December 23rd, 2013

Доказательство от противного

Ну, вот, он на свободе, и как говаривали в старые времена, в свободном мире, в окружении любящих родных и верных друзей. Теперь с ним можно спорить, не опасаясь того, что бьёшь лежачего. Но спорить я с ним не намерен, поскольку то, что он высказал по национально-имперскому вопросу – блестяще характеризует истинную картину приближающейся к финальному распаду империи. Так за что критиковать уникальную фокус-группу. Это я о субботнем интервью (http://newtimes.ru/articles/detail/76448) Михаила Борисовича Ходорковского Евгении Марковне Альбац, невольной причине скороспелого принятия «закона Альбац» - о запрете сепаратистских размышлений.
Итак, что принципиально важного сказал бывший политзэк №1.

Первое. От империи к «мультикультуральности», минуя стадию национального государства перейти также невозможно, как и от феодализма к социализму, вывел формулу Михаил Борисович.
Видимо, у Ходорковского прочные западноевропейские представления о социализме – как о свободном обществе высокоразвитых людей. Именно поэтому для российских меньшевиков большевизм был еретическим извращением Маркса, и не было более последовательных критиков сталинизма, чем российские демократические социалисты.
Однако жизнь показала, что социализм в качестве формы тоталитаризма укрепился и сохранился именно в странах недавнего феодализма (азиатских) или полуфеодальных типа Кубы. Страны, затронутые буржуазным развитием, его рано или поздно добровольно отвергли. Точно также варианты с гражданской (внеэтнической) нацией хорошо удались в бывших колониях – Северной и Южной Америках, отчасти в Индии и Иране, но очень проблематичны в бывших европейских метрополиях. История показала, что фаза этнического национального государства надолго сдерживает переход к гражданской нации, в которой этническая идентичность – частное дело, а не предмет государственной заботы. Ровно также как сохранение мелкого крестьянского хозяйства является главной препоной для коммунистических правителей.

Второе. По мнению Ходорковского, России предстоит выбор: стать ли её русским национальным государством [европейского типа – Е.И.] или российским национальным государством [гражданской нацией североамериканского или бразильского типа – Е.И.]. Михаил Борисович убеждён, что это вопрос должен стать предметом диалога с основными этническими меньшинствами. Названы конкретно татары, башкиры и якуты. Здесь вся тонкость в том, что этнические меньшинства воспринимаются как субъекты – партнёры главного этнического субъекта - русских. Но если в общественном сознании России общество, прежде всего, делится по этническому признаку и именно этнические группы планируется убедить стать частью «российской нации», значит представление о том, что все живущие на территории Российской Федерации – это суть один народ осталось абстракцией из преамбулы к Конституции. Представим, что лет полтора сто назад видный американский деятель, хоть сам президент Линкольн, сказал бы: мы должны решить: либо мы все – американцы, либо главные – англосаксы, а голландцев, немцев, ирландцев и французов (на тот момент крупнейшие этнические массивы после англосаксов, время мексиканской, итальянской, польской и еврейской волн миграции придёт позже) мы должны убедить стать этническими меньшинствами при англосаксах. Это означало бы уже случившийся провал идеи Соединённых Штатов как гражданской нации. Нация или уже ощущает себя как внеэтническая, внерасовая, внеконфессиональная гражданская общность, или - нет, и тогда выражения «новая историческая общность советский народ» или «россияне» становятся лишь поводом для злых шуток.

Третье. О Северном Кавказе. Этому региону Михаил Борисович даже не предложил дискуссии. Ходорковский совершенно справедливо сказал, что его отделение приведёт к множеству человеческих жертв. Он также сказал, что стремление избежать этого оправдывает очень многие издержки внутри страны (можно понять – и финансовые перераспределения бюджетных средств, и поддержка коррумпированных местных кланов, и ограничения демократии…). Но дальше: эта земля завоевана нашими предками… все страны когда-то бы завоеваны… и мы её не отдадим… я сам возьму в руки оружие и буду сражаться за Кавказ…
Можно поёрничать: дрожи Кавказ, идёт Ермолов… Я дам вам парабеллум… По мобилизации старший лейтенант интендантской службы Ходорковский, Арбатский военный округ, группа снабжения ГСМ…
О завоеванных землях. Земли галлов (кельтов) и кельто-иберов были завоеваны германскими племенами (Галлия – выходцами из Франконии – это Бавария). Англов и ютов, завоеванных саксами, завоевали викинги из Нормандии, уже говорящие по-французски (диалект латыни, усвоенный кельтами как родной). Другая ветвь саксов завоевала Саксонию. Но в результате почти везде возникли единые народы. Там, где не возникли и до сих пор считаются, кто кого завоевал – там страны распадаются.

Проведём мысленный эксперимент. Видный британский общественный деятель, может быть, даже лорд (за гуманитарные заслуги) заявляет: я с оружием в руках пойду, чтобы Шотландия не покинула Соединённое Королевство, чтобы там не решил референдум – эту землю завоевали наши предки (срочно – перевозку и бригаду покрепче, буйный). Видный испанский общественный деятель заявляет: я с оружием в руках пойду, чтобы Каталония не покинула Испанское Королевство, чтобы там не решил референдум – эту землю завоевали наши предки (франкист недобитый). Однако, проговорив эти слова – явно предназначенные не для западной, а для отечественной, особенно, кремлёвской аудитории, Ходорковский, очевидно, не рисковал заслужить репутацию сумасшедшего или фашиста. Просто в массовом сознании устоялось – Северный Кавказ можно сохранить только силой или непрерывно нависающей угрозой силы. Ни в какую «российскую гражданскую нацию» его никакими «дискуссиями» не включишь. И чудовищные для современного западного европейца слова здесь естественны и органичны.

Подведём итог. Наша атомарная фокус-группу показала, что население Федерации воспринимается даже рафинированным столичным либеральным сознанием как разделённое, прежде всего, на этносы, а северокавказский региона – лишь как военный трофей всех последовательных правителей России – царей, большевиков и демократов. Следовательно, гонки между дезинтеграцией страны и гражданской консолидацией уже проиграны.