August 28th, 2013

Навальный и разрыв еврейского шаблона

Наконец-то это произошло, и сладкий период страусиной политики пришёл к своему вынужденному финалу. Это я по поводу взрывоопасной темы: Навальный и евреи, точнее, широкой поддержки узкими еврейскими интеллектуальными массами кандидата на пост мэра Москвы Алексея Анатольевича Навального. Заместитель главреда «МК» Айдер Муждабаев всенародно призвал (http://www.echo.msk.ru/blog/aiderm/1145076-echo/) оные еврейские массы Навального за его расистские взгляды «лишить огня и воды». Это предшествовала следующая свински-скандальная история: якобы Навальный, приглашённый на 15(70)-летний юбилей The New Times, поднял – явно утомлённый предвыборными баталиями – шуточный тост «за Холокост». Рядом случился то ли журналюга, то ли сплетник, и история попала (http://www.jpost.com/Jewish-World/Jewish-News/Moscow-mayor-hopeful-raises-Jewish-fears-with-anti-Semitic-remarks-324403) в Jerusalem Post – с соответствующим набором ксенофобских перлов. В ответ на это Евгения Альбац, обращаясь «к читающим Тору», призвала не верить «мерзким слухам». Когда левитка, призывая Тору в свидетели, такое заявляет – это очень серьёзно.
Происходящее выявило серьезный философско-нравственный конфликт в еврейской среде. Говоря в данном случае о национальности, я имею в виду именно приверженность традиции, сформированной последовательностью экзистенциальных выборов поколений. У русских позади ордынское иго и Куликовская битва, опричнина Ивана Грозного, попытка строительства евразийской империи. У евреев – разрушение римлянами Храма, опыт 19 веков рассеяния, давление антисемитизма и ассимиляции, Холокост.
Так вот, спор о поддержке Навального – это обращение к двум различным еврейским традициям, и этим он столь драматичен.

В Талмуде сформулирован чёткий принцип: закон страны (проживания евреев) должен чтиться как еврейский закон (dina d'malkhuta dina). В расширительной толковании он уже лет 200 понимается как нравственный императив для евреев - поддерживать освободительную борьбу и чаяния приютивших их народов. С этой точки зрения, еврей обязан поддержать движение за демократизацию России, одним из признанных лидеров которой, бесспорно, является Навальный.
Однако у евреев существует религиозный запрет на мигрантофобию. В обобщённом виде он формулируется так: «пришельца в стране своей не обижай, ибо кому как не тебе знать душу пришельца». Позднее, появились «узкие» толкования, толкующие «пришельца» только как новообращённого в иудаизм, поселившегося среди евреев. Но когда забота о пришельцах провозглашалась, обращение шло к опыту людей, только-только избавившихся от египетского рабства и отлично помнившие и своё бесправие в стране фараонов, и то, как важно было сочувствие простых египтян.
Развитие европейского гуманизма превратило еврейских интеллектуалов в носителей антиксенофобских настроений. Религиозное требование к евреям быть «народом священников» трансформировалось в моральный «категорический императив» быть носителями освободительных идей – либеральных, радикальных, сверхрадикальных… Дина Рубина называет это – «проклятый ген социальной справедливости». Кстати, в иврите – справедливость, милосердие и праведность – синонимы.

И вот сейчас российских евреев накрыл «разрыв шаблона» - самое мощное выступление против деспотии путинизма означает поддержку самой вульгарной ксенофобии. Происходит столкновение двух моральных требований – помощь народу в освобождении и защита гонимых меньшинств. В этом смысле нравственный выбор 30-х и 80-х годов был куда проще – Гитлер, идя походом на коммунизм, «евреев с собой не брал»; демократические движения несли в себе диссидентский космополитизм. Отвратительность сегодняшнему соблазну придаёт то, что нынешние охотнорядцы готовы принять евреев – чтобы вместе «гонять чёрных». Словом, мы оказались перед жуткой дилеммой, которую великий антисемитский писатель Достоевский сформулировал бы приблизительно так: сколько слёз таджикских дворников можно положить в фундамент победы над Собяниным.