June 4th, 2014

Последние паладины русской империи




Русская* либеральная оппозиция словом империя нынче не ругается, она им плюётся. И якобы ждёт некоего российского демократического национального государства - лозунг, который года два даже сам Ходорковский начертал на своих знаменах. Лет через 6 после Каспарова.

Могучий блок "нового путинского большинства" искренне воображает, что воссоздаёт империю, хотя на самом деле творит нечто совершенно противоположное - решает первую задачу любого национального движения - требует консолидации всех этнически родственных земель в одном государстве. И в этой борьбе лютейшим врагом становится культурно максимально близкий, но ставший ситуационным соперником. Так полтораста лет назад главным врагом Пруссии стала Австрия - старейшая германоязычная империя. Так в 20-30-е годы прошлого века главным врагом германизированных до предела чехов стали немцы, а немцев - евреи, сплошь говорящие на старонемецком и в Германию буквально влюбленные.  

Никакого парадокса в этом нет. Ещё в 70-е русская либеральная интеллигенция вообразила, что социокультурно заместила собой дореволюционное дворянство, стала его историческим преемником. (Это я так исподволь подбираюсь к вечной украинской теме). Дворянство всегда было паладином империй. Особенно империй континентальных. Империя же - это политическая ипостась** цивилизации. В редких случаях, империи-цивилизации в конце своего пути не разваливаются, а преобразуются в демократические федерации. США и Индии это удалось, Российской империи и Российской же Федерации - нет.  Когда в романе братьев Стругацких "Трудно быть богом***" земной резидент Румата, залегендированный как имперский аристократ, свысока говорит, что для него все эти Арканары и Ируканы - лишь имперские провинции Великого Эстора, то его "земная" отстранённость от копошения в делах кукольных королёвств и герцогств хорошо накладывается на положенное по статусу "эсторское высокомерие".  Так Гофман и Гейне описывали глубоко суверенные германские княжества и королевства.

Имперская/цивилизационная аристократия/интеллигенция смотрит на происходящее со своей высоты. Если её не устраивает положение в одной "эсторской провинции", то они переносят свои симпатии на другую. Если в России протестное движение зашло в глухой тупик, но зато его почти близнец победил в Украине, то естественно ассоциироваться с соседней республикой, чем с формальной родиной. Для "интелликрата" (да простят мне это убогое словосочетание) донбасский "национализм" - это второе явление "Поклонной", путинские, по выражению Латыниной, которое её переживёт, "анчоусы". А Майдан - победивший "Проспект Сахарова". А вы думали, что победившая "белая лента" особо церемонилась бы с "уралвагонзаводом"?

Так филосовствующий римский сенатор перебрался бы (хоть бы и в мечтах) от императора-беспредельщика в какую-нибудь отделившуюся и хорошо обустроенную романизированную провинцию - вроде Галлии или Испании.

Зато фрустрированное мещанство, уставшее ждать обещанного ему левыми и либеральными социологами русского Гитлера, сплотилось вокруг нового Путина в виртуальном строительстве истинно-русской**** Пятой империи.

Интелликраты ещё несут в себе целостный образ русской культуры, ещё век назад ставшей культурой мирового класса, и серьёзно соперничающей с английской и германской (немецкой + еврейской) культурами за право стать носителем главной европейской идеи.  И если Москве не удалось стать маяком свободы на просторах этой культуры, то пусть этим маяком станет Киев. И тут начинается конфликт идеальной империи свободы и империи "Русского мира".  Несчастный, глубоко советский Донбасс начинает рваться в последний оплот советскости - путинизм. Обыватель искренне считает своей землю той, по которой чеканит шаг почётный караул. Интелликрат - считает свой землей небо культуры. Как там поёт Борис Гребенщиков: "Над небом голубым есть город золотой". Золотой Град - это Небесный Иерусалим. Но ещё там обитает существо с головами орла, льва, быка и человека. Керуб.

Каждая сторона обзывает другую фашистами. Одни - как предателей родины и обще державы. Другие - как предателей свободы и культуры, многовекового европейского пути страны.

И оказалось, что либеральная западническая интеллигенция защищает мечту об общей свободной русской культуре. А её оппоненты - националистическую движуху, которая эту культуру рвёт в клочья.

Поскольку, как многие справедливо заметили, нынешний конфликт - это пьеса в нарядах Великой Отечественной, то психологический рисунок украинского конфликта такой. Представим себе, что Горячая  Третья мировая разразилась в конце 50-х - начале 60-х. Ядерное оружие либо ещё не использовали, либо - редко. В авангарде натовских армий, естественно, бундесвер. Для советских людей наступающий бундесвер - это новое нашествие гитлеровцев. Но немцы то уверены, что представляют новую, свободную Германию, парламентскую, осудившую нацизм. Им непонятно, почему они вдруг "фашисты", напротив, убеждены, что их танки несут на восток настоящую демократию.  И разве странно, что редкие, редчайшие в тогдашней советской России либералы должны изо всех сил желать, чтобы бундесвер дошёл до Кремля и вышвырнул из него ошмётки хрущевско-сталинской номенклатуры. И разве не самыми настоящими патриотами России были бы эти "либерал-предатели".


* Здесь и далее термин "русское" употребляется только как обозначение культурно-цивилизационной общности.
** Духовной ипостасью империи являются мировые религии.
*** С учетом современной духовной эволюции его правильнее было бы переиздать под названием "Трудно быть Б-гом" - всё-таки Румата - это выпавший из "Мира Полудня" Иегова, которому надоело прикидываться Иисусиком.

**** Это термин употреблён ровно в том значении, в котором он употреблялся 100 лет назад, т.е. как синоним черносотенства и охоторядства.