June 26th, 2014

Символическая семантика, или плохие шутки с эмблемами

ך ו פ
Когда волею "добытчика" Благодатного огня Якунина был внедрен новый логотип РЖД, сменивший доброе старое крылатое колёсо, я охнул - то ли частые визиты на Святую землю впечатали в подсознание чужеземный алфавит, то ли просто насмешка богов, но на иврите логотип РЖД - это три стилизованные буквы "П", "У" и "К" (пей, вав и конечная пей). Вместе по-русски - пук! Нечто можно без скандалов, когды ты на жилдороги везде пук навесил. Хотя на языке оригинала - сурьма, в современном значении - тени для век.

Но ещё лучше отличился Шойгу. Он дал платное поручение армейскому дизайн-бюро и ему выдали новую, "вежливую", эмблему Российской армии.
    Разработчики назвали сию фигуру "рассечённым пентаклем". Это они побоялись магического слова "пентаграмма". Каждый грамошный человек знает. что пентаграмма, сиречь Звезда Соломона. Могеншлом. Это, чтобы страшнее звучало. Именно перстнем-могеншломом, Сулейман ибн Дауд, да пребудет Всевышний с ними обоими, оттискивал на сургуче защиту от нечисти, когда запечатывал бутылки с джиннами.


В истории мистики Запада - пентаграмма - это символ Человека (Микрокосма). А пентаграмма масонских цветов - синего, красного и белого (свобода, равенство. братство) - это просто кульминация идеального либерального гуманизма.

Новая эмблема Российской армии 2014
Пентакль же - защитный чертёж от нечисти. Когда маг-европеец вызывал духов, то рисовал вокруг себя пентакль. Однако рассечённый, разомкнутый пентакль - это разрушенная защита, т.е. просто портал для входа потусторонней нечисти в наш мир. Ещё и стрелка внутри гостеприимно указывает направление. Таким образом, на армию наводят порчу куда более серьёзную, чем безобидный пук с подведёнными глазками.  А ведь армейская эмблема покроет всё десятками, сотнями тысяч изображений! Тут уж одними собянинскими церквушками шаговой доступности не обережешься. Может поможет, если на державного орла навесить защитный талисман?

Приблизительно вот так.

Моя нетленка из заблокированного "Каспаров.ру"


I.
Кастинг цивилизаций

Евгений Ихлов: Я исхожу из антропологического единства человечества

update: 05-11-2013 (16:39)

Путинцы ликуют – «Форбс» признал ВВП влиятельнейшим политиком планеты. Зато Обаму списали в «хромые утки». Два месяца назад вся казенная и вся «патриотическая» Россия яростно кинулись на тезис президента Б.Х. Обамы об исключительности Америки.

Совсем недавно патриарх РПЦ Кирилл в очередной раз провозгласил Россию великой цивилизацией, одновременно дав понять, что официальная доктрина Московской патриархии основывается на учении Данилевского об автономных «культурных кругах», а также на работах таких историков как Тойнби, рассматривающих всемирную историю как параллельное развитие цепочки цивилизаций.

Напомню, что с точки зрения Данилевского, Славянская (Русская) цивилизация совершенно самостоятельна от Европейской (в его терминах — Романо-германский культурный круг) и её ареал должен доходить до Эльбы и охватывать Балканы. Ирония в том, с точки зрения исторической перспективы, именно при Обаме Американская цивилизация устранила последние ценностные барьеры на пути к расширению своего влияния, а при Путине Русская цивилизация вступила в свой финальный кризис.

Многократно обруганный, в том числе и Путиным, тезис Обамы об историческом превосходстве Америки не нов, он является развитием концепции об исключительной роли Соединённых Штатов в истории современного мира, высказанных за последние без малого 200 лет такими очень разными деятелями, как французский историк Алексис де Токвиль, президент-республиканец Эйбрахам Линкольн и президент-демократ Вудро Вильсон. Ни одного из них, очевидно, нельзя обвинить ни в расизме, ни в шовинизме и ксенофобии.

