March 28th, 2014

Счастливый разрыв

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5335639C72576
Евгений Ихлов: Западу объявлена идеологическая война

Россия торжественно объявила о большой дипломатической, моральной и политической победе – против ее антиукраинской политики на Генассамблеи ООН проголосовало всего 100 стран, включая, в это число, естественно, весь Запад, а также тех, кто хочет ассоциироваться с Западом. Советский Российский представитель Чуркин в своей, как всегда блистательной речи, обвинил: а) Евросоюз во втягивании Украины и этим разрушении ее "братских связей" с Россией; б) Америку – в причастности к расстрелу Майдана (якобы снайперский огонь велся по "Беркуту" и митингующим из здания, где были одновременно и штаб "Майдана", и наблюдательный центр посольства США).

На самом деле это объявление Западу идеологической войны — того самого компонента холодной войны, без которого она выглядит неполноценно, являясь просто так называемым "вековым конфликтом". Такие абсурдно-оскорбительные обвинения бросают уже четко в расчете на внутреннюю аудиторию, понимая, что с этого момента сказавший такое дипломат перестает восприниматься в качестве джентльмена.

Произошло то, о чем отечественные духовные, военно-шпионские и политические "элиты", а также широкие народные массы, в которых старательно культивировали "версальский синдром", тайно (и не очень) мечтали лет двадцать – Запад вновь официально объявлен врагом России, мир возвращается в "стабильные" времена холодной войны. Только железный занавес оказался сдвинут на восток – от Эльбы и Дуная за Днепр и к Нарве.

Можно сыронизировать на тему, что, дескать, между Украиной и Россией отношения могут быть только "сестринские". Но бешеный градус российской ревности, скорее, позволяет характеризовать их как супружеские. Словом, богатый и наглый мужик Запад своими обольщениями порушил однополый женский брак между суровой, но доброй Русью-матушкой и нежной, но непутевой Украиной-дивчиной.

Человеку западному, ограниченному рациональной логикой, может показаться удивительным: почему безвизовый режим и единая экономическая зона между Украиной и Евросоюзом разрывают гуманитарные, культурные, хозяйственные и прочие связи между Россией и Украиной? В конце концов, после опыта вступления России в ВТО не так сложно продумать гибкую систему пошлин, защищающую Россию от потока дешевых товаров из стран еврозоны, но поддерживающую промышленные связи между российскими и украинскими предприятиями. Но дело то в том, что русское массовое сознание до сих пор не признает украинцев отдельной нацией, считают саму идею такой нации вражеской и антирусской. Поэтому сближение Украины с Евросоюзом (самые разнузданные отечественные пропагандисты уже окрестили его новой Хазарией) – воспринимается как гнусная цивилизационная измена Руси, тем более тяжкая, что Киев, как ни крути, мать городов русских.

Кроме того, тоже массовое русское сознание традиционно считает Запад враждебной, чуждой силой. Это одно из проявлений византийской цивилизационной традиции в русской истории.

Автор не устает отмечать, что почти все то деспотическое и изоляционистское в российском наследии, которою с XIX века упорно приписывают последствиям ордынского ига, на самом деле имеет византийское происхождение.

