October 9th, 2013

О правоте президента Обамы и кастинге цивилизаций

Сейчас вся казенная и вся «патриотическая» Россия яростно кинулись на тезис президента Б.Х. Обамы об исключительности Америки. Тезис Обамы не нов, он является развитием концепции об исключительной роли Соединённых Штатов в истории современного мира, высказанных за последние без малого 200 лет – французским историком Алексисом де Токвилем, президентом-республиканцем Эйбрахамом Линкольном, президентом-демократом Вудро Вильсоном. Ни одного из них, очевидно, нельзя обвинить ни в расизме, ни в шовинизме и ксенофобии.
Я присоединяюсь к вышеуказанным господам в их оценке США и постараюсь тезисно обосновать свою позицию.

Я исхожу из антропологического единства человечества. Эта позиция является водоразделом между правыми и очень правыми, которые её отрицают и этим обосновывают расизм.
Это единство предполагает в итоге (через века и тысячелетия) формирование общечеловеческой цивилизации, точно также, как сейчас идёт формирование региональных цивилизаций из национальных культур, национальных культур – из племенных и локальных.

Общемировая (слово «общечеловеческое» вызывает такое же глумление, как и слово «россияне» - т.е. жители страны Россов) цивилизация может сформироваться только на основе культуры-матрицы. Точно так же, как региональные цивилизации формировались на основе национальных культур, например, китайской, аравийской или римской. Иногда носителем культуры является страна – носитель дочерней культуры. Так эллинская культура разошлась по Восточному Средиземноморью не благодаря Афинам или Коринфу, но благодаря заштатной Македонии. Рим, который донёс античную цивилизацию до границ Шотландии, песков Сахары и чащоб восточной Германии, тоже не являлся примером рафинированной культуры. Аналогичное место в истории распространения культур сыграли такие цивилизации-нувориши, как Япония (при распространении южнокитайской традиции) или аравийские арабы – в распространении сирийской, месопотамской и персидской традиций.

В XVIII веке стало ясно, что ни Китайская, ни Индийская, ни Исламская цивилизации (в рамках Османской империи) не способны стать основой общемирового развития. Эта роль досталась Западной Европе. Тогда же началось соперничество между Францией и Британией за то, чья национальная культура станет «матрицей» для Западноевропейской цивилизации. К этому моменту культуры Испании и Северной Италии уже быстро теряли своё огромное значение. Французская культура – благодаря Просвещению – стала бесспорным цивилизационным гегемоном в Европе. «Асимметричным» ответом Британии стало создание дочерней от Европейской цивилизации в Северной Америке, построенной на англосаксонских культурных стандартах. Эта Северо-американская англосаксонская дочерняя цивилизация показала куда больший исторический динамизм, чем созданная Испанией и Португалией даже ранее и куда более блестящая Иберо-американская цивилизация. Параллельно началось интенсивное распространение британской культуры по всему незападному миру, далеко опередившее и французское, и испанское культурное влияние.

В Западной Европе с середины XIX века вовсю шло соперничество между французской и германской культурами за духовную гегемонию над Европой. Английская культурная «закрытость» помешала Британии достойно участвовать в этом соревновании. Соперничество, среди прочего, привело к Первой мировой войне. Эта война, а также невиданный динамизм дочерней Русской цивилизации, русские революции привели к тому, что в двадцатые годы реальное соперничество между цивилизациями-матрицами перешло к двум дочерним цивилизациям – Северо-американской в лице США и Русской – в лице СССР. В 1945 году эти цивилизации поделили мир. Застой 70-х сделал США победителем в этом соревновании.
Изначальная примитивность соседа Эллады Македонии IV века до н.э. и соседа эллинизма Римской республики III века до н.э. помогли им стать носителями кодов универсальных цивилизаций – эллинистской и римской. Подобно этому, именно примитивность и «дочерность» североамериканской культуры дали ей возможность стать универсальным распространителем ценностей европейской цивилизации.

На сегодняшний день американская цивилизация с её культурной открытостью, динамизмом, гражданским характером религии и приоритетом правозащитных и демократических ценностей (в идеале) является уникальной в качестве матрицы для складывания цивилизации общемировой.
Ни китайская цивилизация, ни ислам именно из-за их «закрытости» таковую роль в рамках планеты играть не могут.
Это показали неудачные китайские попытки идеологической экспансии в период Великой Пролетарской Культурной революции 1966-69 годов и тот тупик, в который сейчас упёрлась начавшаяся 35 лет назад в Иране Исламская революция. О перспективах Русской цивилизации, которую и политическая элита, и интеллектуалы наперегонки толкают в сторону православного фундаментализма, грустно даже говорить.
Новая самостоятельная цивилизация достаточной степени развитости, например, в Африке или Океании, также явно не успевают появиться.

Специально – для противников буржуазности. Гибкость и демократизм (антиаристократизм) американской традиции позволяют создавать и достаточно левоориентированные модели. Более того, только американская матрица создаёт условия для развития демократического социализма анархического толка.

Специально – для пламенных патриотов России. В своей борьбе за право быть матрицей человечества Русская цивилизация породила – перечисляю в хронологическом порядке: анархизм; социалистическое почвеничество (народники); мессианский сионизм* (палестинофильство); мессианская литература (основана Достоевским и Толстым); теорию непреодолимого цивилизационного барьера между Россией и Европой (культурные круги Данилевского); профашистское «народно-монархическое» движение (черная сотня); большевизм, позднее разделившийся на сталинизм и троцкизм; гуманистическое правозащитное движение, инициированное борьбой за права человека в СССР.

*Если отойти от расистского понимания русскости, то идейные движения среди евреев черты оседлости, возникшие буквально по кальке русского народничества, безусловно, являются (и именно так воспринимались на Западе) как феномены русской культуры.