April 24th, 2013

Помощь для самогеноцида

Когда я совсем недавно писал о «бостонских братьях», то, с обычно не свойственной мне деликатностью, не стал говорить в лоб о том что педалирование отечественными комментаторами чеченского происхождения этих подозреваемых в теракте американцев имеет две явные цели: загасить постоянное подсознательное ощущение вины перед чеченским народом, свойственное каждому интеллигентному соотечественнику и попинать Америке за ее критику нарушений прав человека в Чечне (дескать, вот вам, полюбуйтесь на них…), сопряженное с критикой Америке за открытость границ вообще: понапускали к себе, а мы вот всех выставим – и жизнь наладиться... Впрочем, белгородская трагедия, где убийца явно не кавказец и не центральноазиатский гастарбайтер, немного градус этого разгула расизма сбила.

Зато вовсю разгулялась тема свободного распространения оружия. Как остроумно отметил один блогер: Легалайз Короткоствола. Собственно, есть четыре вопроса, которые нам регулярно подбрасывает правоконсервативный дискурс, вызывающий невиданный ажиотаж среди читающей и «праздноболтающей» публики. Это - изгнание вышеупомянутых мусульман гастарбайтеров, сопряженное с переводом республик Северного Кавказа в ранг изолированных бантустанов. Легалайз Короткоствола. Отмена национальных республик в РФ. И ограничение на избирательные права для бедняков и иждивенцев. На сих четырех китах правоконсервативный дискурс и стоит.

Вернемся к вооружению населения. Это правда, что военная демократия и феодальные вольности базировались на праве иметь оружие. Заодно муниципалитета могли создавать вооруженные ополчения – милиции, а феодалы – частные армии. Но свободные общинники никогда не мечтали, например, о тайне голосования. И расплатой за их нерадивость или неудачливость часто была не только их голодная смерть, но и смерть их семьи. А необоснованное применение оружия влекло за собой вендетту. То есть тут право уравновешивались ответственностью.
Все доводы о том, что вооружение народа – гарантия от диктатуры – блеф. Первый же делом диктатор издаёт декрет о немедленной сдаче оружия (с соответствующей санкцией за неисполнение). Такой же блеф насчёт гарантии против уличной преступности. Шпанёнка или бешеную собаку остановит и травмат, но представьте, что гопстопнику кроме бумажника, часов, мобильника и шапки фраера будет доставаться и «чистый ствол». Неглупые американцы, поголовно вооруженные 60 лет назад, решили, что проще носить отдельное дешевое портмоне с 50 баксами для налётчика, чем рисковать перестрелками на ночных улицах.
Я представляю себе даже не события 6 мая на Болотной при условии распространения легального огнестрельного оружия. Хотя бы с точки зрения того, что избивавшие демонстрантов в нашей реальности, в реальности альтернативной выкосили бы их из автоматов – под предлогом самозащиты, как это описано в сборнике Кивинова и Лукьяненко «Ночь накануне». Я представляю, какая пальба велась бы по белгородскому убийце – кто-то бежит, кто-то стреляет (естественно, мимо), кто-то принимает стреляющих по террористу за его сообщников… Тут не 6 убитых будет. Или – во что выливалась бы каждая драка молодежи у ночного клуба – особенно при разнонациональном характере двух компаний. А потом какое давление будет на суд, чтобы он признал одну сторону «законно обороняющейся», а другую – «превысившей пределы необходимой обороны».

В станице, терроризируемой Цапками наверняка в каждом доме было (или могло быть ружье). Край казачий, нравы простые – а тут рэкет, грабеж и дочерей насилуют. Сговорились - и что кучка гангстеров даже и с автоматами - против сотни мужиков с ружьями… Но это не Голливуд. Надо понимать, в какой социум вольются сотни тысяч единиц оружия.
И самое главное, что понимают. И честно, хотя и не публично, произносится: да, идиоты, алкаши и наркоманы перебьют друг друга. И страна очистится естественным путём. В том числе от любителей «подрезать» чужую машину или парковаться не на месте. А носители оружия получают статус джентльменов. Так сказать, обратный путь возрождения аристократии – сословие «вооруженных собственников». Так и вижу как по улицам, заваленными за ночь перебившими друг друга пьяницами и хулиганами, ходят гордые пистолетоносцы.
Вот тут мы подошли к основной цели Легалайза Короткоствола – «проредить быдло» его же руками. Словом геноцид бросаются направо и налево. Но есть совсем неизвестный социологический термин «стратоцид» - массовое истребление социальных групп, например, сталинская коллективизация, большевистские гонения на церковь, депортации «буржуазно-помещичьих элементов» из стран Балтии и бывшей Восточной Польши в 1939-41 годах.
За желанием вооружить до зубов «чистую публику», разрешить ей почти неограниченное применение оружия на поражение при угрозе не только личности, но и собственности, а также дать широкую возможность тем, кто выясняет сейчас отношения с помощью травматических пистолетов, кухонных ножей, кирпичей и бутылочных горлышек, делать это из боевого оружия, часто стоит неосознанное желание «антикрасного реванша». Стремление создать условия, чтобы как можно быстрее – за десяток лет – резко снизилось число социальных дезеадаптантов. Не дожидаясь, пока нехватка лекарств, преступность и алкогольные и наркотические суициды медленно, но неуклонно сделают своё дело.