May 11th, 2014

На суде истории. Русофобское - 2



"Случилось страшное..."
(Еврипид, трагедия "Эдип-царь")

34 года назад я очень огорчался - один народ, из окружающих Россию, относился к ней хорошо и благодарно, афганский, и тот теперь с нами воюет, О чувствах китайцев (тогда - врага и страшилеща №1), японцев, иранцев (СССР - "малый Сатана"), турок, восточноевропейцев, финнов, родных прибалтов, украинцев, закавказских народов даже спрашивать было не надо. Жить в кругах страха и ненависти к крупнейшей тоталитарной империи (в Китае как раз пошла "гласность" и 4 модернизации) было очень неуютно. Прошло 14 лет. В Чечне ещё не воевали, а афганцы - как бы простили, с китайцами начинали дружить - вполне себе демократическая Россия была окружена сочувствием и дружбой.
Тогда возникла и укрепилась иллюзия, что мессианский империализм и любовь к тирании - это жуткие последствия царского деспотизма и коммунистического диктата. В противовес ГУЛАГу и танкам на улицах Будапешта и Праги на непредвзятый суд истории можно было положить мощную свободолюбивую культурную традицию, героических диссидентов. И царя, и коммунистов русские свергли сами. И сами отпустили народы своих "внешней" и "внутренней" империй. Всеобщее негодование на Первую чеченскую войну продолжало поддерживать версию о злокозненной власти и страдающем народе. Вторая чеченская сопровождалась тоже относительно сильным антивоенным движением и могла рассматриваться как отечественный филиал всемирной борьбы с терроризмом.

Понимание глубинный имперской сути пришло во время войны с Грузией. Но она была слишком скоротечна, чтобы выявить сдвиги массового сознания. Окончательную ясность принёсла агрессия против Украины. Точнее общественное триумфирование на фоне конфликта. Стихийный союз системной и значительной части несистемной оппозиции с властью, массовый военный психоз - всё это можно было списать на временное шовинистическое помутнение и беспринципные интриги политиков, примеров чего история знает массу.  Но поток социологических данных о том, что массы вдруг, вопреки всем объективным экономическим показателям, вдруг почувствовали оптимизм и улучшение (!) ситуации -  это доказательство того, любовь к империи и деспотизму - не следствие запугивания и пропагандистской обработки, это базовые характеристики культуры.  И путь к демократии и миролюбивому национальному государству для России лежит только через слом культурной матрицы. Нет больше свободолюбивой культуры, два века ведшей партизанскую войну с отечественной полицейщиной.
Вновь возродились все вековые предрассудки и опасения в отношении России. Россия вновь воспринимается безнадёжной - и нет ни храбрых революционеров, ни отважных диссидентов, которые бросают вызов агрессии и диктатуре. Посрамлены и перечёркнуты все уверения, что если России дать демократические институты и избавить от бедности и убогости существования, открыть перед ней мир и с уважением в него принять, то будет повержена её тоталитарная "ордынско-византийская" традиция. Так точно отнеслись бы к немцам, вздумай они где-то в середине 60-х вернуть к власти правых националистов и вторгнутся в "незаконно отторгнутую от Рейха Австрию",  Безнадёжны, сказал бы мир.  

Нечего сказать будет адвокатам России на суде истории. Любовь к завоеваниям и тирании захватывают быстро, но лечение от них - очень болезненное. Вспомним, как "лечили" Германию, Японию и Италию! А ведь они очень быстро стали считаться союзниками победителей. Сегодня за Россию на суде истории защитительные речи говорят только кучка интеллектуалов и кучка сохранивших вменяемость активистов. Остальные, говоря словами Генриха Бёлля, горстями принимают "причастие буйвола*" или, говоря словами Эжена Ионеску, толпами "оносороживаются" .  

* "Причастие буйвола" - культ варварства и средневековой архаики, процветающего при Гитлере; для католика Бёлля - это противоположность католическому причастию мира и любви (в третьем рейхе католическое сопротивление нацизму было одним из самых многочисленных).  

