e_v_ikhlov (e_v_ikhlov) wrote,
e_v_ikhlov
e_v_ikhlov

Category:

Сталинские агрессии: к общественному суду над сталинизмом (1 часть)

 

В эти дни исполняется 76 лет пика сталинско-гитлеровского военно-политического союза: Польша уже была поделена и переделена, балтийские государства уже согласились с полуоккупацией, а поражения в первой советско-финской войне ещё не внушили Гитлеру иллюзий о полном военном ничтожестве партнёра.

Поэтому я предлагаю к намеченному «Конгрессом интеллигенции против войны, самоизоляции России и реставрации тоталитаризма» общественному суду над сталинизмом https://nowarcongress.com/themes/Stalins_Trial/ свои обоснования нескольких эпизодов, когда, по моему мнению, Сталиным и его ближайшим окружением были совершены такие тяжкие нарушения международного и тогдашнего советского права (в форме превышения должностных полномочий, повлёкших особо тяжкие последствия и в форме «вредительства»), как организация и осуществление неспровоцированных агрессий и порабощения суверенных народов.

Говорить о нарушениях международного права имеет смысл только в контексте существующих на момент нарушения юридических норм. Исключения делаются лишь для случаев, когда эти нарушения носят столь вопиющий характер, настолько затрагивают исторически сложившиеся гуманитарные нормы, что можно говорить что они идут против основополагающих принципов естественного права. По крайней мере, тех принципов, которыми последние четверть тысячелетия руководствовались страны европейской цивилизации. Именно так эта ситуация трактовалась при создании Международного трибунала над главными военными преступниками.

Опыт Первой Мировой войны вынудил цивилизованное человечество объявить войну вне закона. Это было огромным сдвигом по сравнению с ранее существовавшими стандартами, когда война рассматривалась как неотъемлемый атрибут существования суверенных государств, и обычай требовал только рыцарского отношения к противнику и гуманности — к мирному населению, оказавшемуся в зоне военных действий.

Необходимо также понимать, что в условиях стран, где центральная власть была слаба или отсутствовало вовсе, ставить вопрос о нарушении суверенитета было бы непростительным гипертрофированием юридических норм.

Именно поэтому, говоря об интервенциях, организатором которых был Советский Союз в период, когда главой монопольной правящей партии ВКП(б) был И.В.Джугашвили (Сталин), в их число мною не были включены экспедиции отрядов комкора Примакова в Афганистан и создание с опорой на спецчасти ОГПУ марионеточной власти в фактически автономной области Синьцзян в охваченном гражданской войной Китае. Не учтён и случай с Румынией, которая смирилась с советской оккупацией Бессарабии в июне 1940 года, точно также как Литва – с германской оккупацией Мемеля. В 20-30 годы XX  века такого рода действия не рассматривались как нарушения международного права. 

Под определения агрессии политика сталинского СССР подпадала в четырёх явных случаях.

1. Согласованное с Великогерманией (официальное название III Рейха после присоединения Австрии) нападение на Польшу 17 сентября 1939 года, военные действия с польскими частями, сопротивляющимся гитлеровскому вторжению и аннексия территорий, уготованных СССР в соответствии с соглашениями в рамках Пакта о ненападении 24 августа 1939 года и Договора о дружбе и государственной границе от 28 сентября 1939 года, заключённых между СССР и Великогерманией.

2.  Нападение на Финляндию 30 ноября 1939 года, с целью взятия под контроль страны, отведенной вышеназванными соглашениями в сферу интересов СССР.

3. Оккупация Балтийских стран и их аннексия в июне 1940 года,  с целью взятия под контроль государств, отведенных вышеназванными соглашениями в сферу интересов СССР 

4. Нападение на Финляндию  27 июня 1941 года, совершенное видимо в рамках ранее подготовленного плана по захвату территорий к западу от новой советской границы.

СССР был членом Лиги Наций (исключён за агрессию против Финляндии). Вот что говорится в Статуте (Уставе) Лиги о войне:

Статья 10.

Члены Лиги обязуются уважать и сохранять против всякого внешнего вторжения территориальную целость и существующую политическую независимость [10] всех Членов Лиги, В случае нападения, угрозы или опасности нападения, Совет указывает меры к обеспечению выполнения этого обязательства.

