June 21st, 2012

Ответ на лекцию МБХ

http://www.freetowns.ru/ru/news/politotdacha/-/Nation_Ikhlov?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter


Big_0_8bc7d_7e88aa77_XL

Националисты на марше 12 июня. Фотография Кирилла Аршавы

Фото в полный размер

20.06.12 | текст: Евгений Ихлов | КОММЕНТАРИИ

Ответ Ходорковскому на лекцию о национальном вопросе

Очень не хочется спорить с Михаилом Борисовичем Ходорковским, особенно, когда «парламенту» предложен закон, запрещающий условно-досрочное освобождение не погасившим большую часть задолженности перед потерпевшим, т.е. всех жертв «экономических» статей, ибо с заработков в колониях долги не погасишь и за 1000 лет. Этот законопроект -  не только ответ на призывы к экономической амнистии,  но и прямое указание на то, что Ходорковский и Лебедев не выйдут при Путине на свободу. Однако статья-манифест Ходорковского с призывом к созданию национал-либерального движения за национальное русское государство меня очень огорчила и не ответить я не могу. Мне не хочется ещё раз повторять свои доводы, достаточно полно изложенные прошлой осенью здесь и здесь, а ещё более подробно в более ранних публикациях - вот тут и тут. Особенный скандал вызывала вот эта публикация.

Однако я очень благодарен Михаилу Борисовичу, что он поднял национальный вопрос, вынуждая оппозицию публично определяться по этой крайне болезненной проблеме, от чего она - оппозиция - пугливо уворачивалась столько времени. В конце концов, десятки миллионов, принадлежащих к  российским этническим меньшинствам, имеют право знать, чего им ждать от победы протестного движения.

Ходорковский написал гениальную политическую статью. Ее гениальность в том, что он сказал в ней много комплиментов союзникам - как потенциальным, так и кинетическим. Поставил очень точный диагноз кризиса российской государственности, а именно - искусственная задержка при переходе от средневековой по типу империи к буржуазному государству-нации. Дал свои - причем, нужные для своего дела - комплементарные определения либерализму и национализму. Обозвал оппонентов - номенклатуру партии власти «наднациональной» (что в данном контексте звучит как вненациональной) имперской элитой. И это правильно. В период национального (Манежка) и демократического (Болотная) возрождения врага надо называть не только «жуликами и ворами» и «кровавыми чекистами», но и - в терминах 60-летней давности - «безродными космополитами». Свои же - как высшее средоточие добродетели - должны быть и либеральными, и социальными, и национальными.

Первое, что вызывает возражение, это кокетство на вечную тему: может же быть вменяемый русский национализм. Проблема в том, что колонну «чёрно-бело-жёлтых» на демонстрацию 12 июня сзывали электронной рассылкой со словами «покажем еврейским фашистам как мы относимся к их 12 июню». Националистом в современной России является тот, кто считает либералов «еврейскими фашистами». Из тактических соображений националисты могут это своё знание придерживать и даже не скандировать на общих митингах. Более того, если еврей-либерал громогласно поддерживает лозунги против «понаехавших» и «чурок», к нему могут относиться снисходительно. У Гитлера тоже были «полезные евреи». Националистическая традиция в России (а также в Германии, Франции, Израиле...) полностью отрицает универсальность прав человека. Националист-рыночник, милитарист-рыночник - это не либерал. Это не значит, что либералы не должны защищать националистов, ставших жертвами полицейских репрессий, или не могут выступать в защиту демократии и правового государства вместе с ними, а также вместе со сторонниками отмены частной собственности. Но их союз - это Антигитлеровская коалиция антиимперца Рузвельта, имперца Черчилля и большевика-имперца Сталина. Не больше. Вместе - до Ялты. А потом честный делёж трофеев в Потсдаме. 

Описав тупик с национально-федералистским вопросом в современной России, автор не предлагает своего варианта. Призывы поставить правительство под контроль парламента и гражданского общества, лозунги о верховенства права, мечты о том, чтобы депутатский корпус адекватно отражал настроения в обществе - это стандартный набор конституционной демократии, сформулированный для западной цивилизации чуть ли не четверть тысячелетия назад. К национальному вопросу всё это имеет мало отношения. Вообще, такое впечатление, что, обсуждая русский вопрос, он представляет себе маленький народ, стенающий под иноземным гнётом. Хорошо «патриотам» - они-то знают, что русские покорены (правые «патриоты» убеждены, что кавказцами, левые - что евреями).  Однако только порабощенным народам прилично считать национальную борьбу средством отстаивания демократии: дескать, прогоним оккупантов/колонизаторов и заведём себе демократический плюрализм с многопартийностью. Суверенным же нациям борьбу за демократию как-то странно называть национально-освободительной.