Русь, принимая византийскую цивилизационную модель, как все неофиты, приняла ее в упрощенной и от этого неизбежно радикальной, "фундаменталистской" форме. Среди прочего, на Руси абсолютизировали церковный разрыв с Западом. Стоит напомнить, что в кризисе 1054 года самым главным были – культурная разница между Западным и Восточным Средиземноморьем и разница между статусом римского епископа (Папы), избираемого кардиналами, и повелевающего королями и императорами, и византийским патриархом, императором назначаемым… Однако одной из внешних причин конфликта, как обычно в таких случаях, чисто знаковых, было то, что католическая облатка (происходящая от еврейской пасхальной мацы – которую только и могли есть апостолы во время Тайной вечери) была постной, а православная просфора, напротив, квашная – для очевидного подчеркивания эллинского дистанцирования от всего еврейского. И вот православные заявили, что с таким еврейским влиянием в священном обряде не могут иметь ничего общего. Через 400 лет цивилизационная дистанция между Западом и Византией (от которой осталась только Греция) почти сошла на нет, и была заключена Ферраро-Флорентийская уния. Однако ее не признали ни фундаменталистские византийские массы, ни Москва - "первый ученик" Константинополя, властителям которой нужно было любой ценой подчеркнуть свое религиозное превосходство над "падшим" Западом. Это антизападное дистанцирование зашло так далеко, что через сто лет Иван Грозный по соображениям религиозной "гигиены" вообще запретит путешествия русских купцов за границу – мера неслыханная в тогдашнем мире, пронизанном торговыми связями.

Происходящее на наших глазах – последний извод неославянофильства вековой давности. Все причитания об "изменах" избиты временем до невозможности. Век назад России "изменила" Болгария, вошедшая в Четвертной союз с Германией, Австро-Венгрией и Османской империей. Стремление отхватить у сербов спорные провинции была Болгарии куда важней, чем благодарность России за освобождение от Блистательной порты. Затем, через полвека были причитания об "измене" чехов, еще через дюжину лет – об "измене" поляков (тот же набор – освободили, кормим). России "изменили" евреи, бросившиеся покидать ее как только в 1971 году приоткрылась возможность (а сколько было воплей и проклятий – кормили, учили, от немцев спасали…)

Последним России "изменили" Сербия и Черногория, начав интенсивную евроинтеграцию. Отказалась от удивительной "крымской" участи Беларусь. Привязанность к России сохранили только Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия. Да еще Армения, который нужен гарант от попыток Азербайджана вернуть территории, в том числе, за пределами Карабаха.

Теперь настала очередь развода с Украиной. И психика наших постнеославянофилов не выдержала. Россия опять бросилась в привычное, уютное, обжитое антизападничество. Но ирония истории (это выражение уже становится моим персональным "мемом") в том, что при нынешнем разрыве с Западом совершенно непонятно, какая может быть идеологическая позиция России.

15-18 века - понятно: там католицизм, университеты, парламенты. Здесь: православие, самодержавие и народность.

19 век: "гнилой" либерализм и социализм, многопартийность, рынок vs царь, лично, благоденствующий подданным, и крестьянский мiр.

20 век: империализм против строителей коммунизма.

Сейчас Россия тоже рыночная, буржуазная, многопартийная страна. Рынок, правда, монополизированный, капитализм, по большей части, государственный, а демократия – "управляемая". Польша – 20-х, Аргентина – 80-х… Где принципиальное отличие? Гомофобия против "евросодома"? Когда "либеральную и социалистическую" Европу 19 –начала 20 веков противопоставляли "святой Руси", в этом была логика. Как сейчас – Запад и Иран; Запад и Китай. Но в чем разница в ценностях? Современная Россия куда менее христианская страна, и не только по сравнению с США и Канадой, но и с Западной Европой.

Простой мысленный эксперимент. В Москве (в отличие от Парижа, Рима или Мадрида) стотысячный митинг против абортов представить себе невозможно. С другой стороны, если (и когда) отечественной партии власти надо будет вновь резко завоевывать признания как просвещенной, глубоко европейской силы, и она решится легализовать однополые браки, пусть хотя бы и в форме партнерских союзов, то никаких миллионных протестующих демонстраций не воспоследует, разве что месяц-другой будут ходить скабрезные шутки.

Посему идеологическая перебранка с Западом будет выглядеть так, мы – любим Путина и ждем распада Украины, а вы – содомиты и русофобы. В ответ же будет звучать: вы – тоталитарная деспотия, попирающая все нормы права. И единственным утешением для российскоподданным будет миф о вековой западной русофобии.