June 7th, 2012

О необходимости появления гимна протестного движения

Протесту нужен гимн

Евгений Ихлов 07.06.2012

Сегодня в протестном движении практически не обсуждается необходимость общей знаковой системы. На западе бы сказали проблему «шибболета» - общего «пароля», выделяющего своих. Есть белая ленточка. Уже хорошо. У этого символа есть колоссальный плюс – белый цвет суть объединяющий весь спектр. Но и грандиозный минус – в глазах людей идеологически ангажированных, он ассоциируется с Белым Движением. Соответственно, те, кто ассоциирует себя с революционно-социалистической, большевистской или сталинистской традициями, не могут считать белую ленточку своим «паролем», они стараются носить красные или имперские (черно-бело-жёлтые).

В 1988-91 годах антикоммунистов-демократов, в т.ч. российских, объединяли исторические цвета флагов, противостоящих красному – советскому. (Понятие «демократ» я употребляю как общепризнанное самоназвание, точно также как сторонники Великой Французской революции именовали себя «патриотами» - в противостоянии «аристократам»). В наши дни российская оппозиция буквально запуталась в четырёх флагах – красным советским, пурпурным византийско-московским, нынешним триколором Петра I и Александра III и «монархическим» триколором реформатора Александра II.

Но не это главное. Как давно отмечено, огромную моральную силу демонстрантам, вообще протестующим придаёт совместное пение. У протестного движения должна быть своя боевая песня. Песня, которая сплачивает идущих на полицейские и солдатские шеренги. Песня, которая поддерживает дух узников и внушает трепет тюремщикам. Песня, напевая которую, ты сразу даешь понять – по какую ты линию политического фронта. Двадцать тысяч демонстрантов, поющих общий гимн, - это значительно сильней, чем сорок тысяч обывателей, размышляющих о том, как акцию осветит «Эхо Москвы», перед которыми идут лишь четыреста сплоченных борцов. Автозак или полицейский участок, из которых раздается громовое пение – это уже форпосты борьбы. Сто поющих автозаков, двадцать поющих отделов внутренних дел. Предчувствие этого «кошмара» остудит пыл карателей. И каждый концерт сочувствующих актёров, начинаемый исполнением такого гимна протеста…

«Однажды мы победим» американского движения за гражданские права. «Венсеремос» сторонников Альенде в Чили, а затем и всех латиноамериканских левых манифестаций. «Стража на Рейне» немецкого национального движения. «Хор еврейских рабов «Золотые крылья мысли» из оперы Верди «Навуходоносор», который стал гимном итальянского национального движения. «Полонез Огинского» и «Мазурка Домбровского» («Еще Польша не погибла», давшая тематический образец для украинского и хорватского гимнов национальных движений).

«Песня надежды» - гимн основателей Израиля. У него интересная судьба. По легенде она создана на основе «Влтавы» Бедржиха Сметаны. «Влтава» стала гимном чешского национального движения и замышлялась как общий гимн панславизма, который должен был грянуть над руинами Австро-Венгерской монархии. Но общеславянского восстания против Вены не произошло, и эта величественная мелодия «нашла» себе другую возможность стать прославленной.

Среди знаменитейших гимнов революций на первом месте «Марсельеза». Между прочим, для просвещенной Франции конца XVIII столетия её текст был скандально-ужасен: «мы напоим пашню наших полей нечистой кровью врагов». А как цепляло! Весной 1917 она – на французском языке – ненадолго стала гимном революционной России.

«Варшавянка»: «Вихри враждебные…». Конечно, «Интернационал».

С другой стороны - «Вещий Олег» Белой гвардии.

Знаменитейшая «Вставай, страна огромная». Написанная в 1916 году, она могла бы повести полки свободной России, одетые в новую «богатырскую» форму (по эскизам Васнецова), на бой с «тевтонской силой тёмную». Четыре года назад «Страна огромная», разумеется, в классической редакции 1941 года, казалось, сплотила делегатов Национальной Ассамблеи России, первой попытки создать надидеологическое объединение противников путинского деспотизма. Но идея Ассамблеи быстро увяла, утонув в аппаратной борьбе честолюбий.

