December 6th, 2013

Протест с профицитом

Читая заметки и отклики к двухлетию начала «Белой революции», которую тогда я сгоряча назвал «Нравственной», почувствовал себя обязанным высказаться. Только чтобы перебить общеминорный фон. Я лично убеждён, что общий баланс сложился в пользу протестного движения и готов это обосновать.

Но сперва философско-лирическое отступление. Вот уже лет сорок, как всякий наш средний старшеклассник либо первокурсник явно предпочтёт испытать первый интимную близость не с самим собой, даже зная, что цена этому - лечение триппера и изнурительная борьба с лобковой фауной. Ровно также всякая наша средняя старшеклассница или первокурсница предпочтёт потерять невинность с тем, кто очень быстро покажет себя как «конченая козлина», чем не потерять её вообще*. При этом, первая реакция на такой эксперимент – сильное общее разочарование в справедливости мироздания и лёгкая личная депрессия. Но затем проявляется важный психотерапевтический эффект произошедшего, его значимая роль в развитии личности и познании реальностей мира.

То же самое с неудавшейся революцией. Очень часто она даёт больше содержательных плодов, чем украденная у судьбы победа.

Какие явные потери на сегодняшний день в результате того, что «белоленточное движение» не достигло своих первых заявленных целей.
Первое и самое важная потеря – в нашей стране приблизительно на треть увеличилось число политзаключенных. Изменился их состав – меньше стало левых радикалов и нацболов (кончились их сроки), появились «узники 6 мая», включая надвигающийся «телевизионный процесс».
Вторая потеря – пакет репрессивных законов. Но «закон Молоха» (в версии Юлии Латыниной – «закон царя Ирода») – это реакция на Акт Конгресса США «В память Сергея Магнитского». Законы против НКО – реакция на объявление правозащитниками результатов выборов 2011 нелегитимными. Однако потная погоня прокуратуры за НКО завершилась раздачей им президентских грантов (даже как-бы стёртому в порошок «Голосу»). Новые ограничения на митинги – это лишь легализация тех рогаток, которые и московские, питерские, нижненовгородские и прочие местные чиновники и без того ставили на пути знаменитой 31-ой статьи конституции.
Третья потеря – разгул мракобесной реакции в связи с делом «Pussy Riot», статья за богохульство и гомофобия.

Теперь перейдёт к «прибыли». Представим себе, что митинги 5-10 декабря 2011 года так напугали Дмитрия Анатольевича, что он не только вернул губернаторские выборы и опять разрешил многопартийность, но и снял Чурова и велел пересмотреть итоги думских выборов. Да, дошла молитва Лимонова – 10 декабря зарождающиеся протестные массы не пошли на Болотную, а всеми 70-ю тысячами скопились у Китай-города, Охотного ряда и Манежки. И после двух часов стояния на морозе (ОМОН и Внутренние войска двинуть не решились) уже уставшей от бесконечной череды ораторов толпе сообщают: Чуров – снят, назначен пересчёт голосов с участием представителей оппозиционных парламентских партий. Фактически - победа «Помаренчевой революции». Граждане, ликуя, расходятся по домам. В эфире «Эхо Москвы» и в блогах те, кто в последующем заявил себе «гражданами» и «центристами» пляшут джигу на костях беззакония.
У «Едра» отбирают мест 40-45 и отдают их справороссам, зюгановцам и жириновцам. Сенсация: «Единая Россия» объявляет, что «в целЯх дальнейшего развития представительной демократии и гражданского общества создаётся коалиция «Единой» и «Справедливой» «Россий». В новое правительство торжественно вводят Левичева и Мизулину. «Маэстро, туш!». Демократия, типа, победила…
Вы ведь этого хотели, умеренные и аккуратные «протестующие»?! Честных выборов. Вот, честнее не бывает.
Да, похищенную в сентябре у Прохорова купленную в июне партию, ему, разумеется, не возвращают. Но на честнейших президентских выборах Прохоров выходит во второй тур. И на предвыборных дебатах с Путиным рассказывает и про 60-часовую рабочую неделю, и про отмену национальных республик, и про защиту умеющих зарабатывать, а не живущих на бюджетные подачки… А его оппонент в ответ: я человека труда в обиду не дам и преследования национальных меньшинств не допущу. И на самом деле получает свой прошлогодний электоральный результат. Занавес.

За последние два года в нашей стране сформировалась основа протестного движения, т.е. движения ставящего задачу мирную смену всей нелегитимной власти. Фактически протестное движение стало протореволюционным.

