September 24th, 2014

Ниша для МБХ, или дорожная карта эпохи перемен

Дневник slavyankaLi : LiveInternet - Российский Сервис Онлайн-Дневников

Ходорковский дал понять, что готов стать "кризисным менеджером", и в эпоху после Путина содействовать переходу страны к конституционной реформе, имеющей целью трасформацию российской государственности в демократическую парламентскую республику.

Ситуация, когда имеющий судимость политэмигрант и бывший политзэк №1, временно, но твёрдо возглавляет государство, а бывший бессменный правитель отсутствует,  обычно называют революцией. Однако и это слово, и очень точный термин Г.К. Каспарова "мирный демонтаж" почему то рассматриваются отечественными службами политического ссылка как призывы к экстремизму. Поэтому будем употреблять китайское понятие "эпоха перемен" (сами китайцы считали таковые бедствием, поэтому данное понятие не несёт однозначно позитивной коннотации).

Итак. Путинизму настал естественный конец. Идёт эпоха перемен. И здесь сталкиваются по меньшей мере три взаимно противоречивые тенденции. Во избежании хаоса нужно сохранение твёрдой и авторитетной власти. Необходимо обеспечить восстановление (создание) новой и легитимной государственности. Крайне важно удержать "эпоху перемен" от перерождения в новую олигархию или новую террористическую диктатуру.

Восстановление легитимной государственности - это сложный поэтапный процесс. Сперва демократическое избрание учредительного органа (конституционного собрания, принимающего новую конституцию и новое избирательное законодательство; конституционной ассамблеи, к этим полномочиям дополнительно избирающей главу государства; парламента, с учредительными полномочиями). Затем - на основании новой конституции - формирование новых органов представительной власти. И только потом уже - формирование на основе принятых законов и процедур органов исполнительной и судебной власти. А это годы.  Поэтому я предложил бы, чтобы сперва вся полнота власти была бы сосредоточена в некоем органе, представляющем движение, приведшее к эпохе перемен.

Именно такой орган, в качестве носител новых ценностей и выражающий позиции наиболее активной части гражданского общества, как носитель, если угодно, коллективной харизмы, и должен управлять политическими процессами до завершения полного создания новой конституционной государственности. Одновременно, он будет следить за тем, чтобы свежеиспеченные "чиновники баррикады" не коррумпировались, люстрация не вырождалась в "охоту на ведьм", а новые лидеры избегали соблазнов тирании.

На первом этапе такой высший орган должен иметь неограниченное право принимать указы (декреты) и даже издавать временный конституционный акт, формировать правительство, региональные и местные властные инстанции, временные судебные инстанции.  После выборов учредительного собрания полномочия сокращаются. После избрания парламента и нового президента (избираемого всенародно, парламентом или конституционной ассамблеей), и создания нового правительства, этот  высший орган вовсе должен сократить свои распорядительные функции, ограничившись лишь руководством процессом люстрации и антикоррупционным контролем.

Вот руководство таким высшим органом общественного движения в эпоху перемен и является идеальной властной позицией для общенационального "кризисного менеджера", организующего политическую жизнь в период конституционной реформы.      


Послесловие. Мои предложения по переходному периоду.

1. Я убеждён в принципиальном отличии учредительного (конституционного) собрания от парламента. Поэтому они должны формироваться совершенно различными способами. В  учредительное собрание выборы должны быть по спискам - для формирования команд законодателей. При этом список регистрируется только вместе с проектом предлагаемой данным списком конституции (или развернутых тезисов конституции). Члены Учредительного собрания не должны иметь право участвовать в первых по принятой ими конституции выборах (чтобы не писали проект "под себя"), но должны иметь право быть в заявительном порядке (без залога, выдвижения от партии, сбора подписей и проч.) зарегистрированы кандидатами на следующих выборах. К сожалению, я понимаю, что на первых свободных выборах в учредительное собрание демагоги сделают основным вопросом ликвидацию национальных республик. С соответствующей реакцией в них. Вменяемым политикам придётся натиск демагогии выдержать.