Статья 11.

Определенно объявляется, что всякая война или угроза войны, затрагивает ли она прямо, или нет, кого-либо из Членов Лиги, интересует Лигу в целом и что последняя должна принять меры, способные действительным образом оградить мир Наций. В подобном случае Генеральный Секретарь немедленно созывает Совет по требованию всякого Члена Лиги.

Кроме того, объявляется, что всякий Член Лиги имеет право, дружественным образом, обратить внимание Собрания или Совета на всякое обстоятельство, способное затронуть международные отношения и, следовательно, грозящее поколебать мир или доброе согласие между нациями, от которого мир зависит.

Статья 12.

Все Члены Лиги соглашаются, что если между ними возникнет спор, могущий, повлечь за собой разрыв, то они подвергнут его либо третейскому разбирательству, либо рассмотрению Совета. Они соглашаются еще, что они ни в каком случае не должны прибегать к войне до истечения трехмесячного срока после решения третейских судей или доклада Совета.

Во всех случаях, предусмотренных этой статьей, решение третейских судей должно быть вынесено в течение разумного срока, а доклад Совета должен быть составлен в течение шести месяцев, считая со дня представления спора на его рассмотрение.

Осенью 1928 года СССР присоединился к Пакту Бриана-Келлога (Договор об отказе от войны).

Статья I

Высокие Договаривающиеся Стороны торжественно заявляют от имени своих народов по принадлежности, что они осуждают обращение к войне для урегулирования международных споров и отказываются от таковой в своих взаимных отношениях в качестве орудия национальной политики.

Статья II

Высокие Договаривающиеся Стороны признают, что урегулирование или разрешение всех могущих возникнуть между ними споров или конфликтов, какого бы характера или какого бы происхождения они ни были, должно всегда изыскиваться только в мирных средствах.

В июле 1933 года СССР была подписана Лондонская конвенция об определении агрессии. Причём, официально СССР сетовал, что конвенция не стала документом Лиги наций. Вот как определялись признаки агрессии: 

Статья II

В соответствии с этим будет признано нападающим в международном конфликте, без ущерба для соглашений, действующих между сторонами, участвующими в конфликте, Государство, которое первое совершит одно из следующих действий:

1. Объявление войны другому Государству;

2. Вторжение своих вооруженных сил, хотя бы без объявления войны, на территорию другого Государства;

3. Нападение своими сухопутными, морскими или воздушными силами, хотя бы без объявления войны, на территорию, на суда или на воздушные суда другого Государства;

4. Морскую блокаду берегов или портов другого Государства;

5. Поддержку, оказанную вооруженным бандам, которые, будучи образованными на его территории, вторгнутся на территорию другого Государства, или отказ, несмотря на требование Государства, подвергшегося вторжению, принять, на своей собственной территории, все зависящие от него меры для лишения названных банд всякой помощи или покровительства.

Эта Конвенция дополнила Устав Лиги наций и Пакт Бриана-Келлога о запрещении войны, также подписанные СССР. Таким образом, СССР взял на себя международно-правовые обязательства считать преступлением агрессивную войну.

Сталин, хотя до мая 1941 года он не занимал ни одного государственного поста, с ноября 1929 года, когда из партийного руководства были удалены его последние политические и идеологические оппоненты, обладал в СССР абсолютной политической властью и все государственные решения инициировались им.

Поэтому все решения Сталина, нарушающие советское и международное право, и вынуждавшие их выполнять должностных лиц, замещающих высшие государственные должности, согласно существующим тогда советским уголовным нормам, можно рассматривать как преступное превышение должностных полномочий, повлекшее особо тяжкие последствия. Это касается организации первых трёх отмеченных случаях агрессии. Решение о нападении на Финляндию с воздуха и на суше, осуществленное в июне 1941 года, принималось Сталиным уже в качестве официального должностного лица — главы правительства и председателя высшего чрезвычайного органа государственной власти — Государственного Совета Обороны.

