April 21st, 2014

Об ужасном и доброте (борьба бобра с козлом)



Написавши совсем недавно, что события на востоке Украины - это не гражданская война, но межобщинное столкновение, я всё таки ещё раз хочу посмотреть на этот вопрос с другой стороны. Для индусов и японцев Первая мировая была "гражданской войной Европы", поскольку мыслили они в категориях цивилизаций-империй и очевидное цивилизационное родство западноевропейцев требовало их "национального" единства. Борьба же наций воспринималась как схватка владык и кланов, сейчас сказали бы "Игры престолов". Есть две разновидности войн между государствами - "рыцарственные" и "геноцидные". Последняя категория - это когда одного из противников (или оба - друг друга) стремятся вычеркнуть из реальности. Рыцарственная война - это такая  про которую Лиддел Гарт в "Стратегии непрямых действий" писал: "вчерашний противник становится сегодняшним партнёром и завтрашним союзником ". Интересно, что .в первую мировую союзники Германию почти не трогали, но целью войны было вычеркнуть Германию из европейского концерта наций. Во второй мировой Германии досталось на орехи, но целью каждой из сторон - СССР и союзников было вернуть Германию в этот концерт, точнее, каждый в свой - одни в хор, другие - в джаз-банд.

Рассуждая о первой мировой, каждый по отдельности, и Хемингуэй, и Ремарк, и Барбюс, отметили, что сражаются между собой хорошие ребята - храбрые, честные, стойкие, патриоты, мужская дружба. товарищеская взаимовыручка... Плохие парни - "генералы-мясники", политики, фабриканты оружия - у каждого в тылу. И они дерутся хорошими парнями, как саблями (мечами, шпагами, шашками). Когда лягушатники и боши делили Эльзас, а иваны и фрицы  Польшу, то, уважая противника,  никому и в голову не приходило нести ему счастье на штыках. Иное дело войны идеологические (религиозные, гражданские). Они ведутся с чудовищной жестокостью, невиданной для рутинных схваток царей-королей. Ведь противник - сам сатана и его отродья. Но с другой стороны, есть надежда перевести врага на сторону правого дела, на сторону света.
Это всё предисловие к очень краткому рассуждению о будущей войне на востоке Украины. И там, и там рядовые будущих битв не только объективно хорошие и честные люди, достойные стать примером для гимназистов, почти каждый ещё и исходит субъективно из стремления сделать побеждённого лучше. "Мы научим вас дружбе народов в лоне великой русской культуры, в рамках единого мощного государства" - грезят одни. "Мы сделаем вас неотъемлемой частью великого украинского народа и введём в единую Европу - царство демократии и процветания"  - убеждены другие. Только сперва мы избавим вас от толкающих вас к братоубийству американских наймитов и нацистов (платных бандюков и российской агентуры).

Мне очень жаль, что эти хорошие люди, желающие своим врагам только счастья, и свободы (как желали счастья и свободы французские солдаты, идущие в с 1794 года по Германии, Испании и Италии; как желали этого красноармейцы, идущие по Польше летом 1920), вот-вот столкнуться в бешеной резне, характерной для идеологических войн. Это будет не подобие борьбы с ирландцев с потомками шотландцев в Ирландии, когда идёт схватка за власть и территорию, это будет стремление переделать другого в лучшего. Когда нежелание переделываться воспринимается как особая гнусность и подверженность дьявольским козням.. .         .  . .