2. Я убеждён, что выборы в общенациональный и региональный парламенты должны проходить в два тура и исключительно по мажоритарной системе. Это принципиально изменит характер партийного политика. Сейчас ориентированная на списки партийная система формирует типаж "винтика партийной машины", полностью зависимого от босса, финансирования и оргресурсов партии. Мажоритарные выборы выковывают сильные личности, умеющие не только ярко выступать, но и создавать локальные коалиции. Проведение выборов в два тура делает создание таких коалиций важнейшим фактором успеха.

3. Специально для тех, кто боится парламентской демократии. Полномочия премьера могут быть не меньшими, чем у всенародно избираемого президента. Например, полномочия премьер-министра Уинстона Чёрчилля были не меньше полномочий президента Франклина Рузвельта. Тут проблема только в стабильности правительственной коалиции.
Об опасности левацкого популизма ("отнять и поделить"). Как я понимаю, при всех практически вариантах политической трансформации (разумеется, кроме самых катастрофических) и основные медиа-ресурсы, и большая часть обломков бывшей партии власти достанутся крупному капиталу. Сложно себе представить, что заполучив их, сторонники макроэкономической стабильности и святости частной собственности не смогут дать отпора популистам.  

Остальные мои соображения по действиям в "эпоху перемен" в приложениях.  

Приложения.
1. "Взгляд за горизонт" (Окончание моей статьи, написанной весной 2009 года)
http://www.nationalassembly.info/4829FD5798996/49C90C07AB6B8.html


... При этом ситуация в государстве может быть самой драматической – в виде обвального краха и катастрофического распада. Более мягкий сценарий будет возможен в условиях раскола правящей группы, раскола партии власти. В этом случае политическая борьба будет происходить в форме поэтапного "перетягивания каната". Совсем легкий вариант смены режима произойдет в условиях морального банкротства и политической изоляции правящей группы (но, как уже говорилось, тут платой будет множество неустойчивых и коварных союзников). В случае самого "простого" и благоприятного развития событий для революционной оппозиции, она должна просто заявить, что формирует временный коалиционный кабинет, задача которого провести свободные и честные выборы в парламент или в учредительное собрание, и предпринять антикризисные действия. В случае выборов парламента ему будет поручена также разработка поправок в Конституцию либо разработка временного конституционного акта.

Для соблюдения принципов демократии должно быть обозначено, как это было в Португалии в середине семидесятых, что после так называемых "учредительных выборов" (первые выборы в новый представительный орган высшей власти) места в правительстве будут перераспределены в соответствии с итогами голосования. Естественно, что в случае политической гегемонии народно-революционного движения структура органов переходного периода будет достаточно проста:

• временное (коалиционное, то есть политическое) правительство,
• временные администрации на региональном и муниципальном уровне,
• новый парламент (либо ассамблея представителей общественных сил с законодательными функциями, работающая до тех пор, пока учредительное собрание не разработало проект (проекты) конституции и избирательное законодательство и на их основе не избран новый парламент).

При этом возможно, что в течение первых нескольких послереволюционных лет параллельно с новыми органами власти и новым парламентом будет существовать аналог "стражей исламской революции в Иране" — некий Высший революционный комитет (или Совет народной бдительности) с полномочиями:

• накладывать вето на любое административное решение или закон,
• законодательной инициативы,
• снятия с выборов любой политической силы или кандидата, наносящих гибельный вред революции.

В том случае, если смена власти будет происходить эволюционно, при "договорной" передаче власти или ее перераспределения, структура органов переходного периода будет выглядеть значительно сложнее, поскольку включит в себя систему институтов, в рамках политического компромисса, гарантирующих старой элите или частям госаппарата достаточное влияние на переходный период. Именно в такой ситуации возникает раздвоение исполнительной власти, которая делится между временным политическим органом (его можно назвать Комитет национального спасения), или временной администрацией, и временным беспартийным правительством специалистов (так называемое Техническое правительство).

