May 15th, 2013

Новый российский бросок на Ближний Восток глазами Майкрофта Холмса

Представьте, что вы, мой дорогой читатель, вынуждены, я бы сказал точнее, обречены, решить политическую головоломку. Вы – не Шерлок Холмс, но его старший брат Майкрофт, поэтому ваш удел – не мелкая уголовщина, достойная персонажей Марининой, но быстрое разгадывание хитроумнейших комбинаций в сферах высшей политики. Итак, как-то отрывая вас от первой чашки утреннего кофе, или, от последнего глотка ночного портвейна, у вас раздаётся звонок с Даунинг-стрит,10 и перед вами ставят очередную непосильную задачу.
Пару дней назад радио Дамаска ликующе заявило, что официальные сирийские власти полностью поддерживают совместное российско-американское намерение мирно урегулировать двухлетний кровавый конфликт. При этом никаких внятных коммюнике по итогам переговоров госсекретаря Керри в Москве не делалось. Не было и сенсационных утечек. Нам остаётся предположить, что у сирийской стратегической разведки до сих пор сохранились поистине грандиозные возможности. Сразу же после этого министр обороны Шойгу заявил, что Россия будет иметь в Средиземном море постоянное военно-морское присутствие, для чего и пригодятся проданные Францией вертолётоносцы «Мистраль». Те самые, покупка которых взбесила патриотов-почвенников (нет, чтобы за те же евро загрузить заказами «Уралвагонзавод») и напугала либералов-западников, решивших, что оные «Мистрали» нужна для новой атаки на Грузию или, того хлеще, для отнятия у Украины Крыма.
Словом, была объявлена Пятилетка Геополитического Возрождения.
Надо сказать, рассказал бы Майкрофт Ватсону, а с ним и читателям, если бы он был бы столь же словоохотлив, как и Шерлок, что Россию-матушку неукротимо тянуло в Восточное Средиземноморье уже четверть тысячелетия. Уже государыня Екатерина (это та императрица, которая нарисована на самой красивой русской купюре) назвала среднего внука Константином – ему было предназначено занять царьградский престол (что касается мнения на этот счёт истамбульских турок, то оно никакого не интересовало – стерпится-слюбится). Естественно, Проливы были нужны как ворота к Ближнему Востоку. После того, как средний внук Костя был вынужден удовлетвориться Варшавой, на Ближний Восток ринулся младший внучок Коля. В 1853 году он потребовал от султана признать себя покровителем его христианских подданных. Это означало не только Балканы, но и всю Восточную Турцию (до геноцида 1915 года армяне проживали полосой от Тифлиса до Киликии на Средиземном море), побережье Западной Турции (до греческого геноцида 1923 года Пергам и Эфес), Крит с Кипром, Нижний Египет – Каир, Александрия (копты), Палестину и Западную Сирию (Ливан, Дамаск), где католики и православные веками соревновались в обращении палестинского народа. Непонимание тогдашней Европы Колиных притязаний на будущие туристические центры обогатило английскую поэзию классическим стихотворением лорда Теннисона «Атака лёгкой кавалерии», а русскую словесность «Севастопольскими рассказами» графа Толстого. Появление в результате объявления Одессы «свободным портом» (оффшором) первой русской оргпреступности также сыграло огромную роль в русской культуре – от яркого образа Мишки Япончика-Бени Крика до насыщения криминального арго заимствованиями из идиш.
Колиному внуку тоже не повезло. Ради Проливов он воевал три года и был свергнут, когда его войска уже шли на Царьград по Трапезунду. А вы себе представляете, сколько перьев сломали бы году в 1990 патриотические русские журналисты и политики, доказывая жителям Стамбула, что их город – исконная и неотъемлемая часть России.
Затем на Ближний Восток рванули русские большевики, рассказал бы Майкрофт своего младшему брату Шерлоку и его другу военврачу Ватсону. Сталин сделал ставку на евреев, все его преемники – на антиеврейских левых арабских националистов. Надо ли разъяснять, почему все они потерпели унизительные поражения.
Проблема в том, что в результате у Российской Федерации во всём Восточном Средиземноморье нет ни одной мало-мальски приличной базы (приличной для обслуживания вертолётоносцев и приличествующего им сопровождения), а единственная дружественная страна в регионе - Израиль.
Была вроде одна база – сирийский Тартус (финикийский Таршиш, «Очень далекий Тартесс» Войскунского и Лукодьянова.). Была, да сплыла – ещё зимой её спешно эвакуировали – под прицелом систем залпового огня. Эти системы, кстати, отечественные, оптом закупали на Балканах глубоко сочувствующие дело Арабской революции нефтегазовые эмиры. Вот тут-то и может появиться ложное представление о впадании Шойгу (на почве стремительного карьерного роста) в безумие и манию грандиозу. И не только самого Шойгу, но и стоящего у него за спиной демиурга, ныне сменившего туманное и загадочное прозвание «Стерх» на длинное и красивое «Пiдрахуй». Ибо французский вертолётоносец – существо хрупкое, лёгкоранимое, это вам не прошедший Крым и Рым какой-нибудь эсминец «Стреноженный», ему под российско-аль-каейдовские ракеты никак нельзя.
Но поставленный перед разрешением сей геополитической шарады наш Майкрофт Холмс не пойдёт по пути столь примитивных рассуждений, ограничившись констатацией помешательства, равно поразившего и палаты Кремля, и Арбат. Напротив, он немедленно вычислит суть тайного компромисса, который привёз Керри в Москву, чтобы британский премьер Кэмерон мог ехать в третью столицу России предупреждённым, а значит, вооружённым. Это – раздел Сирии, точнее, её преобразование в конфедерацию по конфессиональному признаку по образцу Республики Босния и Герцеговина. Как известно, вся суть конфликта в Сирии в том, что уже 40 лет все самые вкусные места в госаппарате и силовых структурах принадлежат секте алавитов, объявившей себя шиитами. Но их численность – 1/10. Единственные места, где их много и они компактны – это полоса средиземноморского побережья от северной границы Ливана до южной границы Турции. И центром этого анклава и является порты Тартус и Латакия (где 40 лет назад была советская база).
В случае окончательного поражения от повстанцев-суннитов, алавитам-шиитам просто не останется в исламской Сирии экологической ниши – ибо с неруководящей работой, говоря словами Аркадия Райкина, они не справляются, а вот от руководства их и гонят. Но если алавиты сконцентрируются в прибрежном анклаве (как это предлагали французы 70 лет назад), то иранских субсидий и российской арендной платы за базу им для пропитания хватит. А Россия, потративши даже меньше, чем на Мундиаль-2018, одновременно с ним сможет создать настоящую взрослую базу и утверждать из неё своё геополитическое присутствие, как сказал адмирал Чернов, даже в Атлантике и в Индийском океане. В конце концов, он в детстве явно не наигрался в «Цивилизацию».
Западные же страны, зная, какую лёгкую мишень эта «стратегическая база» будет представлять для турецкой авиации, британской авиабазы на Кипре и израильских ВВС, снисходительно на эти геополитические забавы смотрят. И получивший своевременные разъяснения Майкрофта Холмса, британский премьер непринужденно шутит в Сочи… Путин – это не тот ребёнок, который отдаст конфету, это тот ребёнок, которого на конфету ловят.