?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
"Тонкая красная линия": социализм, цивилизация, сопротивление. На темы Александра Скобова
e_v_ikhlov





Коллега Александр Валерьевич Скобов, историк и философ, затронул две очень интересные темы – возможность левой идеи в зависимости от цивилизации и историческая роль антипутинской демократической оппозиции.

Прежде чем говорить, что социализм – во всех своих изводах – давно доказал экономическую неэффективность и неукротимую склонность к сползанию в тоталитарность, необходимо вспомнить, что век назад социализм считался стремлением именно к наиболее целесообразной социально-экономической модели, к справедливому государству и к свободе от господствующего консервативно-клерикального направления, от произвола работодателей и от коррумпированной политики.

Точно также как спустя три четверти столетия панацеей стал считаться демократический капитализм, а ещё десятилетие спустя – "национальная идея". Поэтому слово "социализм" я в данном тексте применяю исключительно как обозначение желаемой идеальной модели общественного устройства. Тем более что мой постоянный читатель и слушатель по Радио "Свобода" знает, что я постоянно сравниваю российскую независимую либеральную оппозицию с западноевропейским социал-демократическим движением 70-80-х годов позапрошлого века.

Только пережив опыт тоталитарного социализма, мы со всей четкостью понимаем, почему западные социалисты, российские социал-демократы (меньшевики) и даже наиболее образованная (вестернизированная) часть большевиков считали доктрину построения "социализма в одной стране – России" – опасной ересью против марксизма. И дело даже не в тезисах об угрозе реставрации в результате мифической интервенции объединенного буржуазного Запада и не в неизбежной милитаризации страны в условиях геополитического противостояния Польше и Британии.

Было понимание, что построение социализма – это экономическая и политическая монополизация, и неизбежная фаза революционной диктатуры. Противостоять превращению страны в условиях такой монополизации в квазисамодержавную деспотию можно было только в условиях прочных демократических традиций, навыков гражданского общества и воли к поддержанию идеологического и политического плюрализма и соревнования даже в рамках однопартийности, однопрофсоюзности, одноработодательности и прочих "одно"… Что рабочие, вчерашние выходцы из сравнительно недавно крепостной и клерикальной деревни, принесут в правящую партию привычные социокультурные стереотипы – было понятно. Собственно, сталинизм и стал эксплуатацией такой инерции, заменив феодальную империю – империей идеологической, церковь – партией, всесильных, надправовых жандармов – ОГПУ, посткрепостную общину – колхозами.

Противники "моносоциализма" (простите мне этот дикий термин, которым я обозначаю превращение революционного режима в тоталитарный) полагали, что избежать его можно только при одном из следующих условий.

Первое: победа социалистической революции происходит после десятилетий буржуазно-демократического развития, когда развитие гражданского общества, свободная конкуренция различных моделей собственности – частной, национализированной, муниципальной, кооперативной, свободные профсоюзы, опыт мощной легальной левой парламентской оппозиции, воспитают поколение, которое сохранит приверженность демократическим принципам и в условиях, когда у государства и правящей партии будут все теоретические возможности для создания того, что потом стали называть тоталитаризмом.

Второе: российская социалистическая революция становится лишь частью мировой (общеевропейской) и пролетариат (т.е. политизированное рабочее движение) Германии, Англии, Франции, Италии, Швеции, Швейцарии, имеющее полувековой опыт политической и профсоюзной борьбы, возьмёт отсталую "кондовую Русь" на социальный буксир, интегрирует в сообщество развитых народов, имеющих по меньше мере вековую традицию приверженности ценностям прав человека.

Ни одно из этих условий выполнено не было, и большевизм стремительно превратился в имперский тоталитаризм. Кстати, вина за это не только на большевиках. В России "февральские либералы" поддержали попытку военного переворота, разрушив демократический консенсус, а в Италии и Германии рабочее движение поддержало обе разновидности тоталитаризма – коммунистический и фашистский.

Полтора столетия истории массового левого движения показало, что сохранять демократический характер оно может только в западноевропейских социумах. Можно сказать, исключительно в рамках "атлантической" цивилизационной модели, включающей Западную Европу, Северную Америку и, отчасти, наиболее развитые латиноамериканские страны – Мексику, Бразилию, Чили и Аргентину… Во всех остальных случаях победа антибуржуазных революций приводило к реставрации архаических добуржуазных, феодально-средневековых практик. Единственным поводом для исторического оптимизма является формирование за последние три десятилетия правозащитно-демократической оппозиции, выступающей в странах Восточной и Южной Европы, и – главное – Азии, не только против коррупции и авторитаризма, но и против социальной архаики и фундаментализма.