За последние два года стало ясно, что либеральная творческая интеллигенция не может и не должна возглавлять политическую оппозицию. Войском должны командовать грубые матерящиеся офицеры, а не гладко говорящие преподаватели с кафедры мировой истории военной тактики и стратегии. Движением общественно-политического протеста могут руководить политики непрофессиональные, но тогда это должны быть такие дилетанты, которые любого профи заткнут за пояс.

За последние два года стало ясно, что умереннейшая идея «раннего протеста»: накачать голосами хоть какую-то, самую системную оппозицию, а самим мечтать о карьере муниципального депутата (ведь «местное самоуправление – корни травы демократии», не правда ли?) – это такая простота, которая хуже воровства.

Стал очевиден социокультурный барьер между «новым средним классом» и основным населением. В том числе, той его частью, которая имеет высокий потенциал гражданской активности. Поэтому нужны объединяющие лозунги. А главное – люди, готовые быть мостом между социальными группами. Но самое важное – если выражающая позиции среднего класса оппозиция не заключает альянса с фрондирующей частью элиты, то у неё нет никаких шансов «освободить» себя без обращения к широким массам. А обращаться к массам, втайне (и не очень) презирая их, никогда не получится. И стала ясна основная задача демократической оппозиции – полюбить народ. Пусть как «детей», а не как «родителей», чем грешила левая интеллигенция век назад. Но полюбить.

Но зато мы поняли: кому верить, а кто балаболка – «центристская» или «радикальная». Все дезертиры отсеялись, и лучше это произошло до решающего сражения, чем во время. И все пораженцы и нытики себя уже проявили. И все провокаторы – и профессиональные, и самозваные.
Стало ясно, что все парламентские партии – часть единой политической номенклатуры. И без её «диалектического снятия» демократии быть не может.

Довольно быстро туманные лозунги оформились в резолюции митингов и КС оппозиции. А затем, в еще более четком виде они вошли в программы новый "революционных" партий. Самое основное - это определение грядущей революции как Антикриминальной, а значит - оппонирующей власти - как преступной по определению. Появилось требование люстрации косвенно причастных к преступлениям власти, бенефициаров (благоприобретателей) этих преступлений. Имелось ввиду, что прямо причастных ждёт уголовное преследование. Появилась и оформилась идея усиления парламентской компоненты власти.

О КС оппозиции. Устроенные выборы - были игрой в самые честные и правильные выборы. Людях, вышедшим на улицы с требованием честных выборов, пройти такой этап было необходимо, но опыт Украины, как и предыдущий опыт Восточной Европы, показывает - объединённый штаб оппозиции создаётся из реальных лидеров отрядов оппозиции, условно говоря, это не протопарламент, а шура муджахедов.

Отличный, хоть и не понятый ими урок получили умеренные либеральные фрондёры (имя им радзиховский). Три года назад я дал четкую формулу. Кризис путинизма и массвые протесты исторически неизбежны. Если выступать против антисистемных протестов, опасаясь, что демократия принесёт победу националистам, популистам и левым радикалам, то за спиной слабых либералов следующей волной вырастут именно они. Поэтому - хотите режима умеренных либералов - поддержите изо всех сил протест, пока он находится на стадии требования либеральных реформ. Крах реформаторов выведет на сцену революционеров.
И те, кто два года назад, намочив штаны от страха перед умеренной демократией, поносили протесты декабря 2011 - февраля 2012, больше всего сделали для того, чтобы на смену "белоленточникам" пришли яростные сторонники Навального и ещё более радикальных лидеров завтрашнего дня, чтобы произошли события в Пугачеве и в Западном Бирюлёво, чтобы умеренно-аккуратный либеральный протест сдвинулся в сторону этнического национализма.

Я полагаю, что адекватное осознание всего произошедшего с нами за последние два года необычайно ценно для будущих движений и поэтому общий баланс должен быть признан положительным. Вместе с горечью разочарований должна придти мудрость, ну, пусть хоть бы взрослая зрелость.

22 года назад «демократы» (куда более талантливые в политической борьбе) сравнительно легко победили, но затем ещё легче были оттеснены, а красивыми лозунгами диссидентов прикрыли самую низкую подлость и самые отвратительные преступления.
2 года назад протестное движение не победило, но оно вступило в бой, который ещё далеко не закончен.
Кстати, в результате этого боя «партия власти» политически была полностью разгромлена. И юридически режим стал «проблемно легитимным» - ни про одни выигранные властью выборы нельзя сказать, что они прошли совершенно законно.


*Студенческая поговорка полувековой давности: «Лучше Познер, чем никому».