Для любого советского руководителя и должностного лица следование принципиальным, сущностным Декретам В.И.Ульянова(Ленина) было обязательным, ибо они составляли неписанную конституции РСФСР/СССР. Декрет №1 «О мире», принятый 8.11.1917 года Правительством Ленина и утвержденным высшим органом нового государства Всероссийским съездом Советов рабочих,  солдатских и крестьянских депутатов прямо запрещал тайную дипломатию с империалистическим государства, особенно  нарушающими принцип самоопределения народов.

Под аннексией  или  захватом  чужих   земель   Правительство понимает   сообразно   правовому  сознанию  демократии  вообще  и трудящихся классов в особенности всякое присоединение к  большому или  сильному  государству малой или слабой народности без точно, ясно  и  добровольно  выраженного   согласия   и   желания   этой народности,   независимо   от   того,  когда  это  насильственное присоединение совершено,  независимо  также  от  того,  насколько развитой  или  отсталой является насильственно присоединяемая или насильственно удерживаемая в границах данного государства  нация. Независимо,  наконец, от того, в Европе или в далеких заокеанских странах эта нация живет.

Если какая бы то  ни  было  нация  удерживается  в границах данного государства насилием, если ей,  вопреки выраженному с ее стороны желанию – все равно,  выражено ли это желание в печати, в народных   собраниях,   в   решениях  партий  или  возмущениях и восстаниях против национального гнета – не предоставляется права свободным  голосованием,  при полном выводе войска присоединяющей или вообще более сильной нации,  решить без малейшего принуждения   вопрос  о  формах  государственного существования этой нации,  то присоединение ее является аннексией, т.е. захватом и насилием.

Тайную дипломатию  Правительство отменяет,  со своей стороны выражая твердое намерение вести все переговоры совершенно открыто перед всем народом...

Кампания против Польши в сентябре 1939 , две кампании против Финляндии и оккупация Балтийских государств, осуществленные в рамках договоренностей с Великогерманией о разделе Восточной Европы, полностью подпадают под этот запрет.

Конституция СССР 1924 года обуславливала (раздел 1 «Декларация о создании СССР») вхождение в состав СССР только существующих и возникающих советских социалистических республик. Таким образом, права на политику принудительного включения в СССР территорий, занятых его войсками, она государству не предоставляла.

Таким образом, Сталин и его ближайшее окружение, отвечающие за выработку государственной политики, определённо знали, что направляя войска на территорию соседних государств и инициируя там установление марионеточных режимов или имитируя их появление, как в случае с Финляндией, они нарушают основные принципы международной политики, существующие как в советском праве, так и в подписанных ими межгосударственных актах. Следовательно, их решения осуществлять политику агрессий и аннексий являются осознанными нарушениями права.

Агрессия против Польши

Вторжение частей Красной Армии в Польшу производилось на основании предварительного согласования с высшим руководством Великогермании. Сталин и его подручные знали, что оно произойдёт в ближайшие дни, но не предупредили ни Польшу, ни своих формальных союзников Великобританию и Францию, переговоры с которыми о мерах коллективной безопасности были в начале августа приостановлены, но не прекращены. Отказ предупредить Францию об угрозе войны (было известно, что нападение на Польшу может привести к вступлению Францию в войну) является нарушением статьи 1 Договора о взаимопомощи СССР и Франции, заключенного в мае 1935 года. Сокрытие сведений об угрозе войны для Франции делает Сталина и СССР соучастником гитлеровской агрессии.

Согласно Договору о ненападении между СССР и Польшей 1932 года стороны обязались:

воздерживаться от всяких агрессивных действий друг против друга (ст. 1). В случае нападения третьего государства на одну из договаривающихся сторон другая сторона обязывалась не оказывать ни прямой, ни косвенной помощи агрессору. Договор мог быть денонсирован без предупреждения, если одна из договаривающихся сторон предпримет нападение на третье государство (ст. 2). Стороны обязались не принимать участия в соглашениях, враждебных одной из них (ст. 3). Оговаривалось, что заключаемый договор не противоречит другим обязательствам, взятым на себя обеими сторонами до вступления его в силу (ст. 4). Было условлено, что все спорные вопросы должны передаваться на согласительную процедуру, согласно условиям согласительной конвенции, составляющей часть С.-п. д. (ст. 5).

