April 23rd, 2014

Патологоанатомия протеста: 1 часть "Карабинеры и опричники"



Неунывающим борцам с российским протестом
Юлии Латыниной и Леониду Радзиховскому посвящается

Поскольку всплеск государственного патриотизма всегда служит верным признаком окончания революции или массового освободительного движения, то можно констатировать окончательное завершение протестной волны 2006-2013 годов, в коей выделю две фазы "Генеральная репетиция" http://vestnikcivitas.ru/docs/1715 и "Буза" http://vestnikcivitas.ru/docs/3094
Поэтому можно начать спокойный разговор о причинах поражения. Первой из них я полагаю то, что значительная часть участников и подавляющее большинство попутчиков движения в глубине души отрицали демократию. Формула любого антиавторитарного движения "среднего класса"  неизменна - хочешь получить гражданские свободы, требуй их для народа тоже. Потом (добившись компромисса с истеблишментом или став им самим) сможешь немного отыграть назад.  Но нельзя идти за свободу, отрицая демократию. Не так важно, почему. Боясь ли неизбежной победы правых популистов на честных и свободных выборах, или боясь того, что придя к власти, левые популисты, разрушат экономику.

Среди либеральной части протестного движения был очень популярен миф о благодеятельности прихода к власти авторитарного рыночного реформатора.
Я боролся с этим мифом с весны 1995 года. Вкратце моя аргументация была и остаётся такой. Стабильные авторитарные режимы (или твердые режимы, замаскированные цензовой демократией), проводящие прорыночные реформы, эффективны и не превращаются в свою "антирыночную" противоположность только потому, что командные кадры силовиков рекрутируются из сословия свободных собственников, а цель рядового состава - выйти на пенсию с возможностью войти в это сословие. В ином случае силовики - менты, ненавидящие буржуев. опричники. Поэтому из ментов-коммунистов (т.е. из правоохранителей, в глубине души ненавидящих буржуазность, и убежденных, что только прикосновение их "чистых рук" очищает такую мерзость как частная собственность) стражу капитализма не построить. Получается только "опричный" капитализм, при котором "чекисты" (включая сюда не только гэбню, но и следаков и прокуроров) перераспределяют собственность своих жертв. Некий аналог этого - ариизация собственнности при нацистах. Только в России и Украине (при "банде") неарийцами были все, кто не вошел в правящий клан.  В других постсоветских, посткоммунистических и постсоциалистических (Восток, Африка) странах выручило быстрое встраивание в систему западного капитализма и многовековое уважение к частной собственности, к торговле.