February 7th, 2013

Филигранный Путин

http://www.kasparov.ru/material.php?id=511388E130BD5

Оправдание трусости и глупости

Путин заменил обанкротившихся политтехнологов священниками

В одном из своих сатирических романов, желчно бичуя "креативный класс"*, Виктор Пелевин отметил, что основными потребителями гламурных журналов являются нищие уродины. Надо сказать правду: только христианское миросозерцание делает существование небогатой, неумной, некрасивой, слабовольной и фригидной девушки выносимым. И в мире "радостного язычества", и в мире победившего фрейдизма она обречена мыкаться с осознанием своего полного жизненного ничтожества и краха.
Путин замечательно понял, что возглавляемую им страну ждет полноценный исторический тупик и застойное гниение в статусе убогого провинциального деспотизма.
Углеводородная рента тает на глазах, а Запад сплачивается под знаменами борьбы с энергозависимостью от Москвы. Образованные люди видят в Европе и Америке недостижимый для России образец. Стали совершенно очевидны две вещи: дальнейшая вестернизация лишает путинскую "суверенную демократию" моральной легитимности в глазах общества, а Запад не согласен закрывать глаза на художества путинской опричнины, ибо Россия — это и не Китай, и не Саудовская Аравия.
Следовательно, Путин оказался в ситуации, когда единственной альтернативой его свержения становится быстрое формирование психологической атмосферы, в которой ссылки на Запад неубедительны, а демократические ценности выглядят отталкивающими, как это было в СССР полвека назад. Схожую задачу решал 160 лет назад Николай I. Именно в этом ключе необходимо рассматривать деятельность "бешеного принтера", заявления Путина на Архиерейском соборе об отказе от "вульгарного, примитивного представления о светскости" и заявление контролируемого патриархией Всемирного русского собора о возвращении Сталинграда.
Если отвлечься от законов, направленных на удушение демократии, вполне естественных для режима, против которого идут волны протестов, то законы об агентах, сиротах и гей-пропаганде также укладываются в логику борьбы с "оранжевой чумой", а вовсе не являются проявлением какого-то самодурства или мракобесия.
Закон об агентах призван показать, что независимые неправительственные организации — агенты врага. Даже если ни одну организацию не зарегистрируют как таковую, все равно само обсуждение темы, включая громкие жалобы потенциальных жертв, только крепче вбивает этот тезис в незрелые умы электората.
Закон о сиротах дал уникальную возможность развить тему "Америка — страна людоедов и детоубийц", так сказать, написать на карте западного полушария: "Здесь водятся драконы". Отечественная пропаганда не имела такой возможности со времен расовых волнений 60-х годов, убийств Кинга и Кеннеди-младшего.
Закон о геях-пропагандистах дистанцирует "моральную" Россию от погрязшей в "гомосятине" Западной Европы.
В том же ряду стоит смехотворное "Телевизионное дело". Пусть интеллигенция плюется от отвращения и вспоминает сталинские показательные процессы, цитирует избранные места из "Покаяния" Абуладзе. "Простой народ" должен знать: только наймиты Саакашвили могли решиться организовывать протесты.
Фактически провозглашенная "симфония" Кремля с Моспатриархией РПЦ — очень точный стратегический шаг по замене обанкротившихся политтехнологов священниками.
Официальная пропаганда не может позволить себе открыто провозглашать ненависть к Западу, отрицать демократию и принцип верховенства прав человека, а также распространять понятие "Россия" на соседние страны. Однако все это — и с огромным удовольствием и энтузиазмом — сделают "телепопы". РПЦ демонстративно берет на себя роль индуктора антидемократической идеологии.
Возвращение ноумена Сталинград — это торжественное вбивание осинового кола в гроб трех поколений отечественных либералов. То, что Всемирный русский собор подписался на это, означает несомненную победу в РПЦ Московского патриархата низового "сталинофильского" направления в ущерб верхушечно-интеллектуальному консервативно-монархическому слою. Одновременно это означает попытку перехвата РПЦ у КПРФ места главного блюстителя духовного наследия неовизантизма (Сталинской эпохи).
Если сегодняшнюю Россию эмоционально не объединяет ничего, кроме все более грандиозных парадов Победы и телевизионного камлания о Великой Отечественной войне, то этого должно быть вдосталь.
Вот в гоголевскую эпоху, когда вся мыслящая Россия видела гниение "царства мертвых душ", общественную мысль тонизировали воспоминаниями о том, как "едут, едут по Парижу наши казаки"**. Почему бы не повторить успешный эксперимент? Ни будировать бесконечно грезы о совершено случайно не произошедшей окончательной победе над Западом. Разумеется, победе под сталинским руководством.
Таким образом, Путин за полгода филигранно выстроил каркас принципиально новой идеологической схемы, помогающей не очень умному и не очень храброму человеку смириться с тоскливой жизнью при предельно коррумпированной антизападнической диктатуре.
И не просто смириться, но и найти в окружающей пропаганде оправдание и собственной трусости, и собственной глупости.
*О качестве Пелевина как писателя лучше всего говорит то, что годами подвергая креаклов тщательному психологическому анатомированию, он не смог предвидеть их скорый выход на Болотную.
** Лихие пушкинские ответы Беранже очень хорошо помогали вытеснить из памяти жуткие сцены того, как заживо горели в Смоленске и Москве русские раненые. А потом и поэма Лермонтова подоспела.