Нарушение этого договора Сталиным подписанием Пакта Молотова-Риббентропа (включая приложения) делает Сталина и СССР соучастником гитлеровской агрессии.

После начало вторжения в Польшу частей вермахта, гитлеровское руководство требовало от Сталина выполнения его обязательств по части борьбы с Польшей. 17 сентября 1939 года, в день перехода Красной Армией границы Польши Варшава не была взята, правительство находилось на территории Польши (оно покинуло её только после начала встречного советского вторжения и было временно интернировано румынскими властями), а на значительной оккупированной части территории Польши сопротивление агрессии продолжалось.

Советское вторжение в Польшу происходило с боями, жертвами которых стали тысячи польских бойцов и красноармейцев.

На ложность доводов о том, что советское вторжение происходило ради защиты населения Восточной Польши (именовавшейся в СССР Западной Белоруссией и Западной Украиной) указывают три юридически значимых обстоятельства:

- Красная Армия продвигалась до заранее согласованной с руководством Великогермании в августе линии («границы государственных интересов»); позднее имело место взаимная корректировка занятой территории (так РККА эвакуировала часть занятых до 28 сентября 1939 года территорий с польским, украинским еврейским населением)

- Происходила постоянная координация действий при ликвидации польской государственности: Мы определённо рассчитываем окончательно разгромить польскую армию в течение нескольких недель. Затем мы будем удерживать под военным контролем ту территорию, которая была определена в Москве как сфера германских интересов. Естественно, однако, что мы будем вынуждены по причинам военного характера продолжать боевые действия против тех польских вооружённых сил, которые будут находиться в тот момент на польской территории, принадлежащей к сфере русских интересов. Пожалуйста, немедленно обсудите это с Молотовым и выясните, не считает ли Советский Союз желательным, чтобы русские вооружённые силы выступили в соответствующий момент против польских вооружённых сил в районе сферы русских интересов и со своей стороны оккупировали эту территорию. По нашему мнению, это было бы не только облегчением для нас, но также соответствовало бы духу московских соглашений и советским интересам… (3 сентября 1939 г. Телеграмма Риббентропа Молотову);

- Декларацией Сикорски-Майского (июль 1941 года), где прямо указывалось, что Правительство СССР признает советско-германские договоры 1939 года касательно территориальных перемен в Польше утратившими силу. Польское правительство заявляет, что Польша не связана никаким соглашением с какой-либо третьей стороной, направленным против Советского Союза. Это означало, что СССР обязался вернуть восстановившей свой национальный суверенитет Польше все территории, отменив решения о «расширении» УССР и БССР. Де-факто Декларация Сикорски-Мирского прекратила состояние войны между СССР и Польшей, констатированное Анжерской декларацией от 18 декабря 1939 года.

Перечисленные факты указывают, что Сталин и сталинское руководство были участниками сговора с Гитлером и гитлеровским руководством, имеющего целью ликвидировать и расчленить польское государство. При этом СССР нарушил все свои международные обязательства о недопущении агрессивной войны и предотвращения её угрозы, как на международном, так и на межгосударственном уровне (перед Польшей и Францией).        


Первая агрессия против Финляндии

Осенью 1939 года советское государство попыталось сделать то, что ему не удалось в конце 1917 года — подчинить Финляндию. Как известно, в 1917-1918 годах части Финской Красной гвардии, сформированные в Петрограде соратниками Ленина, пытались взять под контроль  только что ставшую независимой Финляндию. Признание этой независимости в конец декабря 1917 года со стороны РСФСР было фикцией, поскольку государственную независимость («буржуазную») 6 декабря 1917 года уже объявил финский парламент, но  ожидалась быстрая победа над этим правительством большевиков и превращение Суоми в ещё одну советскую республику. Большевики учитывали, что финский национализм был необычайно силён, что показало провозглашение государственного суверенитета финским парламентом в июне 1917 года. Первые расчёты Ленина оправдались — к марту 1918 года южная часть Финляндии, включая столицу, была советизирована и объявлена «рабочей социалистической республикой». Но потом большевики проиграли гражданскую войну, а согласно Брест-Литовскому миру Финляндия была занята кайзеровскими частями.

