?

Log in

No account? Create an account

ДВЕ НЕЗАМЕЧЕННЫЕ РОССИЙСКИЕ ВЕЛИКИЕ РЕВОЛЮЦИИ
e_v_ikhlov


Краеведение. Рефераты. Туризм :: Просмотр темы - Праздники памятные даты в этот деньНа острове Кука провозглашена Российская Империя - Форум города НовокуйбышевскС 28 февраля по 8 марта организаторы XXVI Российского Антикварного Салона представят специальный проект. - Новости искусства и кRed Army Promotion & Propoganda in Soviet Posters - Советские плакатыАкция протеста КПРФ 23 февраля в Краснодаре: "Остановить развал армии!", "Виновников - под суд!", "Министра обороны Сердюкова -


I. ВЕЛИКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ГОРБАЧЁВА

30 лет назад началась поистине великая русская революция – грандиозный разрыв со всей предшествующей историей России. В следующем очерке (о Великой революции Егора Гайдара 1992 года) я буду говорить о полном разрыве с 400-летней традицией формирования русской государственности как страны при армии и переходе от военного государства к государству цивильно-бюрократическому (в том числе и в форме полицейско-бюрократической). Теперь речь пойдёт о ликвидации идеологического разрыва с Западом.

С принятия византийского православия и формулирования доктрины «Третий Рим» на Московской Руси всё сильнее и чётче формировали восприятия Западной Европы, как отделённой не пересекаемым культурным барьером. Москва непрерывно ждала Страшного суда и Конца Света, а Запад, который как раз стал впадать в Ренессанс, считала погрязшим* в мирских делах. После Петра I, правда, государственной идеологией стало стремление превратиться в великую европейскую империю. Но и здесь акцентировалось отличие Запада с его поползновением в либеральный конституционализм и русской личной унией каждого с царём-батюшкой. Доктрина самодержавной монархии продержалась вплоть до марта 1917 года!

Начиная с Ленина противопоставление буржуазного западного и эсхатологического советского сознания достигло максимума. Однако тут с советскими идеологами дурную шутку сыграла их борьба за мир. Предвоенная мания пасть в борьбе с царством капиталистического зла сменилась послевоенной манией спасти мир от попыток империалистов развязать войну.

Поэтому когда Мао обратился к Хрущёву со вполне коминтерновской идеей: дать Пекину атомное оружие (Суслов, например, бы за это), а самим нанести ядерный удар по НАТО – погибнут русские и янки, да всякие боннские реваншисты, зато почти уцелевшие китайцы разнесут коммунизм по всему шарику, то дорогой Никита Сергеевич в ужасе от него шарахнулся. Так доктрина «жить - чтобы жить» получила высшую идеологическую санкцию. Горбачёв лишь довёл её до логического завершения, официально постулировав, что и Запад, и СССР объединяет общая цель – борьба со взаимным ядерным уничтожением. Потом добавилась ещё одна общая цель – объединения усилий ради прогресса. Раз есть общие цели, то появились и общие ценности, сформулированные уже совершенно в духе ранних сахаровских призывов.

В результате остался невнятный спор о том, какой способ организации экономики лучше обеспечивает рост духовно-материальных потребностей трудящихся**. Итог известен. Путинизм, трактующий себя как разновидность западного консерватизма, написал на всех заборах про верховенство закона и права человека. Путинизм даже не осмелился взять на вооружение восточноазиатскую «мандаринскую» идеологию: нам не нужна демократия, ибо мы и без неё отберём во власть лучших из лучших; нам не нужно гражданское общество, ибо мы и без него боремся со злоупотреблениями и коррупцией.
Так путинизм въехал в декабрь 2011 года.

Шок от протестов заставил Кремль попытаться восстановить идеологический барьер между Россией и Западом. Но получилось это довольно убого. Ну, гомофобия. Ну, защита прав родителей бить детей. Но ведь никакой социальной альтернативы – та же воплощенная тэтчеристская мечта о «горизонтальной налоговой шкале», те же «рейганомические» величины коэффициента социального расслоения Джини.

Тогда срочно придумали Западу вековую русофобию. Получилось довольно убого. И под конец взяли на вооружение доктрину «геополитических сфер влияния», уже лет 60 как совершенного неприличную без обоснования идеологической солидарности. А какая у нас солидарность с венесуэльской боливарианской*** революцией?
Но Кремлю так хотелось вернуться в любимый 1913 год: делить сферы влияния на женевских конференциях, а попам - возобновить неусыпную борьбу с вольтерьянством…
Но всё это крайне убого – разрушенную Горбачёвым стену идеологического отчуждения России от Запада заново уже не построить.


*Очень странно это преломилось в сознании нынешних православных фундаменталистов: недавно очень любезный таксист (по дороге на Радио «Свободу») рассказывал мне, что все религии, кроме Православия – формы язычества, ибо склонны к материализму.


** 100 лет едва прошло, как марксово соревнование труда отчужденного и труда свободного перешло в ситуацию, когда "Мосфильм" стал соревноваться с "Коламбия пикчерз", "Московшей" - с "Леви Стросс", а Ялта - с Ниццей  

***Это когда одних людей поставили в бесконечные очереди, чтобы дать другим – совсем нищим – возможность встать в очередь.