Я готов согласиться с правыми либералами, что на Западе левая идея используется как прикрытие для экспансии государственного бюрократизма, но и на Незападе она просто становится инструментом возвращения к доколониальным цивилизационным пластам. Поэтому левая демократическая идея вне "атлантизма" просто не может существовать, поскольку и представление о плюралистической демократии и даже представление о левости как радикальной форме гуманизма – это феномены сугубо западного, "атлантического" сознания.

С этой темой пересекается и тема российского западническо-демократического и либерального сопротивления путинизму. Путинизм – это действительно одна из аватар раннего гитлеризма.

Погружаться в рассуждения о том, почему нарастание консервативных и потребительских составляющих в позднем сталинизме превратили его в "советский (левый, антибуржуазный) фашизм", а путинистские попытки создать "рыночный сталинизм" объективно стали сдвигать общество к нацизму, я не сейчас не буду. Это – отдельная сложная тема.

Скажу только, что южно- и центрально-европейский фашизм, а также ранние стадии, но уже "государственного", а не партийно-революционного нацизма – это промежуточная фаза между тоталитарным социализмом и буржуазной демократией. Поэтому любое коммунистическое общество европейского типа спонтанно эволюционирует в сторону фашизации – объективно нарастают тенденции индивидуализма, культурного консерватизма, допустимости рынка и социальной дифференциации, замещение коммунистического утопизма – национализмом и традиционализмом. Такое имманентное движение из квазиархаики в псевдосредневековье. Обратный же рывок из демократического капитализма в левый тоталитаризм (неосталинизм), если он не очень силён, выдыхается на полпути – где и "живёт" тоталитаризм правый. Поэтому мы сейчас и копируем южноевропейские и южноамериканские диктатуры.

Перепуганный протестным движением 2011-2012 годом, которое – после отваливания накануне 6 мая 2012 года умеренной части – провозгласило себя Антикриминальной революцией, путинизм действительно стал угрозой мировой безопасности. Прежде всего, потому что цинично перечеркнул европейские границы, показал готовность отказаться от международных договоров и стал рвать все соглашения о безопасности.

Государственной доктриной страны стали "особый антизападный путь" и миф о перманентной русофобии Запада и особенно англосаксов. Но этот "последний бросок" на Запад был остановлен довольно мощным внутренним сопротивлением такой авантюристической позиции. На первом этапе – весна-летом 2014 года – основную роль в сдерживании ястребов сыграли придворные (иначе "системные") либералы – изоляционизм, финансовый коллапс, неизбежная "хунвейбиновщина", а в итоге – участь Милошевича и его подручных, их не устраивала настолько, что им удалось предотвратить широкомасштабную "миротворческую" интервенцию в Украину.

Путин только в августе 2014 года, перед лицом близкого разгрома "донбасских федералистов", решился на ограниченную криптоинтервенцию, которой хватило лишь на то, чтобы выровнять фронт и оккупировать приграничную степную полосу до Азова. Второй раз те же силы удержали путинизм от войны с Турцией, что объективно привело к сворачиванию операции в Сирии. За два года и демократическая оппозиция понемногу опомнилась от шока "крымнашизма". Разумеется, 10-20-тысячные демонстрации в Москве раз в полгода не могли бы переломить ситуацию. Но огромную роль сыграло распространение антивоенных настроений в европеизированных слоях. В России, в отличие от Германии 80 лет назад, просто не нашлось влиятельных социальных групп, лоббирующих войну. "Изборский клуб", замышленный как мозговой трест реакции и фашизации, выродился в комический "Московский экономический форум", а ветеранов Донбасской войны сперва пристроили наёмниками в Сирийскую кампанию, а тех, кого не удалость уложить под Алеппо и Тадмором (это где античные руины Пальмиры), сейчас спровадят в Карабах…

Поэтому российская демократическая оппозиция (социал-анархистская, либеральная и европейско-консервативная) – это не просто заполошный мальчик, орущий "Волки!" при виде обычного царственного педофила, это уже влиятельное морально-интеллектуальное сопротивление, та самая героическая "тонкая красная линия".