Соглашениями с Гитлером Сталину была гарантирована передача Балтийских государств и Финляндии в зону влияния СССР. Советскому руководству предоставлялось право взять обещанную добычу самостоятельно, как это было с Восточной Польшей. В качестве компенсации в Великогерманию обеспечивался выезд немцев из региона.

В октябре 1939 года от Балтийских государств и Финляндии СССР потребовал заключения пактов о взаимопомощи, включающего право на размещение советских баз. Балтийские государства на условия Москвы согласились, Финляндия их отвергла. Тогда Москва потребовала от Финляндии согласиться на обмен территории, который предусматривал рассечение Карельского перешейка новой границей по диагонали, что делало бессмысленным сооруженную с огромными трудностями полосу укреплений («Линия Маннергейма»). После нового отказа, сделавшего невозможным поход РККА Финляндии   в виде лёгкой прогулки, сталинское руководство приняло решение не просто о военной операции с целью отодвинуть границу для достижения стратегической глубины, но и полную оккупацию, и советизацию страны. Доказательством этого является объявление о создании на второй день военных действий — 1 декабря 1939 года в занятом без боя частями РККА приграничном финляндском городке Териоки фейкового правительства «Финляндской Демократической республики». Это правительство было признано СССР и его внешнеполитическими марионетками — Монголией и Тувой. Руководители ФДР были граждане СССР и члены ВКП(б). ФДР обещало в заключённом уже 2 декабря «договоре с СССР» удовлетворение всех первоначальных сталинских требований к Хельсинки и обещало ратификацию договора в столице Финляндии.

Доказательством существования сталинских планов военным путём реализовать получения в свою «зону интересов» обещанную Гитлером Финляндию является доклад командующего войсками ЛВО № 4587 от 29 октября 1939 г. Мерецкого, адресованный наркому обороны Ворошилову начинался так: «Представляю план операции по разгрому сухопутных и морских сил финской армии…» Пункт 5: «План операции намечается следующий. По получении приказа о наступлении наши войска одновременно вторгаются на территорию Финляндии на всех направлениях, с целью растащить группировку сил противника и во взаимодействии с авиацией нанести решительное поражение финской армии.

Поскольку территории, занятые РККА в ходе боев и отведенные ФДР (разница между осенними 1939 года территориальными запросами СССР и общей занятой территорией), позднее вошли в состав СССР, то с международно-правовой точки зрения, СССР скрытно аннексировал территорию признанного им и его союзниками государства.

К исчерпывающим правовым доводам, содержащимся в резолюции Генеральной Ассамблеи Лиги Наций о действиях СССР как агрессора от 14 декабря 1939 трудно, что-то добавить.

Резолюция Генеральной Ассамблеи Лиги Наций

Генеральная Ассамблея:

I. Констатируя, что Советский Союз своим нападением на Финляндию нарушил как заключенные с Финляндией политические двусторонние соглашения, так и статью 12 Устава Лиги Наций и Парижский коллективный договор;
и что Советский Союз только непосредственно перед этим нападением без законного права денонсировал заключенный с Финляндией в 1932 году
пакт о ненападении, срок действия которого истекал лишь в конце 1945 года:
торжественно осуждает действия Советского Союза против Финляндского государства;
обращается ко всем членам Лиги с призывом, чтобы они в соответствии со своими возможностями оказывали бы Финляндии материальную и бескорыстную помощь и воздержались бы от любой деятельности, которая могла бы ослабить способность Финляндии сопротивляться;
предоставляет Генеральному секретарю право использовать свои технические отделы для организации вышеупомянутой помощи Финляндии;
предоставляет Генеральному секретарю также право выяснить, на основе принятой 4 октября 1937 года Генеральной Ассамблеей резолюции, мнение не состоящих в Лиге государств относительно возможных совместных действий.

