January 3rd, 2014

Казус Мохнаткина, или как разгораются войны

Я полагаю, что уже неминуемый второй судебный процесс над руководителем Тверского регионального отделения Движения «За права человека» Сергеем Евгеньевичем Мохнаткиным войдёт в историю России как одно из ключевых событий, приведших путинизм краху. Поскольку этот процесс, уже неминуемый после отмерянного судьей из списка Магнитского гражданкой Сташиной Еленой Владимировной, 05.11.1963 г.р., двухмесячного «содержания под стражей», означает полный срыв того компромисса умеренно-оппозиционной либеральной интеллигенции с режимом, который постепенно начал складываться после декабрьской политической «полуамнистии».

Возможно, появится особое политологическое понятие «казус Мохнаткина». А вот термина «казус Рыжкова» не появится – неудачники обычно не застревают в исторических анналах.

Но начнем по порядку. Сколько старательно достигнутых соглашений о прекращении огня сорвалось по глупой случайности. Дипломаты метались челноками, политики торговались как на базаре, военные колдовали над картами… Подписали, сверили часы, отдали согласованные команды. И тут слишком ретивый или слишком тщеславный полевой командир или «батяня-комбат» решают, что пока суд да дело, а вон ту выгодную горку и стратегический важный перекрёсток можно занять, а победителей не судят. И дают приказ атаковать… И через считанные минуты вдоль всей так старательно отмеченной линии несостоявшегося перемирия уже вовсю гремит канонада.

Ведь уже, казалось, почти всё было сговорено: вот вам вашего обожаемого Ходорковского, вот вам вашего драгоценного Фарбера, вот вам ваших прославленных «пуссиков», ваших «гринписовцев», даже вот вам треть ваших ненаглядных «болотных»… А вы, молодцы, правильно, приходите ко мне, признавайте мою легитимность… Ждите вашу Оттепель. Старательно ждите - года четыре, как при Дмитрии Анатольевиче.
И, главное, идите все на… свободные и честные муниципальные выборы… долбитесь там лбами… ведь местное самоуправление – корни травы настоящей демократии. А мы будем газоны стричь… триста лет, пока не будут как английские… Ну, за права человека! Хорошо пошла… И ещё по одной… Отдельно - за гражданские, отдельно - за политические… Теперь, за экономическую свободу – это обязательно…

Новый приговор Мохнаткину – с учётом неснятой судимости и особого путинского сочувствия к побитым в марте 1917 года полицейским - будет зверским. Обстоятельства «правонарушения» - зафиксированные на видео избиения мирных демонстрантов (а чего стесняться, «антитеррор» всё спишет) – сделают процесс скандальным. И это немедленно перечеркнёт радость за милостиво освобожденных - защитника Кавказа Ходорковского и злосчастного культуртрегера Фарбера…. Демократическая интеллигенция в очередной раз решит, что никакой диалог с режимом невозможен, что он легитимен также как «крыша» - признаешь – платишь дань, не признаёшь –утюг на живот… И решив это, демократическая интеллигенция вновь начнёт пришпоривать крота истории…
И рухнули такие тщательно разработанные планы, и остались у разбитого корыта деятели, сделавшие ставку если не на политическую оттепель, то хоть на временную слякоть. Что поделать, столичный полковник решил отвести под новый год душеньку. А за всеми из Кремля не углядишь. Была бы нормальная тоталитарная «вертикаль» – отмерили бы Сергею Евгеньевичу две недели административки для острастки, и можно было и дальше продолжать увлекательные игры в оттепель и диалОг с гражданским обществом – а вы меня получше попросите, может ещё на одну амнистию расщедрюсь… Для героев Брусиловского прорыва.
В конце сентября, после прессинга Толоконниковой и ареста «гринписовцев» я отметил http://www.kasparov.ru/material.php?id=52431FFE28F7E§ion_id=49887513ED2D1 - путинизм – это классическая для России форма «самодержавного» правления, суть которого заключается в том, что это – не авторитаризм, но рассеянный (дисперсный) деспотизм, когда в каждой ячейке общества, в каждой клеточке государства своя микродиктатура, а всё вместе – хаос, броуновское движение молекул тирании…

