June 24th, 2014

Спор о блокаде, или последний насос путинизма



В начале февраля, когда шёл последний в России идеологический спор, касающийся России, а не Украины, этот спор шёл о границах дозволенного разрушения национально-государственной мифологии.  Детонатором спора стало электронное голосование на телеканале "Дождь" по гипотетическому вопросу: стоило ли сдать Ленинград в 1941 году (объявив его подобно Парижу и Риму открытым городом), если бы это сохраняли почти миллион жизней.

За несколько минут - пока голосование в панике не выключили - большинство сидящей у компьютеров аудитории, а это преимущественно новый средний класс, база протестной волны 2011-13 годов,  проголосовало за конституционный принцип "человек является высшей ценностью" (ст.2 Конституции РФ).  Резон государственной пользы потерпел поражение.

С этого момента "Дождь" загнали http://vestnikcivitas.ru/ht/ за Можай (в интернет); историки разъяснили, что Гитлер и не собирался входить в Град Петра, планируя продолжать блокаду до полного вымирания, а Сталин по сути саботировал http://www.solonin.org/article_dve-blokadyi снабжение Колыбели Октября по Ладоге в самые тяжелые месяцы блокады.

Можно ещё добавить, что восхищение стойкостью блокадников не предотвратило ни разгрома 2-ой Ударной армии, шедшей на прорыв блокады в январе - марте 1942 года, ни общего разгрома Красной Армии летом того же года. Моральный шок от гипотетического падения Ленинграда осенью 1941 вряд ли превысил бы шок от мгновенного окружения и разгрома Красной армии в Киевском котле в сентябре 1941.

Так что теоретически вопрос можно было поставить так: полмиллиона (по меньшей мере) жизней ленинградцев или очередная серьёзная стратегическая неудача Красной Армии, очередной удар по престижу Сталина.

Вот о чём, в сущности, был спор - что важнее государственная польза, военная выгода (или престиж) или сотни тысяч жизней.

Жизнь неожиданно поставила этот вопрос перед национал-государственниками, имперцами, постнеосталинистами и прочими гонителями "Дождя" и либералов. Сейчас им выбирать судьбу многих тысяч жителей Донбасса. Проект "Новороссия" рушится с треском, как халтурно сколоченные декорации.

И надо либо принимать на себя бремя исторического позора и унизительного политического провала и, выводя "добровольцев" и "ополченцев" из Донбасса, спасать сотни и тысячи жизней, либо продолжать длить уже бессмысленный кровавый кошмар, стараясь ещё на неделю-другую продлить агонию "Русской весны" - первой и последней попытки восстания русской диаспоры, накачивать энергией людских страданий бесплотный призрак "Русского мира".

Российская дипломатия унаследовала от советской гордость за два поистине выдающихся кунштюка: Брестский мир марта 1918 и Пакт Гитлера-Сталина (министры ведь только подписывали) августа 1939.

Сперва мы видели репетицию  Пакта: почти что объявленная Путиным в марте уродливым детищем большевизма, Украина была приговорена к утрате "Новороссии" и лишена Крыма. Но вдруг грянул Брест - пламя мировой революции внезапно обернулось миром с кайзером и отказом от всех завоеваний царей, начиная с Ивана Грозного.

Но на этот раз жертвой ловкого дипломатического маневра стал маниакальный бред, называемый "Пятой империей". Сколько потешались над придумками Проханова, наяву грезящего, что после краха Четвертой империи (Четвертого Рима) - СССР, подымется Пятая.

И также точно, как на наших  глазах острейшей темой идеологической войны с либералами стал вопрос о человеческой цене обороны Ленинграда, так и абстракции одержимых футурологов стали плотью злободневнейшей политики.

Гениальный социолог-интуитивист и гениальный политический тактик Ленин ошибочно назвал "последним клапаном" самодержавия столыпинскую аграрную реформу. Он ещё не знал, что последним окажется мировая война.  Если бы в августе 1914 сотни тысяч на Дворцовой площади не приветствовали бы войну, то они бы требовали полноценной конституции, гражданского равноправия.

"Русская весна" - Пятая империя" стала последним насосом путинизма, до небес накачавшем угасшую было народную любовь. Теперь в насосе появилась дырочка...

Весной многие сравнивали политику Запада по украинскому кризису с Мюнхеном-38, виня за капитуляцию перед нахрапистым агрессором. Я лично хорошо понимаю резоны тогдашних элит и масс Англии и Франции, очень не хотевших  http://www.solonin.org/article_sudetskiy-krizis-pervaya  вновь оказаться в пламени  общеевропейской войны - чтобы защитить право 8 млн. чехов удерживать 3,5 млн. австрийских немцев, подаренных чехам в Версале.

Но представим себе, что в качестве альтернативы союзники пошли не по чёрчиллевскому http://vestnikcivitas.ru/docs/1061 пути, а, напротив, уломали и Польшу согласиться  на компромисс.

Гитлер получил бы нейтральный транспортный коридор из Померании в Данциг и воссоединение Данцига с Пруссией. Германия ликует - любимый фюрер выполнил все свои внешнеполитические обещание. Поводов для войны с Польшей нет. Нет и Пакта, а значит для нацистской Германии закрыты доступы к советским ресурсам. Экономическую блокаду рейха никто при этом не отменял. Вот и остаётся фюрер наедине со своим народом - с фактическим дефолтом, милитаризованной экономикой и с горой оружия, которое нельзя есть...

И Сталин остаётся наедине со своим народом - переваривать испанский разгром и провалы пятилеток...