Опубликовано 5 апреля 2016 года на "Каспаров.ру"
http://www.kasparov.ru/material.php?id=57039388599A4



  • 1
"Поэтому российская демократическая оппозиция (социал-анархистская, либеральная и европейско-консервативная) – это не просто заполошный мальчик, орущий "Волки!" при виде обычного царственного педофила, это уже влиятельное морально-интеллектуальное сопротивление, та самая героическая "тонкая красная линия"."
Или да, или нет...

Две компоненты

Одни - орут, но другие - идут в пикеты, агитируют, выходят на контакты с ранее сугубо экономическими протестующими, вовлекая в политический протест, проводят массовые петиционные кампании...

Re: Две компоненты

Так я и не спорю насчёт этого.
Но, например, сворачивание (если таки сворачивание(???)) операции в Сирии могло быть и по другим причинам...

Re: Две компоненты

Хмм... Похоже из Сирии просто убрали современные самолёты. :) Потому что если их начнуть сбивать, это станет сильным ударом по рейтингу Пу, имиджу КБ Сухого и разрушением мифа о летающем супероружии.

В остальном - идёт война гибридная. :)

Re: Две компоненты

Суть в общем-то не в этом. Сирия - просто пример.
Вопрос гораздо шире: обязательно ли активная самоотверженная гражданская позиция должна приносить утилитарные дивиденды здесь и сейчас?
Мне кажется, что героизм горстки смельчаков, вышедших на Красную Площадь во время Чехословацких событий 1968 года заключалась не только и даже не столько в том, что они не побоялись неминуемых репрессий, сколько в том, что они вышли, отчётливо зная, что их плакат "Руки прочь от Чехословакии" не развернёт танки назад.
В этом имхо и заключалось их мужество и самоотверженность. И в этом суть лозунга "За нашу и вашу свободу!".
Да, очень бы хотелось, чтобы пикеты и выступления имели мгновенный утилитарный эффект.
Но если он и не будет просматриваться здесь и сейчас, всё равно надо выходить на пикеты. И даже без подслащённой конфетки...
Вот моё мнение.

Edited at 2016-04-05 08:55 pm (UTC)

Re: Две компоненты

То ли "мужество и самоотверженность", то ли глупость и неспособность понять реалии - и прежде всего потенциал - общества, в котором живут.
По результату, который сегодня уже отчетливее некуда, однозначно второе. Вообще во всей советской диссиде единственно конструктивными были те, кто добивался возможности свалить из России: все остальные лишь морочили голову себе и другим, демонстрируя якобы "наличие здоровых сил" в автохтонном социуме, и тем самым порождая никак на самом деле не обоснованные надежды на превращение ужа в ежа.

Re: Две компоненты

Тоже точка зрения: если здесь и сейчас не выходит намазать масло на хлеб - ищи куда свалить за бутербродом, а не думай как обустроиться.
Только в этом случае рано или поздно не только свалить будет некуда и бутерброды для таких умных кончатся, но и сваливать не дадут. Были. Знаем.
Поэтому рано или поздно такая умная "почти дессида" поумнеет настолько, что станет способна на всё. И не столько ради бутырброда (именно с "ы"), сколько ради сознания возможности владеть им в противовес глупым неконструктивистам. Естественная эволюция конструктивной умности, между прочим. Зачем быть просто умными и сваливать куда-то, если можно стать очень-умными-на-всё-способными и ловить простую русскую осетрину в своём пруду, насмехаясь над глупой неконструктивной голодной дессидой, снисходительно отпуская каждого сотого из желающих свалить и оттачивая меткость стрельбы на каждом десятом?

Re: Две компоненты

Сваливших это уже не касается, не свалившим и при этом допустившим - поделом.
Но там вопрос именно в возможностях. В этой стране их никогда не было и теперь уже точно не будет, потому что не было и нет критической массы своих мозгов. А на заемных можно провести квазииндустриализацию, но Европой не станешь и постиндустриал не построишь.

Re: Две компоненты

Браво! Вот это - настоящая мудрость!
Только хочу заметить:
1. Если число вакансий - В, а умных-преумных - У > В, то всегда останутся У-В не сваливших и умных-преумных одновременно...
2. Поскольку они не свалили и допустили, то им по Вашей логике - поделом. Я не ошибся?
3. Очень умный дарвинизм, я бы заметил...