Но теперь вернёмся к Владимиру Александровичу Рыжкову. В начале октября я сказал, что http://www.kasparov.ru/material.php?id=524D12347582B§ion_id=49887513ED2D1 спор между умеренными и радикалами в протестном движении разрешит Путин, который может сделать несколько шагов навстречу внесистемной оппозиции, может начать тур новых политических репрессий. В конце ноября, в дискуссии с коллегой Александром Лукьяновым, я отметил, что http://www.kasparov.ru/material.php?id=5290810690A3D§ion_id=49887513ED2D сопредседатель РПР-«Партии Народной Свободы» Владимир Рыжков сделал в своей политической игре максимальную ставку. При этом возложив именно на Путина всё бремя ответственности за масштаб политической амнистии.
Тогда я сравнил его действия с политикой «имени России» - князем Александром Невским. Тот, как известно, признал легитимность власти хана, и даже стал его верным и весьма привилегированным вассалом. Князь избавил этим свой удел – Новгород Великий от разорения, свою власть – от излишних «демократических ограничений». Он даже получил ордынские контингенты для войн с другими русскими княжествами, даже со своим старшим братом.
Но в нашем случае произошло наоборот. Проиграл Путин, не сумев выступить «милостивцем», плюнув умеренным либералам на их доверчиво протянутую руку. Но проиграл и Рыжков, не сумевший стать вождём умеренного крыла протеста. И умеренное крыло проиграло вместе с ним.
Представим, что пока исторический предшественник генерала Власова - свежеиспеченный приемный сын Батыя пьёт кумыс со своим названным братом Сартаком, ордынская конница идёт в набег на Новгород. И весь хитроумный замысел князя Александра Ярославовича жалко провалился - отныне участь несостоявшегося православного святого - стать ещё одним ордынским кондотьером.

В этом одна из разгадок кризиса в партии Касьянова-Немцова-Рыжкова. Её разрушают не интриги, и не старые обиды – её разрушает объективная поляризация гражданского общества.
Нарастание политического кризиса все общественные движения и идейные направления разделяет на готовых менять путинизм изнутри, и нацеленных на перспективу избавления от него. При этом отношение к экономическом либерализму, культурной толерантности и даже к русско-кавказским отношениям оттесняются на второй план. Все предыдущие линии размежеваний на глазах теряют свою чёткость, зато неожиданно появляются новые, которые кровоточащими шрамами рассекают дотоле вполне целые и даже бодрые политические организмы.

Любое реальное общественное движение органично образует два полюса. Затем сама жизнь выталкивает неких деятелей на роль «царей горы» - лидеров этих полюсов. Они могут создавать союзы, могут мирно конкурировать, иногда – свирепо конкурируют за поддержку. Но это не злая воля. Общество ищет выход из кризиса. И у него набор «инструментов» - людей, идей, партий, идеологических группировок. Тот, кому сопутствует успех, чей алгоритм ответа на вызов времени является адекватным - получает «подпитку», а неудачник – маргинализируется, «порабощается» или даже «пожирается» успешным соперником. Такой вот социальный дарвинизм, в котором внутривидовой отбор куда яростнее межвидового. Достойный соперник мирно уступает явному победителю, а тот проявляет рыцарственность. Так в 1990 году Гавриил Попов уступил Борису Ельцину. А иногда скандальная склока длится целых два десятилетия, как «вечный бой» двух отечественных либеральных кумиров – Явлинского и Гайдара.
Сейчас стало выпукло ясно, что оппозиционный российский либерализм имеет двух вождей – Навального и Ходорковского. Они будут занимать по всей повестке дня всё более расходящиеся между собой позиции. При этом один обречён всё более радикализироваться. А демократическая интеллигенция неукротимо размывается на два до хрипоты спорящих стана. Что же касается, Рыжкова, других лидеров ПНС, всего либерального сегмента протестного движения, то их участь – быть поделёнными между этими полюсами, их несёт и разделяет новый политический поток, они втягиваются в различные водовороты.