April 27th, 2014

Кровь versus любовь: два лика национальной идеи




Диалектика классового и национального  занимала левую мысль почти весь XX век. Удовлетворительного решения не было найдено вплоть до кончины классического левого движения в августе 1991 года. Затем русское левое движение почти полностью слилось с русским национализмом, левое в бывших республиках СССР - с российским имперским, а левые в других странах расщепились на социал-демократию и анархо-антиглобализм.

Вообще современный глобализирующейся мир очень напоминает самые либеральные времена Римской империи. Главное - усвоение цивилизации. Исламские фундаменталисты чем-то напоминают еврейское национально-религиозное движение I-II веков. Китай занимает место Парфянской империи, а Россия - находящееся .между Римом и Парфией какое-нибудь княжество Эдесса. Пропуском в современный (цивилизованный) мир для отдельных людей, социальных групп и народов является усвоение ими (даже поверхностное) ценностей современной либеральной культуры, включая признание идеологического, культурного и политического плюрализма, но главное - протестантской этике в сфере труда. Так эллинизацияи и романизация открывали путь к в средний класс империи и даже элиты.

Симптоматичным стал переход русских национал-демократов на сторону "Русской весны". Они отказались от поддержки Майдана, хотя раньше им импонировал и "цивилизованный национализм", и антиноменклатурность, и европейский выбор украинской революции. Вверх взяла "сила крови". Против "европейской революции" восстали русские путинисты востока Украины, но они русские - и племенной национализм сказал свой весомое слово. Это очень странно для либералов-западников, поддержавших Майдан. Для них умеренные украинские  революционеры - идеологические собратья, только более удачливые. Как для российских демократов 1990 года польская "Солидарность", или, если угодно, московские большевики для их берлинских единомышленников где-то в 1924 году.

Российские либеральные оппозиционеры, поддержали Навального с его ксенофобской программой, заостренной против приезжих с Кавказа и гастарбайтеров ("узбеков Собянина"). Они мысленно принесли в жертву этих "примитивных" людей - во имя победы над путинизмом. Потом они также точно мысленно санкционировали подавление Донецкой "Вандеи", с её антиевропейским мятежом.. Это - солидарность "европейцев". И там, и там - историческая закономерность требует жертвовать "варварами". ..
Ну, а русские националисты - и левые, и крайне правые, - принесли в жертву свой протест против путинизма, его коррупции и произволу. Ибо на свет, в украинском Славянске на свет появилость то, о чём двадцать лет мечтали враги либеральной волны 90-х, что было воспето во множестве фантастических триллеров-антиутопий - русский "ХАМАС". То, что для цивилизованных европейцев - стало абсолютным кошмаром, то для всех антиевропейцев - кульминация возмездия враждебной цивилизации.

Но только появление ХАМАСа превратило созданный Арафатом ФАТХ в либеральную партию, толкнуло Египет и Саудовскую Аравию к союзу с Израилем. Такова логика размежевания цивилизаций. А России придется выбирать, что является её национальное идеей - завершение входа в цивилизованный мир или национальная консолидация "Русского мира" - против цивилизованного мира.  .

И еще несколько слов о различие между социокультурным и национально-этническим. Российская либеральная (и либерально-консервативная) интеллигенция производит себя от интеллигентско-дворянского слоя Российской империи. Поэтому расстрел польских офицеров - интеллигентов и дворян (их как бы духовных кузенов) в Катыни - страшное преступление сталинизма. А гибель десятков тысяч красноармейцев в польском плену в 1920 от эпидемий - это потери воинства Ленина-Троцкого в его авантюре по прорыву в Европу, расплата на муки белых, расстрелянных  большевиками в Крыму. А для русских - националистов-сталинистов погибшие красноармейцы - своя кровинушка, а польские офицеры - наследственные русофобы, потомки "кичливой шляхты из свиты Лжедмитрия, без истребления которых нельзя было создавать "народную Польшу... .