Как выбрать гимн российского протеста? Сравнительно легко тем, кого вдохновляет лишь национальная или лишь радикально-социальная идея. Однако современное российское протестное движение слишком рассечено социальными и культурными, идеологическими и ментальными барьерами. Но с другой стороны, никогда так ясно не было, что общее противостояние путинской «опричной» системе изживает исторические противостояния белых и красных, конфликты 1991 и 1993 годов. Политическая нация рождается в сегодняшней борьбе и это создаёт мощнейший запрос на общую символику.

Великолепная «Молитва против Путина» Pussy Riot – хороша лишь для мобильников. «Возьмемся за руки…» Окуджавы и «Сможешь выйти на площадь» Галича – для интеллигентских посиделок. «Прощание славянки» отравлена воспоминаниями о плацах и военкоматах. Поистине великая «Скованные одной цепью» Цоя – слишком молодежная и слишком концертная.

Иногда получаются мощные синтезы. Русские монархисты взяли музыку «Варяга» и соединили с пушкинским «Вещим Олегом», добавив припев «За Царя, за Родину, за Веру»… В 1942 году в вильнюсском гетто поэт Гирш Глик положил свои чеканные строки (см. в приложении) на мелодию совершенно совково-ходульной «Терской казачьей» братьев Покрасс. И появилась всемирно-известная «Песня еврейских партизан», которую обычно связывают с восставшими Варшавского гетто.

Давайте представим, что её русский текст, который так ненавязчиво перекликается с «от южных морей до полярного края» из последней редакции гимна, и очень актуальное: «мы здесь вместе в окружении зверей», запели бы все десятки тысяч, идущих 6 мая к Болотной площади. Как бы полетели наземь самураи?! Но, конечно, 6 мая «Вставай, страна огромная» была бы вне конкуренции. И полицаи почувствовали бы себя полицаями в полной мере. И 13 мая на писательской прогулке хорошо бы пелось. И как бы это звучало на «#Оккупаях»!

Поэтому я предложил бы обдумать создание нового текста к какой-нибудь вдохновляющей мелодии. Может быть, всё-таки и к любимой академиком Сахаровым «Славянке». Вариант, предложенный Ильей Пономаревым, - «Уральская Марсельеза», кажется мне поэтически слабым и очень вторичным.

Провести широкую дискуссию, попросить поэтом отвлечься от злых пародий и озвучки клипов. А 12 июня грянуть что-нибудь привычное, любимое народом, но грозно-предупреждающее: «Но грозные буквы давно на стене Уж чертит рука роковая!»

Протестное движение должно найти эмоциональную общность и чёткость основной идеи. В обретении такой общности роль единого гимна движения будет неоценимой. После обретения единства идеологические дискуссии оппозиции уже не будут посвящены темам, куда отступать и как «переходить на позитив», а станут спором о лучшей стратегии и тактике победы. Ну, а начитавшиеся Даниила Андреева и его протагонистов мистики скажут, что общая песня укрепляет эгрегор (метафизическое, но очень живое и активное существо) движения, и каждое страстное исполнение гимна протеста будет как бы звать это существо на помощь в битве.

Приложение. «Песня борцов гетто» (Г.Глик - Д. Покрасс, перевод А.Бартгейла)

Не считай свой путь последним никогда,

Вспыхнет в небе и победная звезда,

Грянет долгожданный час и дрогнет враг,

Мы придем сюда, чеканя твердо шаг.

 

С южных стран и стран у северных морей

Мы здесь вместе в окружении зверей.

Где хоть каплю нашей крови враг прольет,

Наше мужество стократно возрастет.

 

Солнца луч озолотит сегодня день,

Уничтожим мы врага и вражью тень,

Если мы не отомстим за нашу боль,

Полетит к потомкам песня как пароль.

 

Песню кровью написал своей народ,

Птица вольная так в небе не поет.

С кровоточащею песней на устах

Мы идем вперед с наганами в руках.

Так не считай свой путь последним никогда,

Вспыхнет в небе и победная звезда.

Грянет долгожданный час и дрогнет враг,

Мы придем сюда, чеканя твердо шаг.