Я присоединяюсь к вышеуказанным господам в их оценке США и постараюсь кратко обосновать свою позицию.

Я исхожу из антропологического единства человечества. Самые недавние открытия подтвердили какединство человечества, так и единство его предков. Кстати, именно такая антропологическая позиция и является водоразделом между правыми и очень правыми, которые её отрицают, и этим обосновывают расизм.

Это единство предполагает в итоге (через века и тысячелетия) формирование общечеловеческой цивилизации, точно также, как сейчас идёт формирование региональных цивилизаций из национальных культур, национальных культур – из племенных и локальных.

Общемировая (слово «общечеловеческое» вызывает такое же глумление, как и слово «россияне» — т.е. жители страны Россов) цивилизация может сформироваться только на основе культуры-матрицы.

Точно так же великие региональные цивилизации формировались на основе национальных культур, например, китайской, аравийской или римской. Иногда носителем культуры является страна – носитель дочерней культуры. Эллинская культура разошлась по Восточному Средиземноморью не благодаря Афинам или Коринфу, а благодаря заштатной Македонии.

Рим, который донёс античную цивилизацию до границ Шотландии, песков Сахары и чащоб восточной Германии, тоже не являлся примером рафинированной культуры. Аналогичное место в истории распространения культур сыграли такие цивилизации-нувориши, как Япония (при распространении южнокитайской традиции) или аравийские арабы – в распространении сирийской, месопотамской и персидской традиций.



В XVIII веке стало ясно, что ни Китайская, ни Индийская, ни Исламская цивилизации (в рамках Османской империи) не способны стать основой общемирового развития. Эта роль досталась Западной Европе.


Тогда же началось соперничество между Францией и Британией за то, чья национальная культура станет «матрицей» для Западноевропейской цивилизации. К этому моменту культуры Испании и Северной Италии уже быстро теряли своё огромное значение. Французская культура, благодаря Просвещению, стала бесспорным цивилизационным гегемоном в Европе. «Асимметричным» ответом Британии стало создание дочерней от Европейской цивилизации в Северной Америке, построенной на англосаксонских культурных стандартах. Эта Северо-американская англосаксонская дочерняя цивилизация показала куда больший исторический динамизм, чем созданная Испанией и Португалией даже ранее и куда более блестящая Иберо-американская цивилизация. Параллельно началось интенсивное распространение британской культуры по всему незападному миру, далеко опередившее и французское, и испанское культурное влияние.

В Западной Европе с середины XIX века вовсю шло соперничество между французской и германской культурами за духовную гегемонию над Европой. Английская культурная «закрытость» помешала Британии достойно участвовать в этом соревновании. Соперничество культур, среди прочего, привело к Первой мировой войне. Именно эта война, а также невиданный динамизм дочерней Русской цивилизации и русские революции привели к тому, что в двадцатые годы реальное соперничество между цивилизациями-матрицами перешло к двум дочерним цивилизациям – Северо-американской в лице США и Русской – в лице СССР. В 1945 году эти цивилизации поделили мир. Застой СССР 70-х сделал США победителем в этом соревновании.

Обратим внимание, что именно изначальная относительная примитивность соседа Эллады Македонии IV века до н.э. и соседа эллинизма Римской республики III века до н.э. помогли им стать носителями кодов универсальных цивилизаций – эллинистической и римской. Подобно этому, именно примитивность и «дочерность» североамериканской культуры дали ей возможность стать универсальным распространителем ценностей великой Европейской цивилизации.

На сегодняшний день американская цивилизация с её культурной открытостью, динамизмом, гражданским характером религии и приоритетом правозащитных и демократических ценностей (в идеале) является уникальной в качестве матрицы для складывания цивилизации общемировой.

