August 14th, 2013

Кремлёвская башня придумывает революцию

Я стараюсь не давать себя увлечь конспирологическими гипотезами, особенно, такими увлекательными, как борьба кремлёвских башен. Однако последние события вокруг тайного штаба Навального приуменьшили мой скепсис. Но начнём не с этого. Очень многие уже сказали, начиная с 19 июля – дня «чудесного» высвобождения Алексея Навального, что путинские «мудрецы» придумали, как им показалось, гениальный ход по полному и мирному подавлению того, что в торжественных манифестах годичной давности называлось «Мирной антикриминальной революцией 5 декабря (2011г.)» (http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:http://www.nationalassembly.info/48257F6778168/4FD457710D5F5.html)
- превратить выборы мэра Москвы в референдум по вопросу: что вам милее – Покой или Воля? Прозябание в условиях патерналистской полицейской деспотии* или риск очередной революционной смуты?
Однако другие путинские «мудрецы» не увидели себя в таком бескровном «успокоении» и решили стяжать себя славу грозных «спасителей династии». Началась атака на Навального с целью снятия его с выборов. Как всегда бывает при спецоперациях такого масштаба и искусства замысла атаку начали управляемые (своею гражданской совестью, разумеется) силы**. Сперва Жириновский потребовал выявить вражеское влияние на Яндекс.кошелёк. Затем был двинут специалист по сканвордам с иудаикой кандидат Левичев. Лично. Оказалось, что его штаб способен проворачивать столь мощные оперативно-розыскные мероприятия, которые позволяют точно установить выявить, где конкретно в столице хранятся незаконные листовки и ночью перегружаются (лучше бы выявляли торговцев героином – и славы больше, и пользы - прим. автора).

Немного о юридической стороне находки «тайного штаба». Нарушением закона может быть распространение по столице незаконно изготовленных материалов. Их хранение – нарушением не является (административные правонарушения – в отличие от уголовных - не начинаются со стадии умысла и подготовки, только по самому событию). Да и вообще, каждый гражданин может лично от себя агитировать за того, кто ему больше нравиться – проблема в тираже (без регистрации до 1000 экз.) и в содержании. Этими всеми возможностями, кстати, пытался пользоваться незарегистрированный путинский «нарфронт», поддерживая «Едро» на думских выборах 2011 года.

Странна также полиция, которая по призыву кандидата, да и даже депутата, готова без ордера вскрывать болгаркой стальную дверь в частную квартиру.

Но пусть все замышленные операции принесли нужный результат, и самый независимый в мире Мосгорсуд ставит вопрос о снятии кандидата Навального А.А. с выборОв.
Далее начинается первая развилка: снимает, но повторяется «чудо 18 июля» и Верховный суд решение отменяет. Рейтинг Навального устремляется ввысь, подобно «убивающему домику» Элли из Арканзаса. А репутации Левичева, Мосизбиркома и Мосгорсуда робко уползают под плинтус и там затихают.

Или – Верховный суд подтверждает вердикт суда, руководимого Ольгой Егоровой, этим «переводя все стрелки» на Кремль.

Дальнейшее понятно: тысячи разъярённых демонстрантов опять заполняют центр столицы. Раздаётся клич: «выборАм – бойкот!», а слова из песни Шнура из х/ф «День выборов»: «Выборы, выборы, все кандидаты – п***», облетают Москву и покрывают её праздничное убранство. На выборы приходят – преимущественно по оргнабору – сторонники Собянина и некоторое количество дисциплинированных сторонников КПРФ. Собянин побеждает в первом туре со счётом 80% при явке 25% (последняя цифра – поэтическая гипербола) и на него обрушивается куда больше язвительных острот, чем гневных обличений.