В случае раздела власти (типа польского исторического компромисса 1989 года – "президент наш, премьер ваш"), очевидно, будет создана (как это сделано сейчас при переговорах между ФАТХ и ХАМАС в Палестине) еще более сложная властная конструкция, предусматривающая создание:

• коалиционного правительства или антикризисного правительства (кабинет специалистов);
• общенационального круглого стола;
• системы созданных круглым столом комитетов: по законодательной реформе, по подготовке выборов, по политической реформе…

Если оплотом старого аппарата становится президент, готовый идти на компромисс с народно-революционными силами, то правительство (либо его часть) становится вторым, революционным, полюсом власти. В этом случае правительство является политическим органом, носит коалиционный характер. Если оплотом народно-революционных сил становится новый президент, готовый идти на компромисс со старым аппаратом, то правительство автоматически превращается в оплот консервативных сил. Поэтому революционеры будут стремиться свести его к функциям только и исключительно антикризисного кабинета специалистов. Функции этого правительства будут заключаться лишь в работе по обеспечению жизнедеятельности страны, поддержанию закона и порядка, а также гарантировать равные условия для всех субъектов (акторов) политического процесса.

Очень важно отметить, что в условиях революционного кризиса, а тем более в условиях утраты монополии на власть, партия власти неминуемо расколется. Поэтому планы нынешних радикалов запретить ее участие в выборах – нелепы.

В обстановке распада режима народно-революционное движение должно будет заявить, что оно готово войти в состав широкой антидиктаторской коалиции и коалиционного правительства национального спасения.

В ситуации, когда возможно соблюдение правил игры, оппозиция должна настаивать на том, чтобы создавались новые органы власти и проводилось изменение государственного устройства и правовой системы страны только в результате деятельности общенационального круглого стола с участием всех реальных общественно-политических сил.

Разумеется, оппозиция должна быть готова предложить кандидатуры уважаемых высококвалифицированных специалистов в состав антикризисного правительства, выдвинуть свои предложения по законодательным изменениям и политической реформе, а также по антикризисным мерам.

Очень важно, чтобы при переговорах с властями оппозиция четко выдвинула предварительные условия, без выполнения которых говорить о переходе к демократии просто смешно. Это, прежде всего:
• немедленное освобождение всех политических заключенных,
• прекращение политического сыска и преследования оппозиции,
• отмена цензуры и предоставление оппозиции доступа к общефедеральным СМИ,
• гарантия свободы митингов и собраний,
• уведомительная регистрация общественных и политических организаций и партий.

2. Моя статья от июня 2011 года "Если б я был..."

Одесский анекдот:

- Хаим, чтоб ты делал, если бы был русский цар?

- Ой, если бы я был цар, так я бы жил лучше, чем цар!

- Чем русский цар?

- Да, днем я бы был себе цар, а ночью еще немножко шил...

Плох тот оппозиционер, который не мечтает стать властью. Наблюдая распад и гниение заживо отечественного социума, я иногда позволяю себе фантазировать о том, какие декреты я бы издал, придя к абсолютной власти. Обычно я это формулирую так: когда я приду к власти, я буду сажать за популизм хуже, чем за педофилию (ибо проклят совративший и одного из малый сих… лучше бы ему быть утопленным с жерновом на шее в глубине морской (Мтф., 18:6). Иногда, когда речь заходит об оргиастических проявлениях молодежного патриотизма, я уточняю, что к политическим педофилам также надо применять химическую кастрацию… голосовых связок.

Но если серьёзно, вот перечень мер, экстренного принятия которых я бы добивался, оказавшись в руководстве свободной России. Я понимаю, что некоторые вещи уже произошли: освобождены политзаключенные, зарегистрированы все партии, объявлены новые выборы… Меня заботят те институциональные изменения, создающие ростки цивилизованной демократии, о которых часто забывают в горячке революционных событий.