Приход в Белый дом команды Обамы снял излишний налёт «бело-протестансткой» исключительности, так раздражавший мир при Буше-младшем. Публичная поддержка Обамой «арабской весны» (в её умеренных вариантах) означает публичное обращение к революционно-демократическим корням американской традиции. Американская субцивилизация сегодня демонстрирует свою максимальную открытость и культурный универсализм.

Несмотря на своё нынешнее величие, ни китайская цивилизация, ни ислам, именно из-за их «закрытости», роль матрицы единой цивилизации в рамках планеты играть не могут. Это показали неудачные китайские попытки идеологической экспансии в период Великой Пролетарской Культурной революции 1966-69 годов и тот тупик, в который сейчас упёрлась начавшаяся 35 лет назад в Иране Исламская революция.



О перспективах Русской цивилизации, которую и политическая элита, и интеллектуалы наперегонки толкают в сторону православного фундаментализма, грустно даже говорить.


В принципе, манифестируя на Всемирном Русском соборе Русскую цивилизацию в качестве Великой, глава РПЦ почти прав. Ему надо было лишь добавить, что Русская цивилизация — Великая Европейская цивилизация. «Дочь» двух матерей — Западноевропейской и Византийской, наследница Рима и Эллады. В таком ракурсе видна неадекватность постулирования антизападной особости России. В этом смысле Россия так же изначально «антизападна», как Северная Америка изначально – антибританская, а Южная Америка – «антииспанска» или «антипортугальстка». Кирилл так же прав, когда заявил, что этнический раскол уничтожает универсализм Русской цивилизации. Он забыл добавить – уже. Русский этнический национализм и антиисламизм уже уничтожили Россию как цивилизационную общность, сохранив лишь хитиновый панцирь имперской государственности.

И еще одно забыл упомянуть – многолетний вклад РПЦ в формировании русского великодержавного национализма. Который и стал могильщиком Великой Русской цивилизации.

Именно Путин своими нелепыми метаниями между декларативным имперским универсализмом и тотальной пропагандой консервативного русского национализма ввёл Россию в финальную стадию распада, при которой русский этнический национализм превращается одновременно и в криптоидеологию режима и в ведущее оппозиционное течение, оттеснившее либералов.

По иронии истории, одновременно с социокультурным надломом путинской России, Обама придал американской дочерней цивилизации новые универсалистские черты. Американский президент достиг этого, когда поддержал падение секулярных ближневосточных автократов, «трусливо» отказался от ударов по Сирии, осудил расправы военных в Египте и своей медицинской реформой завершает превращение США в социальное государство. Таким образом, Обама вновь развернул над своей страной гуманистическое и демократической знамя современной Западной цивилизации.

Завершая наш кастинг цивилизаций, отмечу, что новая самостоятельная цивилизация достаточной степени развитости, например, в Африке или Океании, явно не успевает появиться, чтобы стать соперником США.

И теперь – два замечания моих критикам из антиамериканского стана.

Специально – для противников буржуазности. Гибкость и демократизм (антиаристократизм) американской традиции позволяют создавать и достаточно левоориентированные модели. Более того, только американская матрица создаёт условия для развития демократического социализма анархического толка.

Специально – для пламенных патриотов России. В своей борьбе за право быть матрицей человечества Русская цивилизация породила – перечисляю в хронологическом порядке: анархизм; социалистическое почвеничество (народники); мессианский сионизм* (палестинофильство); мессианскую литературу (основана Достоевским и Толстым); теорию непреодолимого цивилизационного барьера между Россией и Европой (вышеупомянутые культурные круги Данилевского); профашистское «народно-монархическое» движение (черная сотня); большевизм, позднее разделившийся на сталинизм и троцкизм; гуманистическое правозащитное движение, инициированное борьбой за права человека в СССР.

*Если отойти от расистского понимания русскости, то идейные движения среди евреев черты оседлости, возникшие буквально по кальке русского народничества, безусловно, являются (и именно так воспринимались на Западе) как феномены русской культуры.