II.

ВЕЛИКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ЕГОРА ГАЙДАРА

Россия всегда была "страной (империей) при армии". Дело не только в доле общественного продукта, отбираемого для военного дела и вооружённых сил. Война (армия) была смыслообразующим центром русской цивилизационной модели.

23 года назад правительство Гайдара-Бурбулиса* не просто резко обрезало военный бюджет (было не до жиру), но в принципе поменяло систему приоритетов. С этих пор армия воспринимается не как центр социального космоса, но только как огромный экономический балласт. Никакая путинская гонка вооружений, никакая милитаристская и квазиисторическая пропаганда этого не изменило.

Армия и "оборонка" - это лишь такое же обусловленное общественным договором (армия - дело священное) бюджетное обременение, обусловленное данью социальной мифологии, как в странах Западной Европы - поддержка фермеров, воспринимаемых как высокочтимый фундамент национальной традиции, и потому избавляемых от угрозы массового разорения.

Россия из страны при армии стала страной при спецслужбах. Даже новые военно-приключенческие фильмы зафиксировали этот сдвиг, и делают основной акцент на операции военной разведки и контрразведки, превращая Великую Отечественную войну в дуэль СМЕРШа и Абвера...

В любом случае страна госбезопасности, прокуратуры и полиции - это куда более демилитаризованное общество, чем общество "с оборонным сознанием". И прошедший социокультурный сдвиг уже необратим.

Великая революция Гайдара и русского либерализма победила - Россия, оставшись в своей основе страной феодальной, перестала быть военно-феодальным государством. Её герои - не фронтовые офицеры, но менты и чекисты, в крайнем случае - спецназовцы или менты, попавшие на войну (в Чечню).

* Борис Ельцин - и.о. премьера, Геннадий Бурбулис - вице-премьер, государственный секретарь, Егор Гайдара - министр экономики и финансов.


Проблема Другого: гендер и этнос (варианты эмансипации) 18+ \гомофобам не смотреть\
e_v_ikhlov

12 Лет Рабства (2013) T :: rapid-torrentБородатые еврейские казаки Светлейшего князя Потемкина-Таври ХайВейДругое детство: Писатель Сергей Хазов-Кассиа о подростках с нетрадиционной сексуальной ориентацией - FURFUR - FURFUR - поток "КуДевушки в израильской армии " Прикольные картинки, фото приколы, видео приколы, креативные фото, юмор, обои для рабочего стола,Террористы готовы обменять героическую летчицу на 4-х боевиков НикВести - Новости Николаева


Я полагаю, что для обычного сознания (вслед за философами Ренессанса обозначу его как сознание «простецов») не существует объективного восприятия "Другого", будь-то иной пол, или иной этнос, но гендерные и национальные признаки воспринимаются через набор стереотипов «чужака», т.е. «опасного Другого». Проблема гендерных взаимоотношений, как и любая проблема борьбы за коллективные права и, следовательно, основанная на групповой идентичности, предельно мифологизирована.

Во-первых, сексуальная (гендерная) идентичность возникает в том нежном возрасте, когда восприятие мира носит необычайно выраженный "манихейский" характер: мир делится на "нас" (хороших, правильных, понятных) и "их" (дурных, неправильных, непонятных). Следовательно, другой пол подсознательно воспринимается как враждебное сообщество, которое надо либо победить (психология "львов"), либо обмануть (психология "лис").

Во-вторых, если проанализировать стереотипы восприятия "иного" пола, то с удивлением обнаруживаешь, что они напоминают стереотипы этнического "чужака". Например, в глазах мужчин-"простецов" женщины отчетливо обнаруживают черты "торговой диаспорной нации": хитрые, трусливые, вечно твердящие о своих обидах, заключающие тайные союзы и заговоры против нас, неспособные выполнять сугубо "наши функции". Словом, "все бабы - су...".

С другой стороны, в глазах женщин-"простецов" мужчины выглядят как варвары-кочевники - грубые, неотесанные, примитивные, суеверные (все мужики - коз...). Муссирование соответствующих тем имеет ярко выраженный психотерапевтический характер - вроде обмусоливания жидо-масонского или гомосексуального заговора в определенных средах.

Посмотрим, какой образ женщины навязывается рекламой (и вообще, более всего присутствует в российском визуальном пространстве): либо молодая женщина, очевидно, не слишком строго поведения – полураздетая, рекламирующая бельё, требующая мехов и драгоценностей; либо моложавая мамаша, покупающая «растишку», стоящая в бессильном отчаянии у сломанной стиральной машины или кормящая супруга корейской быстрорастворимой лапшой… Пожилая женщина – это карикатурная тёща или слабоумно-радушная старушка. Образ гордой женщины, женщины – творца отсутствует. Даже на милитаристско-вербовочных плакатах молодые красотки в форме держат оружие с таким видом, как будто это навороченный фаллоимитатор…  Мужчинки же торгуют на бирже, выступают в Думе, или строят небоскребы….