Re: Две компоненты

Вы ассоциацию с дарвинизмом-то доводите до логического конца. Если дарвинизм, то объективный процесс; если объективный процесс, как, скажем, цунами - то кто по объективным причинам не спрятался, никто не виноват.

Re: Две компоненты

Конечно-конечно! Но цунами не есть следствие Вашей логики, а "дарвинизм" - таки да...

Re: Две компоненты

Выступления даже при СССР производили серьёзный эффект. При Хрущёве прокатилась волна массовых стихийных протестов. Наиболее известны события в Новочеркасске, где солдаты стреляли в людей, но были и другие, похожие акции, где обходилось без большой крови, но массовость была большая. Например, в Краснодаре люди просто заняли крайком партии и позвонили Хрущёву по прямому телефону. А потом ушли, так как не знали, что делать. «Прогрессивную интеллигенцию» интересы широких слоёв населения не волновали. От слова «никак». Была также серия беспорядков, вызванных произволом милиции. Власть была сильно напугана, так как милиция в таких случаях разбегалась (никто не хотел пострадать от «оружия пролетариата»), войска волнения подавляли, но «через не хочу» (генерал Шапошников!), а структур типа ОМОН ещё не завели. Поэтому сменивший Хрущёва «триумвират» «Брежнев – Косыгин – Подгорный» предпринял довольно серьёзные шаги. Первое. За счёт «нефтедолларов» стали покупать лояльность рабочих. При Брежневе квалифицированный рабочий получал намного больше инженера. Второе. Прошла «щёлоковская реформа» милиции. Конечно, садисты, взяточники и прочая нечисть сохранились (случай на станции метро «Ждановская»!), но усилиями кино и ТВ был создан благостный образ ангела-милиционера, в распоряжении которого компьютеры и прочая современная на тот момент техника («Петровка, 38», «Город принял», «Внимание всем постам!» и пр.). Результат: волнения в этнической русской среде прекратились. Отдельные вспышки случались только на этнической почве: между грузинами и абхазами, среди крымских татар и пр. Результат мог бы быть намного больше, если бы «диссиденты» хоть как-то помогали протестующим.
О демонстрации 1968 года против интервенции в Чехословакии. Я вообще не понимаю её целесообразности. В Чехословакии боевые действия не велись. Потери происходили в основном от случайных причин – ДТП, неосторожное обращение с оружием. Поэтому массового сочувствия демонстрация вызвать не могла. Выступать с антивоенной акцией целесообразно, только если война приносит большие потери и становится непопулярной (как в 1917 году, на худой конец как в Афганистане). Лучше бы потребовали освободить всех осуждённых за Новочеркасск…
А против советских танков в Чехословакии должны были бороться сами чехи и словаки. Вы слышали такое слово «Вуковар»? Когда Хорватия отделилась от СФРЮ, Милошевич сказал, что это исконно сербский город. В действительности это город, населённый хорватами, но вокруг много сербских деревень. Одна из них – Трпине (буквально «Терпение»). В неё ведёт «Трпиньска цеста» (Трпиньское шоссе). Вот оттуда югославская народная армия, на тот момент состоящая почти из одних сербов (не сербы разбежались) стала заводить танковую колонну. Шли как на параде. До города не дошёл ни один танк. В конце концов сербы Вуковар взяли, но ценой страшных потерь… и мирно вернули его хорватам в 1998 году…
Ну, кто ж виноват, что чехи не хотели устроить из Праги Вуковар? У них была армия, они имели противотанковое вооружение, Прага – город старинный, улицы узкие, легко устраивать засады.
Однако чехословацкая армия струсила. Тогда какой смысл русскому демонстрировать в защиту тех, кто не хотел защитить свою страну? И садиться за это в кутузку?

Re: Две компоненты

Предавать в большинстве случаев целесообразнее, чем не предавать и в подавляющем большинстве - выгоднее. И что?
Мой основной посыл - насколько вообще универсален критерий целесообразности и всегда ли он уместен.

Дорогой Е.В -
Поздравляю вас с днём рождения.
С благодарностью и наилучшими пожеланиями.

Присоединяюсь к поздравлению!

Очень Вам признателен, что часто навещаете

очень благодарен

И признателен

Поздравляю Вас с днем рождения Евгений Витальевич!
Сил Вам и хорошего творчества!

Очень благодарен и признателен!

  • 1