II.

Табу и перспективы

Правозащитники должны исходить из приоритета права и достоинства личности

update: 26-03-2013 (10:25)

С понятием "правозащита" в нашей стране творится совершеннейшая фантасмагория. С одной стороны, слово "правозащитник" стало главным ругательством в устах вовсе не сторонников путинизма, как это было, например, еще лет пять назад, а рьяных обличителей путинизма с праволиберальных и консервативных позиций. И лучший тому пример — либерал-фашистка Юлия Латынина.

Примечание. Термином "либерал-фашизм" (по-другому "фашистский либерализм") я обозначаю доктрину, которая предполагает, что достижения признаваемых либеральным обществом целей, таких как борьба с коррупцией, наркоторговлей, нелегальной иммиграцией, уличной или организованной преступностью, педофилией и прочее, возможно добиваться методами, не признаваемыми либеральным обществом: пытками, тотальной слежкой, дискриминацией по этническому или имущественному признаку, отказом от демократических процедур, внесудебными расправами, коллективными наказаниями и т. д. Часто употребляемый термин "либеральные фашисты" я считаю в таком контексте неправильным, поскольку, строго говоря, он относится к наиболее умеренным приверженцам фашистских доктрин.



С другой стороны, в правозащитники — и у нас, и за рубежом — стали записываться люди с вполне тоталитарным взглядом на личные права и их гарантии, но настроенные четко оппозиционно к властям, обвиняя их в нарушении прав человека.


Попробую обозначить свою позицию по данной теме.

Прежде всего. В современном мире ситуация с правами человека отброшена на полвека назад. Причина — "четвертая мировая", объявленная "международному терроризму". Эта "война", начало которой датируется 11 сентября 2001 года, но которая фактически началась 20 августа 1998 года — ракетными ударами США по Афганистану и Судану, политически и психологически вернула Запад к "комфортабельному" положению 50-х, когда тотальная борьба с коммунизмом полностью развязывала руки для любых тайных операций, интервенций, подготовки переворотов, самых свирепых полицейских мер и союзов с самыми людоедскими режимами (лишь бы они были "правыми").

Помню, как 12 или 13 сентября 2001 года меня попросили поучаствовать в подготовке проекта обращения правозащитников к властям США. Я написал приблизительно так: "Америка в современном мире — эталон высоких требований к правам человека. Очень многие недовольны теми стандартами в этой сфере, которые стали возникать со времен окончания холодной войны и падения коммунизма. Если США позволит себе сейчас отойти от норм международного права в своем преследовании террористов и стран, их поддерживающих, в том числе решится на военное нападение, то сработает эффект мультиплицирования — планка разрешенного рухнет, и власти разных стран с радостью откажутся от вынужденного соблюдения минимума гражданских свобод". Заявление с подписью большого числа статусных российских правозащитных организаций вышло. Знакомые американцы огорчились: мол, за кого вы нас принимаете...

Но жизнь показала правильность моего горького предчувствия: войны, тайный ГУЛАГ для подозреваемых в терроризме, концлагерь в Гуантанамо, хитро расположенный вне зоны любого американского гражданского правосудия… И слишком хорошо известно то, что произошло в ответ у нас, как поменялся тон Запада по отношению к фактически тоталитарным аравийским монархиям и всяким другим "антитеррористическим" диктатурам.

Теперь о самом понятии "права человека". Исторически оно сложилось как переплетение двух ранее совершенно различных традиций западной цивилизации — гуманистической и демократической.

Логически эти наборы ценностей почти не связаны. Общество может создать систему, когда политика точно отражает мнение большинства и гарантирует свободную и честную конкуренцию за власть, но при этом быть жестко настроенным по отношению к преступникам, меньшинствам и противникам, крайне нетерпимым к инакомыслию… И наоборот, при авторитарном режиме общество может быть терпимо к философским дискуссиям и различным сексуальным изыскам, не устраивать этнических гонений и судебных расправ…



Ведь никакой взаимосвязи между правом создавать партии и участвовать в выборах и правом быть избавленным от голодной смерти не существует.