Диалектика кошмара, или нужная жестокость и лукавая подлость




Комбатанты Мариуполя и Славинска показали себя достойными февральских героев Майдана. Гуманизм и простая доброта требует немедленно прекратить атаки правительственных частей Украины, склониться перед отчаянным мужеством населения, не хотящего подчиняться Киеву. Так в Европе появиться свой "Фатхаленд" (как называли Южный Ливан в период с 1971 по 1982 год, когда его отдали под контроль воинства Ясира Арафата (организация ФАТХ*). 5 миллионов "русскоязычных" станут рабами настоящих (а не игрушечных) национал-большевиков, сейчас красующихся с автоматами на фоне баррикад. И придёт война с десятками тысяч жертв. Как пришла она на землю бывшей Югославии - когда в 1992 НАТО не решилось на то, на что пришлось пойти через 7 лет.
Но зато сейчас будет ликование - конфликт остановлен.

Если бы два месяца назад украинские части в Крыму открыли огонь по осаждающим их "вежливым людям", а Киев разорвал дипотношения с Москвой, то погибло бы несколько человек, российские медиа на полтора месяца раньше захлебнулись бы обличением "кровавой хунты". Был бы констатирован военный конфликт. Вошли бы миротворцы ООН. Крым был бы в составе Украины. И больше жертв бы не было.

В апреле антитеррористическая операция на Востоке была приостановлена. в Украине не было введено военное положение с запретом митингов и демонстраций. Погибли десятки, включая полсотни расстрелянных и сгоревших в Одессе**. Сейчас при ликвидации неосоветских республики погибнут сотни честных, благородных и мужественных борцов с киевской властью. Эта власть несёт им на штыках самый высокий уровень демократии в СНГ. Но они видят перед собой фашистских карателей.

В 1972 и 1978 годах мировые протесты останавливали израильскую армию от оккупации Южного Ливана. И  нарыв Фатхаленда ждал страшного лета 1982 года.

Да, кстати, если бы Ельцин не слушался бы либеральных советников, убеждавших, что само рассосётся, и приказал спецназу взять  Дом советов в ночь на 22 сентября 1993 года, жертв было бы раз в 10 меньше.

PS. Самое важное - напоследок. В июле 2012 года я сделал обзор  http://www.democracy.ru/article.php?id=3428  того, как российская дипломатия заманивала Америку в интервенции в Сербию и Ирак, одобряя почти все шаги, поддерживая предпоследние ультиматумы, а когда ситуация становилась тупиковой, поддерживала упорство антиамериканской стороны (Милошевича, Хусейна), заставляя инерцию кризиса доходить до логической развязки. К той же подлой стратегии прибегли в Украине. Сперва поддерживали Януковича в отвержении условий Майдана, а когда на улицах Киева пролилась кровь - посоветовали пойти на компромисс. И режим "банды" рухнул, но в огне и крови.

Потом поддержали "Русскую весну". Потом в Женеве заявили, что "Русская весна" - это незаконные формирования, которые должны сложить оружие и очистить занятые резиденции власти,  Потом грозили Киеву вторжением в случае попыток силового разоружения тех, кого сами назвали незаконными вооруженными формирования. Потом отменили свои угрозы и признали конструктивными президентские выборы в Украине 25 мая, не настаивая ни на соглашении 21 февраля, ни на изменении конституции, отказались от поддержки донецко-луганских референдумов. Но не добились их отмены - что было бы первых шагом на пути переговоров мятежников с Киевом. В результате у Киева создалось впечатление, что мятежники "выданы головой". А проведение "референдумов" сделало для Киева дедлайн - памятуя уроки Крыма, Киеву жизненно необходимо добиться успехов на фронте, делающих невозможными провозглашения независимости регионов, т.е. провести мощные войсковые вклинения в территорию неосоветских республик. Что сейчас и происходит. И все стрелки для дураков (и романтиков, что суть синонимы) переведены на Киев, Вашингтон и Брюссель (Берлин-Париж).

 *«Движе́ние за национа́льное освобожде́ние Палести́ны» (Harakat at-Tahrir al-Watani al-Filastini),
** Мизерное число - 2 тыс. - участников траурного митинга в память о погибших антимайдановцев в миллионном городе реально показывает степень их поддержки.