II. Учитывая, что Советский Союз, несмотря на дважды отправленные приглашения, отказался от рассмотрения на Совете и Ассамблее своего конфликта с Финляндией;
что Советский Союз, отказавшись признать действия Совета и Ассамблеи по выполнению статьи 15 Устава, нарушил одно из важнейших обязательств Лиги — гарантировать народам мир и безопасность;
что Советский Союз напрасно пытался обосновать свой отказ, ссылаясь на отношения, которые он установил со спорным правительством, ни юридически, ни фактически не являющимся правительством, законно признанным финляндским народом;
что Советский Союз не только виновен в нарушении одного из обязательств Устава, но и поставил себя своими действиями вне Устава;
что в соответствии со статьей 16 Устава Совет имеет право сделать вытекающие из этой ситуации выводы:
предлагает, чтобы Совет принял этот вопрос
к решению.

14 декабря 1939 года

Отметим ещё два обстоятельства, связанных с военными преступлениями СССР в этой войне.

1. С целью обосновать начало войны с Финляндией СССР пошёл на ещё неслыханное в тогдашнем цивилизованном мире — на инсценировку артобстрела собственного погранпоста у местечка Майнила. Причём, был погибший советский пограничник. До этого на подобное решился только Гитлер, который создал предлог для нападения на Польшу инсценировкой 31 августа 1939 года захвата приграничного германского городка Гляйвиц польскими уланами. Но при этом немецких солдат и полицейских не убивали — убитых «агрессоров» имитировали расстрелянные заключенные концлагеря, переодетые в польскую форму [хорошие кожаные сапоги гестапо пожалело и «польские» захватчики лежали в мундирах и лагерных чоботах].

2. Война с Финляндией началась с показательного авиаудара по мирным кварталам Хельсинки 30 ноября, он бы нанесён с только что получённых РККА авиабаз в Эстонии.   По разным оценкам, от взрывов и под обломками зданий погибло около 100 человек. Массированный бомбовый удар по столице Финляндии — Хельсинки наносила 3-я эскадрилья 1-го МТАП (минно-торпедный авиационный полк, командир - майор Н.А.Токарев).  В ее боевом составе насчитывалось 15 самолётов ДБ-3б. Бомбометание осуществлялось с высоты около 1500 м фугасными бомбами ФАБ 500 и ФАБ 100. Эскадрилья была награждена орденом Красного Знамени, а ее командир Н.А.Токарев - званием Герой Советского Союза.

До этого террористическая (демонстративно-запугивающая) бомбардировка мирного города была знакома только по гражданской войне в Испании: Мадрид (при штурме в октябре и ноябре 1936) и Герника (тут «отличился» германский добровольческий авиалегион «Кондор»), японской бомбардировке Шанхая (начало оккупации Китая в 1937 году — «Нанкинский инцидент» 22 сентября), и германской бомбардировки Варшавы, в ходе штурма польской столицы (особенно интенсивная — 25 сентября). 

Необходимо подчеркнуть, что:

-  агрессивные планы в отношении Финляндии были выражены сталинским руководством ещё в августе 1939 года при согласовании зон раздела Восточной Европы с Берлином;

- эти планы касались поглощения всей соседней мирной страны и её советизации;

- планы подчинения Финляндии были идентичны и синхронизированы с аналогичными планами относительно Балтийских государств, что означает, что при гипотетическом согласии Хельсинки на «территориальный размен» и на размещение на её территории контингента РККА Финляндию, как и Литву, Латвию и Эстонию летом 1940 года, могла ждать аннексия. 

В указаниях Сталина Молотову для переговоров с Гитлером в ноябре 1940 года, содержались и пожелание добиться от Берлина согласия на полную реализацию положений советско-германского Пакта 1939 года (включая ликвидацию германского присутствия и политической поддержки Хельсинки), предоставляющего Москве право отнести всю Финляндию к советской зоне «государственных интересов».

Веским доводов в пользу того, что Гитлер на тот момент рассматривал Сталина как своего союзника, служит то, что Рейх передал СССР стратегически важные области, прилегающие к Восточной Пруссии, а также находящиеся западнее Львова, т. е. очень удобные для развёртывания Красной Армии при любом гипотетическом варианте удара по Рейху — на Варшаву и Кенигсберг или на Краков, и занятые в ходе боёв вермахтом. Гитлер также отказался от Литвы, первоначально обещанной ему Сталиным и являющейся очень удобной оборонительной позицией.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment