.  ЧТО ТАКОЕ "СИЛЬНАЯ ЕВРОПА"? (КВЕСТ)

Тезис Юлии Латыниной: «нет сильного исламизма — есть слабая Европа» немедленно консолидировал массы: антизападники рады, что "гейропа" "получила по заслугам" за то, что не отдала Украину Путину, а "западники" горюют, что франко-германские миротворческие батальоны ещё не идут по Донбассу...

Квест: что такое сильная Европа?

Это - никакого приема беженцев (разумеется, кроме как из России)?

Это - поголовная депортация мусульман, а тем, кому, дав либеральную слабину, успели выдать гражданство - переселение в особые охраняемые кварталы, с допуском только в школы и клиники остаточного финансирования?

Это - запрет однополых браков (мужчина не имеет право любить другого мужчину, он может его только насиловать), которые снижают мускулинность культуры?

Это - поток бомб и ракет без разбора на Сирию, а потом отправка туда головорезов со всего мира через Иностранный легион, чтобы они показали, как показал себя Иностранный легион во Вьетнаме 1947-54 годов и Алжире 1955-1961 годов, чтобы "выжженная земля"?

Это - сильная Европа?


IV. ПРОПОРЦИЯ

Мусульмане во Франции, Германии, Бенилюксе, Скандинавии составляют куда меньшую долю от общего числа населения, чем мусульмане (те, кто относится к этносам, традиционно исповедующим ислам, и исключая из этого числа "крещенов" - православных татар) составляют в Российской Федерации. И ничего, спокойно живём и даже считаем, что это обогащает русскую культуру.


V.  ПРИМЕР ТРЕЗВОГО ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО РАСЧЁТА (КВЕСТ)

Представьте, что Вы - серьёзный и вдумчивый западный политик, от решения которого зависит выработка общей стратегии в отношении РФ.

Вы размышляете: зачем союз с Путиным по Сирии? Халифат он и так бомбит, сам влез в гражданскую войну на Ближнев Востоке - пусть огребает по полной. Во Вторую мировую Сталину помогали, чтобы не замирился с Гитлером и чтобы продолжал оттягивать на себя и перемалывать вермахт. В Сирии такой проблемы нет - Путин с Халифатом не замирится и будет долбить сирийцев со всем усердием "бесплатно".

Вы также размышляете, а чем путинизм в принципе лучше Халифата? В "Боинге" погубил в два раза больше европейцев, чем в Париже... Как и Халифат попытался создать на чужой территории утопическое государство - "Новороссию"... Угрожает Европе оружием и нарушением всех принципов международной стабильности... И также считает себя принципиальным оппонентом "бездуховного Запада", а себя оплотом "божественной правды"... Только шахидов у него нет, но зато хвастается планами взорвать США ядерными киберподлодками...


VI. СИНАГОГА ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ

129 лет назад во Франции было евреев-иудеев (евреев-католиков от французов не отличали) в 80 раз меньше, чем мусульман в нынешней Франции - 1/400 часть населения. Тем не менее была издана и имела большой успех книга Дрюмона "Еврейская Франция", в которой о евреях говорилось приблизительно то, что говорят и пишут сегодня отечественные деятели о мусульманском населении Западной Европы. Будь у Дрюмона больше беллетристического дара, или вселись в его тогдашнее тело (на правах дибука) души нынешних Латыниной и Веллера, он, наверное, написал бы триллер с названием, вынесенным мною в заголовок.


VII. МУДРСТВУЮЩИЕ ЛУКАВО

Альфред Кох сказал, что исламский фундаментализм напал не христианскую Европу (каковая, по его мнению, лишь царство католического и протестантского фундаментализмов), но на Европу возрождающейся "весёлой" языческой Античности - "царства свободы, демократии, науки".

Людмила Улицкая рассказала, что исламский фундаментализм напал на "постхристианскую Европу", очевидно, разделяя представления Коха о христианстве, как о сугубо Средневековом феномене.

Важно отметить, что христианство возникло и первые четыре века развивалось как сугубо античный феномен. Средневековье - это Догматика и Тотальная Церковь.

Ещё более важным является, то что эллинизированная античность в принципе отрицала демократию (она осталась в 4 веке до н.э. в домакедонской Элладе и в 1 веке до н.э. - в досулианском Риме). Свобода призналась только "внутренняя" (тут постарались стоики). Наука естествоиспытательская была невозможна - были только инженерные достижения. В остальном "питались" Аристотелем - тот же 4 век до... Про языческие "радости" после тысяч распятых и публичного кормления хищников рабами и христианами на аренах цирков говорить даже неудобно. Радость ведь это не только отсутствие монашеской аскезы. Карнавальное Средневековье было не менее "радостно".

Но центральное - христианство - это идея движения истории к лучшему (чего не знала античность, насыщенное, как и всякое язычество, за очень небольшим исключением, пафосом поэтапного ухудшения мироздания и социума), и это внутреннее стремление к исполнению библейского этического учения: начиная от пророков, и завершая евангельскими проповедями и апостольскими посланиями.

Христианство - это тысячи волонтёров, помогающих беженцам, бездомным и инвалидам, это программы "политкорректности и толерантности ("несть ни эллина, ни иудея, скифа, варвара, мужского, женского, раба, свободного..."). А восстановление колючки на европейских границах - это и есть римские валы между цивилизацией и варварством.

Так что, если христианство - это не только монастырские тюрьмы, инквизиция и цензура Ватикана или Священного синода, то именно сейчас, именно после Второй мировой, даже - после мая 1968 года - Европа и стала куда более христианской, чем была ещё сто лет назад, при поголовном принудительном воцерковлении. Хотя, она, безусловно, Постсредневековая.