Если мерить веками, то западное представление о гражданских правах сложилось, когда после ожесточенного соперничества таких наследий, как римское право, иудейско-христианской традиции (пророки и Нагорная проповедь) и древнегерманское право, они образовали нерасчленимый комплекс. Постепенно аристократические и академические привилегии распространились на третье сословие, а затем и на широкие массы.

В послевоенное время произошел как бы диалектический синтез вектора гуманизации и вектора демократизации, что и нашло свое отражения во Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948 года). Но главное, что объединило все права, — это постулаты об индивидуальной ответственности и индивидуальной свободе.

Доктрина прав человека рассматривает каждого человека как суверена в распоряжении своими правами. Вина может быть только личной (или группы конкретных личностей), поэтому никакой "коллективной ответственности" всей социальной группы за, допустим, неэтичное или криминальное поведение представителей данной группы не может быть. Невозможно оправдать захват заложников или удары по мирному населению ради запугивания людей и государства (что и есть терроризм). Следовательно, недопустимо и коллективное наказание.



Я убежден, что любой, кто говорит о плохих качествах личности только на основе ее принадлежности к социальной группе, не может называться правозащитником. Социальный конструкт должен исходить из приоритета права и достоинства личности.


Любой, кто утверждает, что цель личности — служить государству, религии, нации, партии и т. п., не может называться правозащитником.

Любая социальная группа "собирается" из людей, поэтому их права выше ее, а не наоборот, "атомом" (неделимой базовой частью) человечества является личность, а вовсе не нации, цивилизации, культуры, церкви. Любой сторонник доктрины, утверждающей обратное, не может считаться в полной мере сторонником правозащитных ценностей.

Отдельно идут представления о коллективных правах, например праве наций на самоопределение. Кажется, что его идея противоречит идеи верховенства индивидуальных прав. Но это не так. Согласно современным социологическим теориям, именно государство создает нацию за счет индоктринирования, политики культурной унификации и прочее. Поэтому стремление к созданию собственного государства — это защита от социально-культурного растворения. Если ввести понятие "право на защиту социально-культурной идентичности", то стремление к созданию государства должно рассматриваться как метод реализации этого права. Другое дело, что часто достаточно автономной государственности внутри демократического плюралистического государства для реализации такого права, и требование любой ценой получить суверенное государство может считаться излишним и неоправданным.

По аналогии с правом народов защищаться от дискриминации и принудительной ассимиляции, добиваясь образования собственной страны, я бы причислил к безусловным коллективным правам и права на сопротивление собственному деспотическому правительству и государственному терроризму, право на гражданское неповиновение в случае невозможности легальной реализации демократических свобод.

После принятия Декларации, а также Женевских конвенций 1949 года довольно быстро сложилась своеобразная пирамида "прав". В самом начале — гуманитарное право. Тут к человеку требуется отношение как к животному: его нельзя убивать, мучить, необоснованно лишать свободы, надо заботливо кормить, лечить, давать жилье, предоставлять возможность развиваться.

Следом идут требования на войне относиться к противнику по-рыцарски: стараться не задевать мирное население, не убивать и не разрушать "больше необходимого", не убивать, не пытать и не порабощать пленных…

Этажом выше — гражданские права и свободы. Это демократический набор, включающий право на справедливое правосудие (суд равных себе). Затем политические права — прямое и косвенное участие в управлении государством.

Следом идет то, что я для себя объединяю под общим названием "обеспечительные права". Это те права, реализация которых страхует личность от "унасекомления" и "роботизации". Это социальные права (право жить в достойных условиях и иметь возможность для саморазвития), экономические свободы (право иметь возможность обеспечивать себя и своих близких своим свободным трудом и своими талантами), а также культурные свободы (право быть причастным к вершинам человеческой цивилизации и быть свободным в духовном и интеллектуальном поиске). Социальные права явно имеют своим источником гуманизм, а экономические и культурные свободы — демократию (хозяйственная и духовная суверенность).