Первое. Защита и восстановления права. Россия заявляет, что поскольку революционный период требует определенного ограничения прав и свобод, вытекающих из членства в Совете Европы, то она приостанавливает его, заявляя, что по-прежнему признает все решения Страсбургского суда. Одновременно учреждается Высший Всероссийский Суд Справедливости (ВВСС). Все граждане России, обратившиеся когда-либо в Евросуд, получают право направить копии своих обращений в ВВСС. После исчерпывания этих дел, начинается рассмотрение надзорных жалоб на отказ Верховного Суда.

Новый Суд Справедливости работает как высшая надзорная инстанция, по регламенту Европейского суда и на основе его практики. Судьями ВВСС становятся адвокаты, имеющие не меньше 7 лет стажа, призываемые военкоматами на срок не менее полугода, с выплатой жалования по ставке федерального судьи с прибавками как военнослужащим.

Все судьи, которые, согласно вердикту Суда Справедливости, незаконно осудили к лишению свободы либо по незаконным решениям которых люди были лишены жизненно необходимого имущества, а также одобрившие антиконституционные решения властей по ограничениям прав и свобод, и судьи, утвердившие таковые приговоры и решения в аппеляционном, кассационном и надзорном порядке - увольняются и подлежат люстрации. Освобождение от люстрации получают те, кто явится с повинной и заявит о вынесенных им незаконных решениях.

Новые судейские вакансии на переходный период могут занимать только юристы, имеющие адвокатский стаж не менее 5 лет – для районных судов и 7 лет – субъекта федерации и Верховного суда.

Второе. Искоренение коррупции. Поэтапно отказавшись от идей временного возвращения публичной смертной казни и даже публичного телесного наказания, я всё-таки остановился на идее позорного столба. Вот стоит чиновник у районной Управы у позорного столба, на груди его табличка: "я – коррупционер и разорил честного предпринимателя, который отказывался платить взятки". У следственного отдела у столба -майор юстиции: "я – сфабриковал уголовные дела против 5 невиновных людей"; у суда: "я по указанию свыше выносил незаконные приговоры, трое осужденных мною невинных людей умерли в заключении"… Список легко продолжить.

Вся собственность семей госслужащих, превышающая на 10 процентов их совокупный легальный доход, – конфискуется.

Третье. Социальная солидарность. Вместо увеличения обложения доходов в качестве основного средства борьбы с бедностью становятся драконовские налоги на роскошь (если "папик" оплатит стопроцентный налог, даря своей подружке "лучших друзей девушек", то она будет ему еще более благодарна, а много графита таскать тяжело). Роскошью считается и обладание необитаемым жильем (необитаемым считается то, где три месяца подряд расходы воды и электроэнергии составляют не более одной четверти средней нормы потребления – зато это даст огромный стимул к сдаче в наем квартир и загородных коттеджей). Роскошью также считается наем иностранцев, кроме граждан стран СНГ, для работ в сфере сервиса.

Четвертое. Защита ранимых мозгов и юных душ. В закон о рекламе вводится категорический запрет на применение специальных визуальных и языковых средств, нацеленных на привлечение клиентов путём воздействия на их эмоциональную сферу, на обращение к подсознанию (сок надо покупать не "за доброту", а за наличие широкого спектра витаминов и отсутствие химических красителей).

Принимается закон о политической рекламе с аналогичным запретом по отношению к политическим программным документам и предвыборным текстам (нельзя будет сулить – мы спасем или обновим страну, только: на сколько надо повысить импортные пошлины, на сколько снизить налоги, какие примем законы, какие инфраструктурные проекты реализуем…). Данная мера защитит наше, к сожалению гипервнушаемое, население.