Вторая развилка. В знак солидарности Сергей Митрохин и Иван Мельников снимают свои кандидатуры, заявляя о принципиальной нелегитимности выборов. Народ чтит героев, решивших не сбивать на говне сметанку и стремиться залучить хоть по процентику от электората Навального. Мгновенно возникает альянс московской организации КПРФ, ЯБЛОКа и коалицией сторонников Навального. На политической сцене появляется костяк настоящего «Народного Фронта» - то есть антиавторитарного, антифашистского союза левых и либералов. Кстати, появляется и сама «политическая сцена», вытесняя надоевшую цирковую арену с политтехнологической клоунадой. Неизбежный в таком варианте тюремный срок для Навального (облсуд скинет годик, а Верховный – месяц-другой) – превратит его не в Манделу (кто на самом деле помнил Манделу в 1990), а в икону революционного среднего класса, в канатоходца Тибула (кто помнит «Трёх толстяков»).

В любом случае в столице складывается полноценная революционная ситуация, а КПРФ получает нового лидера, не волочащего за собой унылый шлейф из разоблачений русофобии.
И именно такой вариант очень устраивает тех, кто начинал спецоперацию по снятию Навального.

17 с половиной лет назад группа в составе вице-премьера Сосковца, начальника президентской охраны Коржакова и главы госбезопасности Барсукова решает спровоцировать Ельцина на конституционный переворот и отмену уже назначенных президентских выборов. В качестве отступного они готовы предложить главному оппоненту Ельцина – Зюганову чуть ли не место в правительстве, но главное (что важно и им самим) - прекращение либеральных реформ, в первую очередь, приватизации. Когда Чубайсу удалось убедить Ельцина отказаться от чрезвычайщины, они сделали так, чтобы создать юридический предлог для снятия Ельцина с выборов перед вторым туром – «незаконное финансирование избирательной кампании» (знаменитая история с коробкой от ксерокса, набитой полумиллионом долларов). Тут-то Ельцин как-бы оказывался вынужден «смахнуть фигурки с доски». Но вмешался генерал Лебедь, и Россия, в третий раз – после августа 91 и октября 93 отошла от кромки гражданской войны.

Разработчики идущей у нас на глазах спецоперации «Антинавальный» отчётливо толкают Путина на путь репрессивной диктатуры. Своей демонстративной «перевербовкой» Сноудена и травлей американского гражданина – бас-гитариста Эвила Джареда Хасселхоффа они уже превратили Путина в настолько компрометантного деятеля, что даже Обама отказался от встречи с ним. Конечно, множество глупцов и подлецов восхвалили Путина за то, что он снискал этим дружную поддержку у «Хезболлы», Ирана, Венесуэлы и далее, но ведь сам Путин понимает, что его заставили собственными руками похоронить 12 лет своей внешней политики.

В XX веке три попытки перейти от рутинного деспотизма к полицейской диктатуре – в январе 1905, марте 1917 и августе 1991 года завершались революциями.
Удачная попытка 1937 года привела к массовому террору. В октябре 1905 и марте 1953 года тогдашним элитам удалось предотвратить самые страшные сценарии: Николай II начал конституционные реформы, а наследники Сталина отказались (http://vestnikcivitas.ru/docs/2792) от второго издания 37 года – под антисемитским соусом.

Поэтому я предлагаю верхушке «партии власти» остановить провокаторов и тем спасти себя от разгула революционного террора в недалёком будущем, а от террора опричного – уже просто завтра.
Кандидатам Мельникову и Митрохину я предлагаю заблаговременно заявить об отказе от участия в выборах в случае снятия с них Навального – и тем полностью использовать свой шанс на сохранение в стране гражданского мира. Сейчас тот редкий случай, когда всё в их руках.

*Гарри Каспаров считает её «восточной», я – скорее уж, византийской, но это - нюансы.
** Точно так ровно 57 лет назад Англия и Франция – для возвращения национализированного Суэцкого канала - подговорили Израиль изобразить агрессора и напасть на Египет, чтобы создать юридический предлог для «разъединения воюющих сторон» (план «Мушкетёр).

*** Полностью это слово является пропагандой гомоф
обии среди несовершеннолетних.