Поэтому меня более всего раздосадовал в статье Ходорковского его тезис об отсутствии у этнических русских своего политического представительства в Российской Федерации. Я подумал о других странах и народах. Как мыкают горе, например, коренные испанцы-кастильцы, когда у Басконии, Галисии, или допустим, Каталонии есть свои, так сказать субнациональные, парламенты, а становой хребет империи, над которой не заходило солнце, этого лишен. Тоска и грусть охватили англичан: создатели Великой Британии, рулившие морями и половиной мира, лишены особой политической субъектности, а шотландцы, Ольстер и даже Южный Уэльс - имеют свои автономные парламенты. И совсем уж черные тучи горя, живописно показанные, например, в серии «Южного парка», посвященной пагубности леволиберального пафоса, плотно висят над Соединёнными Штатами: белые англосаксы протестанты, создавшие эталонную цивилизационную модель, победители трех мировых войн, как они живут без своего этнического представительства. Америка кишмя кишит объединениями цветных, испаноговорящих, ирландцев, итальянцев, китайцев, еврейцев..., а WASP`ы - бессубъектны.

Но если отбросить юмор, то и малое дитя знает, что российская государственность полностью основана именно на русском отношении к власти, государству, религии, личному достоинству, правам человека, религиозным и этническим меньшинствам, труду и проч. Все попытки навязать русской цивилизации «прусскую» утопию или утопию восточно-европейского еврейства позорно проваливались.

Если дело в том, чтобы в документах «российское» заменить на «русское», то это ничего не изменит, только добавит лишний довод (не самый весомый) к построениям идеологов сепаратизма. Разница небольшая, хотя в ней глубокий смысл для ценителей тонких нюансов - Россия - страна россов (Франция - страна франков, Британия - страна бриттов, Германия - страна немцев...), поэтому житель этой страны - россиянин (египтянин, афинянин, римлянин, израильтянин), а русский - принадлежащий (к) россам.  У каждого этноса своя история, своя мифология (Ходорковский деликатно назвал это так: то, что люди «считают своей историей»). История и мифология среди прочего формируют идентичность, и редко кто захочет отказаться от своей истории и принять чужую.

Если попытаться отменить национально-государственный статус бывших автономий, то треть из них восстанет, в трети начнутся волнения, а в оставшихся возникнут радикальные молодежные националистические группы.

Если говорить об острейшей проблеме бесправия этнических славян в ряде бывших автономий, то тут вся вина на правящей партии, которая в республиках стала партией местной этнократии. Поэтому 4 декабря и 4 марта местное население голосовало в поддержку единоплеменных чиновников - в противовес оппозиции, которая воспринимается как московские русификаторы. Это уже дело оппозиции, став правящей силой, уничтожить номенклатурную этнократию.

Между прочим, провозглашение на территории РФ Русской республики даст идеальный повод интенсифицировать выдавливание этнических русских из национальных республик: мол, у вас же теперь есть «своя страна»... 

Очень жаль, что Ходорковский либо вообще не предложил своего рецепта, точнее, алгоритма выхода из нынешнего национального тупика, либо его рецепт написан настолько «врачебным» почерком, что разобрать я его не смог. 

Человечество знает ограниченное количество вариантов разрешения подобных кризисов:

  • попытка создания конфедерации (или договорной федерации) территорий (т.е. союз русской страны с нерусскими странами );
  • раздел на серию национальный и субнациональных (например, Урал, Сибирь, Дальний Восток, Казачий край) суверенных образований;
  • попытка административной унификации (это принято называть «губернизация»), сопровождающаяся мирным (или немирным) отделением территорий с наиболее консолидированным национализмом.

Все эти вариации сводятся к двум полюсам - модель Соединённых Штатов Евразии (я её назвал «сахаровская альтернатива») или балканизация (в моей системе «власовская альтернатива»).  Но понять предпочтения в данной диллеме Михаила Борисовича я из его статьи не мог, хотя она заявлена как лекция - то есть несущая идеологические установки - и для сторонников, и для колеблющихся.

Главный мой тезис:  Россия - цивилизация (субцивилизация) - дочерняя от Европейской. Это роднит её с США и Латинской Америкой (возможно, и с Южными Балканами). Особенностью России как империи является наличие в её составе бывших или несформировавшихся государств, воспринимаемых местными жителями как свои исторические страны. Перестав быть империей, Россия может стать либо конгломерацией национальных (квазинациональных) государств с общей имперско-цивилизационной базой, подобно Балканам, Латинской Америке или арабскому миру, либо стать цивилизацией-гражданской нацией, подобно Английской Америке. Но в последнем случае объединяет будущее, а не прошлое, общность мечты, равенство в праве и свободе, а не этническая культура и память. При таком варианте с шаманским усердием сейчас  призываемая гипотетическая русская национально-демократическая идея может появиться естественно - как итог общей политической и интеллектуальной борьбы с деспотией, а не быть искусственным продуктом старательно выращиваемого в политологической «колбе»  синтеза популярных лозунгов.  

Еще - посмотреть 100 фотографий Марша миллионов в Москве