Категорический запрет на привлечение в политическую и предвыборную деятельность молодежи до 25 лет, ибо из заносящих хвосты за боссами юных политических клерков вырастают законченные политические бастарды. Исключения только два: а) возмездное привлечение (при оплате по ставкам рекламных агентов) для распространения агитационных материалов; б) разрешается безвозмездное участие в деятельности организаций внепарламентской оппозиции, в том числе, прибегающих к акциям гражданского неповиновения.

Пятое.Защита честности в политике. Любой публичный политический деятель, открыто и сознательно солгавший, в том числе и глава государства, должен либо подать в отставку, либо получить прощение от органа представительной власти, объяснив, что либо был введен в заблуждение коллегами или подчиненными, либо действовал из высших соображений (стремление освободить заложников, предотвратить вооруженных конфликт…). Преднамеренное введение в заблуждение политиков и высших должностных лиц путём предоставления им умышленно искаженной или сфальсифицированной информации должна караться как попытка государственной измены в форме корыстного манипулирования государством.



Ещё 20% фашизма

3 мая весь мир празднует день свободы печати

Госдума, спеша и спотыкаясь, торопится вбить последний гвоздь в гроб отечественной демократии.  Принимается закон о 20% -ой границе для иностранных инвестиций в СМИ и запрете для инограждан, включая обладателей двойного гражданства, быть учредителями СМИ. Закон формально внесён представителями всех трёх оппозиционных партий (две из которых тоталитарные) – не всё же краснеть перед миром только жуликам и ворам. Это забавно. В советское время самые отвратительные угрозы как бы теперь сказали «несогласным» шли не от партии и КГБ, но от иных, например, коллег по творческому цеху. Хрущев мог пригрозить выдворением из страны, но только писатель, Нобелевский лауреат Шолохов – мог публично пожалеть, что нельзя расстрелять. Так и теперь, инициативу официального перечеркивания 13-ой статьи из первой, «неприкосновенной», главы Конституции, гарантирующей защиту от государственного идеологического диктата, взяла на себя оппозиция.
Этот квотный законопроект не несёт в себе цензуру. Цензура – вещь не самая страшная, её обойти можно (любой, кто старше 50, отлично этой умеет, если вообще умеет читать и писать). Куда страшнее – госидеология. Цензура – признак авторитарного режима. Обязательная идеология – это уже симптом тоталитарной системы.

Но почему я считаю законопроект о квотировании признаком насаждения госидеологии? Все выступления в поддержку законопроекта сводились только и исключительно к теме защиты «информационной безопасности» страны от иностранного идеологического воздействия. Два года назад, при принятии закона «об иностранных агентах», уже было ясно, что законодатели выделили понятие «заграница» в особое, но общее и потенциально угрожающее стране явление (подробно об этом, немного в шуточном виде здесь  http://vestnikcivitas.ru/docs/2976).  Теперь законодатели определили заграницу и людей с ней связанных, как прямую идеологическую угрозу стране.  Прежде, чем рассуждать о связи квотирования с идеологическим диктатом, но давайте выделим, в чём у Российской Федерацией идеологические расхождения с Западом (на враждебное влияние на Русь китайской, бразильской  или индийской пропаганды никто не жалуется). Формально, исходя из ратифицированных международных обязательств РФ и текста конституции, а также обязательных вступительных статьях федеральных законов, требующих исходить из прав и свобод граждан, а также официальных публичных выступлений, наша страна полностью привержена западным либеральным ценностям, включая приоритет прав человека, верховенства закона и т.д.  Споры якобы идут по частностям. О гомосексуальных браках, например. О регистрации НКО. О некоторых аспектах законов о митингах. Внешне российская позиция сводиться к защите приоритета прав мирных обывателей перед правами гражданских активистов.
Но за частностями таится главное. Россия (в лице государства) отрицает такие проявление демократии, которые могут дестабилизировать общественно-политическую ситуацию. Россия (с недавних пор) также считает, что вправе перечёркивать границы соседних государств, исходя из романтического понимания национализма как коллективного выражения общей харизмы. Остальное – намёками, на полутонах. Но глубинное – прорывается. Независимую оппозицию и Запад ругают за стремление устроить революцию. Якобы наивные доводы критикуемых, что их требования соблюдения закона и честные выборы – это не призыв к революции, наталкивается на идущее постоянным подтекстом – если в России проводить честные выборы, соблюдать законы (приличные) и справедливо судить – то тут же будет революция.  Поэтому основное идеологическое разногласие России с Западом сводиться к отстаиванию права на декоративную демократию, ибо это единственный способ обеспечить сохранение власти «партией власти». Тайная идеология современной России – государство важнее гражданина, а система ценностей, требующая обратного – опаснейший фактор дестабилизации.
Теперь обещанное доказывание связи между квотированием («информационной защитой») и насаждением государственной идеологии.

