January 26th, 2013

Почему нет солидарности?

Вчера на улицы египетских городов вышли сотни тысяч противников исламобольшевизма. Это огромной важности событие. Обычно считается, что победа политического ислама в результате протестов автоматически означает скатывание страны к тоталитаризму. Противники революционной диктатуры Мурси - это настоящие демократы, защищающие завоевания Февральской революции 2011 года. Точно также, только в куда меньшем масштабе, 95 лет назад, в январе 1918 года, сторонники демократического социализма в России ("правые" эсеры и меньшевики) выступили в защиту Учредительного собрания и демократических и республиканских завоеваний Февральской революции.

Когда два года назад коррумированные вестернизированные арабские режимы стали падать как костяшки домино, симпатии половины мира были на стороне протестующих. Сегодня сторонники демократического крыла египетской революции отчаянно борются с её тоталитарным перерождением. Но они не видят сочувствия в окружающем мире, хотя они не только представляют самое благородное течение в "арабской весне", но и разрушают стереотип об обреченности исламских стран на дилемму - секулярный коррумированный авторитаризм или исламская революция тоталитарного типа.

Около Госдумы два дня подряд погромщики избивали мирных протестующих из ЛБГТ-сообщества. Как всегда при охотнорядском погроме, полиция застенчиво отводила глаза. Гомофобский закон вновь фактически объявляет вне закона чувства по меньшей мере 7 млн. "дорогих россиян", что сопоставимо с численностью основных этнических или религиозных меньшинств, не говоря уже о числе сторонников полноценной демократии. Однако, никакого протеста в связи с приемом этого, ещё одного фашистского, закона внутри России не слышно. Только из-за рубежа. Но запрещать любовь не менее преступно, чем запрещать издавать газеты, создавать партии или ходить на демонстрации. И не говорите, что закон разрешает "таиться".
"Таиться" можно евреям - любуйтесь своими голограммами в музее толерантности к холокосту, но не забывайте поддерживать претензии государства на ваши религиозные святыни. "Таиться" можно мусульманам - сидите по своим дворницким, а если вы хотите отметить Новый год (христианский Новый год) на улицах - вы превращаете столицу в "Москвабад".
Право "таиться" - это и есть фашизм, психологический террор, загоняющий людей в ловушку собственных болей и тотальной лжи. А физическое уничтожение - это уже нацизм. Впрочем, сейчас он у нас дисперсный - через рассеянный террор среды.

Отдельно. Глубоко скорблю о смерти Валерия Абрамкина - больше всех остальных сделавшего для того, чтобы в современной России обращали внимание на бесправие и страдания заключенных. Вечная ему память.

Стая или стадо?

Взрослый мужчина значительно тяжелее и сильнее средней собаки. При необходимости он может ее убить или изувечить голыми руками, отделавшись несколькими укусами. Негорожане это знают, и одиночные собаки их опасаются. Горожане в себе не уверены и собак боятся.

Исключения надо делать для так называемых «боевых пород» типа питбуля или бультерьера. Этих собак, часто от рождения кротчайшие по натуре, специальной дрессировкой «сводят с ума», и они бросаются на противника, не думая ни о чем.

Власти панически - как обычный человек питбуля - боятся толпы. Но они не боятся людского стада.

6 мая 2012 года на Болотной Кремль увидел «питбулей» - и в столице еще два дня всех били и хватали. Но «обычный» уровень жестокости расправ с демонстрантами (во время «Маршей несогласных» или «Стратегии-31») превышен не был.

Потом пошли «Оккупаи»: юная столичная поросль увлеченно предавалась на сквериках «прямой демократии» и иным развивающим играм. «Абайцев» немного погоняли с лужайки на лужайку, а потом разогнали по домам.

Оправившись от испуга, власти начали серьезные репрессии, с арестами и раскрытием «заговоров».

3 октября 1993 года несколько тысяч демонстрантов-«питбулей», что называется, играючи прошли многотысячные оцепления милиции, ОМОНа и внутренних войск. Ни одного посаженного за «массовые беспорядки».

В мае 2010 кузбасcцы крепко взгрели ОМОН, разогнавший несанкционированный пикет родственников засыпанных в шахте. Ни одного уголовного дела по массовым беспорядкам.

«Лимоновцы» как нож масло проходили через порядки согнанных на Триумфальную бороться с «оранжевой» угрозой «нашистов»-барабанщиков. Это сочли «нарушением правил проведения публичного мероприятия».

Мне трудно представить, что бы сделали матери больных детей (и понукаемые ими отцы) с ОМОНом, вздумай питерские власти помешать тысячному пикету в защиту 31-й больницы. Увидев такой взрыв негодования, те самые власть имущие, про которых все политологи как один уже год твердят, что протесты только делают их упрямее, сразу врубили «заднюю».

Иногда они отступают. Как здоровый поддатый детина перед лицом отважного песика. Они бы отступили и по Химкинскому лесу, если бы эта проблема волновала химчан хоть столько же, сколько в январе 2005 отмена льготного проезда для пенсионеров, а рядовой столичный автовладелец тайно не мечтал о превращении в хайвеи всех подмосковных лесов, разумеется, кроме того, около которого стоит его дача.

Это не значит, что надо нападать и бить. Просто в глазах протестующих должна быть не вековая тоска собачьего народа, а лютая решимость. Моральная сила важней физической.

Нужна солидарность

Грани.Ру | Евгений Ихлов: О разочаровании

Вчера на улицы египетских городов вышли сотни тысяч противников исламобольшевизма. Это огромной важности событие. Обычно считается, что победа политического ислама в результате протестов автоматически означает скатывание страны к тоталитаризму. Противники революционной диктатуры Мурси - это настоящие демократы, защищающие завоевания Февральской революции 2011 года. Точно так же, только в куда меньшем масштабе, 95 лет назад, в январе 1918 года, сторонники демократического социализма в России ("правые" эсеры и меньшевики) выступили в защиту Учредительного собрания и демократических и республиканских завоеваний Февральской революции. Когда два года назад коррумпированные вестернизированные арабские режимы стали падать, как костяшки домино, симпатии половины мира были на стороне протестующих. Сегодня сторонники демократического крыла египетской революции отчаянно борются с ее тоталитарным перерождением. Но они не видят сочувствия в окружающем мире, хотя они не только представляют самое бла