Уровень признания прав и свобод с каждым годом объективно расширяется, что вызывает ярость консерваторов, убежденных, что "планка разумности", якобы достигнутая западной цивилизацией на своем пике в XIX веке, давно пройдена, и ненависть "реакционных романтиков", мечтающих перечеркнуть всю духовную эволюцию четверти тысячелетия, последовавшего за эпохой французских энциклопедистов и англосаксонских либералов, и при случае вернуть общество в средние века.

Если разобрать оба главных компонента прав человека, то можно попытаться представить общую направленность эволюции прав человека.

Для гуманизма — это полный отказ человека от преимуществ, получаемых им во внутривидовой борьбе (идея профессионального биолога Сергея Ковалева). Имеется в виду, что общество должно поддерживать проигравших в межличностной конкуренции вплоть до полного нивелирования ее результатов.

Для демократии — это полное снятие отчуждения между личностью и государством, максимальное участие каждого в выработке политики на локальном и общем уровнях.



Вывод из этого такой: правозащитником не может в полной мере считаться не только сторонник революционной диктатуры или апологет терроризма (включая государственный, например сталинизм или маоизм), или поборник клерикализма и дискриминации женщин и подростков, но и тот, кто отстаивает социальный дарвинизм и призывает отсечь "простых" людей от формирования государственного управления.



Что дальше...? Первые итоги 120 дней ура-патриотического Содома и Гоморры



Первые итоги 120 дней ура-патриотического Содома и Гоморры (иначе, "КрымНямМяш") или, скажем, Пятой Империи.

1) Америка -  традиционный враг №1, ибо отобрала "у нас" без спроса Украину, как известно, отвоёванную Кагановичем у турецкого султана.  Америка также разоблачена в своём коварстве - она пытается снять Западную Гейропу с нашей газовой иглы и подло подсадить на свой сланцевый газ...  А также Вашингтон гнусно навязывает европейцам зону свободной торговли. А ведь мы их ждём в Евразийском Экономическом Таёжном Союзе. Все глазеньки высмотрели... Глазьев от переживаний даже стал рассказывать, про превентивные бомбардировки Украины. (Нет, нет, в данном случае психиатрия не была использована как орудие политических репрессий).

Помнится, точно также брежневская дипломатия ссорила Западную (тогда ещё вполне натуральскую) Европу с "атомным ковбоем Рейганом".

2) Украина - агрессивный фашистский рейх, где русофобы стенают под игом военно-олигархической хунты. Каждое утро, натягивая вышитую свастиками майку-алкоголичку и натягивая на уши бандеровскую еромолку, "террористы из Правого сектора" начинают с прихлебывания борща из донбасских  младенцев. То есть образ главврага ясен и чёток.

40 лет назад это был бы микст из одноглазой*, но от этого не менее кровавой израильской военщины и кровавого режима чилийской хунты генерала Аугусто Пиночета.

3) Либералов ненавидят как Сахарова и Солженицына одновременно. (Это я отсылаю к тем блаженным временам цельности и целеутремлёности, когда за предположение, что от Трёх вокзалов будет идти проспект Академика Сахарова, а на Таганке - а где же ещё? - будет улица Александра Солженицына, дали бы такой же срок, какой теперь дают за отрывание на Болотной площади пуговицы от полицейского мундира).

И что дальше? Страна трепещет в ожидании Апокалипсиса. Спутники от ужаса сыплятся из космоса, рейтинг растёт уже неприлично, пенсии тают в закромах родины...  И так всё и будет трепетать, сыпаться и таять. До самого конца. Это я про торчащий рейтинг.

* Для молодых - толстый намёк на грозу арабских армий генерала Моше Даяна.