Запрет на госидеологию и идеологический плюрализм постулируется ст. 13 Конституции РФ. Приведём её полностью.

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.
2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность.
4. Общественные объединения равны перед законом.
5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Мы видим двойной характер идеологической свободы – негативный (запрет для государства) и позитивный (право на интеллектуальный и политический плюрализм).

Если право на плюрализм имеет два аспекта, то и обратное ему «право» на государственную идеологию, постулированное конституциями тоталитарных государств, также имеет негативный и позитивный аспекты. Вот, например, широко известная статья 6 Конституции СССР 1977 г.: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу.
Вооруженная марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма.
Все партийные организации действуют в рамках Конституции СССР.»

Введение однопартийности и монополия марксизма-ленинизма – это позитивные обязательства государства по защите от плюрализма. Цензура, глушилки, преследования инакомыслящих – это негативные обязательства государства при реализации защиты от плюрализма. 
Следовательно, защита от информации и мнений, «чуждых» (но не экстремистских, говоря словами Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод, «приемлемых в демократическом обществе») – это негативный аспект наличия государственной идеологии.

Вот как трактует Европейский Суд по правам человека » позитивные и негативные обязательства.
«Позитивное обязательство» и «негативное обязательство» — термины, используемые Европейским Судом по правам человека при выявлении содержания конвенционных прав.
Любое конвенционное право предполагает ряд правомочий, то есть предоставляемых лицу в соответствии с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней в их толковании Европейским Судом по правам человека возможностей:
(1) пользоваться лежащим в основе конвенционного права благом, то есть извлекать из него выгоду, равно как добровольно отказаться от него, если это допустимо;
(2) потребовать от любого иного лица, в том числе от государственных органов (должностных лиц), не чинить препятствий в пользовании данным благом;
(3) обратиться к государству в лице соответствующих органов (должностных лиц), когда пользование благом практически невозможно без их активных действий;
(4) обратиться к государству в лице соответствующих органов (должностных лиц) за защитой, когда
(а) то или иное частное лицо или другой государственный орган (должностное лицо) чинят препятствия в пользовании благом либо
(б) другой государственный орган отказывается совершить активные действия, без которых пользование благом становится невозможным.

      Таким образом, государственная политика, в том числе, реализуемая посредством принятия ограничительных законодательных мер, по предотвращению распространения информации и мнений, не являющихся ни подрывными, ни криминальными, но не соответствующих ценностям правящей группы, является проявлением негативного аспекта насаждения общеобязательной государственной идеологии. Следующим признаком развития данной тенденции является криминализация критики госидеологии. Пока эта задача решается косвенными, непрямыми методами: запрет на критику клерикализма (знаменитая «двушечка»), безразмерное понятие экстремизм и «вражда к социальной группе»; отказы в распространении телесигнала, срывы концертов, кампании организованной травли.
Позитивным же аспектом введения госидеологии станет формальное индоктринирование граждан, принуждение к приверженности определённой доктрине*. С этого момента можно будет уже научно утверждать о фашизации страны.          

*На сегодняшний день единственной доктриной, получившей официальное одобрение именно как доктрина, пусть и нечётко сформулированная - это «Русский мир».