Один такой контент способен сделать мыслящую женщину воинствующей феминистской. Такая подача образа женщины очень напоминает подачу образов «ручных нацменов» - они либо забавно-карикатурные, либо трогательно-беззащитные. Евреи со скрипочкой или комические дантисты (саунд-трек всегда что-то среднее между «7-40» или «Май штетеле Бельц»).  Приторно вежливый и бестолковый узбеко-таджик… Хлебосольный и танцующий кавказец… Дяди Томы, дяди Томы…

Образ гея на российском телеэкране по степени карикатурности и физиологической отвратности сравним с образом еврея в нацистской пропаганде…

И формально закон о запрете разжигания нигде не нарушается.

Как преодолеть эти стереотипы.

На Западе в 60-70-е годы, а в бывшем СССР в 80-90-е антисемитизм если не исчез, то, по крайней мере, серьезно ослаб и трансформировался в тот момент, когда "оседлые" европейские народы убедились в способности израильтян быть хорошими солдатами и хорошими крестьянами, т.е. признали за ними достоинства, которых "диаспорный этнос" считается лишенным).

Эмансипация женщин максимально высока в социуме, где женщина может быть хорошим солдатом. То, что из женщин получаются отличные танкисты и летчики (с точки зрения общественной мифологии - одни из самых "маскулинных" позиций), доказал опыт американских войск в Ираке и израильской армии. Это уже не говоря о совершенно незаменимой роли женщин в армии как инструкторов.

Я полагаю, что Украинская Жанна Д Арк - Надежда Савченко уже сделала больше кого-либо для реального повышения социального статуса женщины в своём, вполне крестьянском по базовым культурным параметрам социуме.

В России никакого подлинного социального равноправия женщин не будет, пока перед женщинами не откроют все военные специальности. Сегодня женщины в России, как это было сказано в одной из передач Би-Би-Си еще четыре десятилетия назад "рабыни рабов".


Провал демократического проекта привел к общественно-гражданскому инфантилизму. Этот инфантилизм провоцирует мужчин на такое социальное поведение, которое воспринимается как "женское" (приспособляемость, хитрость, интриги). Поскольку такое "женское" (гендерно-диаспорное) поведение, с точки зрения фольклора, является "низшим", то психологически мужчины пытаются его компенсировать брутальностью: индивидуальной (от этого речь, как-бы помягче сказать, насыщена "агрессивной гомоэротикой") и коллективной (отсюда имперское великодержавие, вождизм).

Дети буквально с детского сада должны узнавать о реальных психологических различиях полов, понимать, насколько ложны стереотипы восприятия окружающего мира. Уже дети (и, конечно, взрослые) должны понимать, что есть подсознательное восприятие признаков "чужака", которое очень мало соответствует действительности.

Женщины и мужчины должны стать «немного философами» - уметь осознавать истинное различие своего мировосприятия. Например, большую конкретность восприятия мира в женской ментальности, благодаря которой, кстати,  идеологические абстракции оставляются "сильному полу".

Если хотите настоящего гендерного равноправия - проводите такую экономическую политику, которая даст женщине возможность содержать себя и хотя бы одного ребенка. Это еще больше ослабит формальный брак, но зато поможет создать "квазиклановую" структуру: несколько мужчин и детей дружат - как бывшие и настоящие партнеры и члены семей одной женщины.

Для преодоления стереотипов гомофобии очень важен вопрос о легализации партнёрских союзов (браков): гомосексуалисты должны восприниматься как люди, знающие подлинную любовь и верность, а не как участники бесконечной охоты за случайными партнёрами.

Процесс эмансипации угнетенной группы всегда сопровождается разрушением негативных стереотипов и требованием создать благоприятные условий для наверстывания упущенного в приобретении статусных позиций - тем, что потом стали называть позитивной дискриминацией.

Отдельный вопрос о формально-правовых преимуществах, которое общество может предоставлять женщинам, идущим в политику.

Лет 10 назад в России существовало феминистское направление, требующее законодательно закрепить женскую квоту в партийных списках.  Мол, если уж российское государство настолько озаботилось искусственным выращиванием гражданского общества, что определяет, например, что негоже кандидату в депутаты быть беспартийным, сколько человек должно быть в партии, какая доля региональных активистов должна быть в партийном списке, то несложно добавить и еще пару условий. Пусть, например, не меньше трети партийного списка должны составлять женщины, женщина должна обязательно быть сопредседателем партии и т.д. Я считаю такой подход в принципе ошибочным, поскольку отрицаю точку зрения, согласно которой каждая особь является полномочным представителем всей общности.
Абсурдно  считать, что полтораста дам в строгих костюмах (все - выходцы из чиновно-номенклатурной элиты, распределенные по четырём допущенным к выборам партиям) будут считаться "полноправными представителями российских женщин в парламенте". Адекватно представлять интересы не «женщин» вообще, но отдельные социальные группы и подгруппы (матерей-одиночек, интеллигентных пенсионерок, молодых женщин-клерков, обучающихся на вечернем отделении...) должны только те, кто выиграл политическое соревнование - и в своей социальной группе и у мужчин-политиков.