e_v_ikhlov (e_v_ikhlov) wrote,
e_v_ikhlov
e_v_ikhlov

Categories:

Нетленка. Марш несогласных у Золотых ворот (о древнееврейском и римском правовых государствах)







I. Прошлое - в упрёк.
От Ирода к Пилату - о древнееврейском правовом государстве


Во-первых, смутьяна Иисуса не прирезали втихую, послав наемного киллера под видом "террориста-секария", мстящего за уклонение от веры отцов и за проповедь коллаборационизма. Хотя в саддукейском большинстве Сангедрина были люди тёртые, прошедшие "и Крым и Рым" (вы представляете моральные качества придворных эллинизированной восточной деспотии?), но нет - пошли на публичный скандал, на открытый политический процесс.

Во-вторых, четверовластник Ирод Антипа, царь союзной Риму "суверенной" Гилилеи и повелитель Заиордания, убийца Иоанна Крестителя, сын "того Ирода-детоубийцы" - отказывается бросать Иисуса в свой зиндан. Напротив, он исходит из абсолютно правового принципа: судить следует не по подданству (семья Марии и Иосифа - его "суверенные" подданные, а не римские), но по месту совершения преступного деяния (как расценили подготовку прихода Царя-Мессии).

В-третьих, Сангедрин, вынеся смертный приговор за богохульство (в наших терминах - деяние, подпадающее под диспозицию ч. 1 ст. 282 УК РФ), передаёт осужденного прокуратору Пилату. Ведь только тот может провести следствие по более тяжкому составу преступлений - создание экстремистского сообщества, попытка организации мятежа, покушение на территориальную целостность и конституционный строй империи (т.е. по нашему ст.ст. 275, 279-280 УК РФ).

В-четвертых, вынеся приговор на основании римских (т.е. фактически международных) уголовных и уголовно-процессуальных норм, прокуратор Пилат, тем не менее, при решении проблемы помилования Иисуса исходит полностью из норм национального уголовно-процессуального законодательства (амнистирование одного приговоренного смертника накануне Песах), свято соблюдая принцип субсидиарности, а именно - компетентней тот уровень правосудия, что ближе.

Август 2009 года

***

II. Марш несогласных у Золотых ворот.
О римском правовом государстве


В предыдущем тексте я попытался проанализировать, насколько лучше были гарантированы процессуальные права Иисуса - относительно ныне обвиняемых в России в экстремизме.

Сейчас на основе некоторых римских правовых норм я попытаюсь дать свою версию разгадку о том, кем был на самом деле основоположник христианства.

Как известно, наряду с генеральной линией, согласно которой Иисус был кротким проповедником, облыжно обвиненном в бунтарстве, была и версия (её разделяли в основном радикалы и революционеры), что Иисус, напротив, был одним из величайших революционеров в истории, «первым коммунистом» и пр.

«Генеральную линию» довёл до предела Булгаков в «Мастере...», неслучайно названном «Евангелие от сатаны», а особенно Безруков в телесериале (Безруков вообще сделал роскошную серию образов - Иешуа, Есенин, Пушкин - все умученные евреями или масонами).  Иешуа получился вылитый подпольный проповедник с экстрасенсорными способностями (типа ререхнувшегося студента или доцента), который «попал под кампанию», например, «неуклонной борьбы партии с идеализмом и мистицизмом». Начальство требует оформить его как антисоветчика. Добрый следователь, как положено, с усталыми глазами, пытается спасти чудачка, то ли  оформив ему как тунеядцу высылку в Урюпинск (где о КГБ народ даже не слышал), то ли временно положить в тихую «дурку» - главное ведь, чтобы меры были приняты. Но подследственный даёт слишком откровенные показания (он честный советский человек и ему нечего скрывать от родных органов), а тут ещё внедрённый стукачок сообщает, что тот рассказывал, что читал Солженицына... Начальство давит, и приходиться заводить дело о попытке создания тайной религиозной антисоветской организации...

Обратим внимание на ритуал казни Иисуса. Его бичуют, перед этим поставив к позорному столбу, нарядив в пурпурный (царский) плащ и терновый венец, пародирующий диадему. Ни мятежника Варавву, ни разбойников Дисмаса и Гестаса перед казнью не бичуют. Их, разумеется, били на стадии предварительного дознания, но ни в ходе следствия (обязательно - судебного), ни перед казнью их не бьют. Перед распятием римляне порют взятых в плен вождей мятежников, перед этим проведя их в цепях в триумфальном шествии. В шутовские царские одежды одевают самозванцев, повстанцев, выдававших себя за царей. Это мрачный ритуал казни особо опасных государственных преступников.

При императоре Тиверии в Риме широко использовался закон об оскорблении величия римского народа. Говоря современным языком,правоприменительная практика получила расширенное значение, другими словами, по закону жесточайше карали за оскорбление особы императора, в лице которого и проявлялось народное величие.

Римляне были твёрдыми язычниками-мистиками и так же твёрдо верили в опасность магических обрядов, как нынешние поклонники ТВ-3, РТР, РЕН-ТВ и проч. «мистических» телеканалов. Провести несанкционированную пытку бродяги, наряженного царем, означало практически наверняка стать мишенью многочисленных доносов по обвинению в совершении «гримуара» - с целью наведения порчи на кесарскую особу. А тяжелый параноический норов Тиберия-кесаря был широко известен.

Но если Иисуса казнили именно как мятежника-самозванца, то подумаем, в покушении на какой престол его подозревали? Формально наследник Ирода Великого - Ирод Антипа (по нашему Герод Геродович) был фигурой мрачной и суровой. Именно он казнил всеобщего любимца, популярнейшего проповедника Иоанна Крестителя. Но никаких претензий к подследственному Иисусу Ирод Антипа не предъявляет и аккуратно, как горячую картошину, возвращает подследственного (для завершения законных следственных действий, разумеется), прокуратору Пилату. И тот соглашается - Иисус покушался именно на власть кесаря, а вовсе не на престол туземного царька.

Дальнейшее известно. В художественную версию, согласно которой первосвященник Киафа общается с представителем «федерального центра» Пилатом, как Кадыров с Хлопониным, вериться не очень. Следовательно, Рим (и коллаборационисты в Синедрионе) воспринимают Иисуса как опасного врага, казнить которого надо немедленно - буквально накануне праздника, в бурлящем городе, переполненном сотнями тысяч паломников со всего Средиземноморья.

Перенесемся на 19 столетий. Когда немецко-фашистские оккупанты вешали партизана или подпольщика, они писали «Бандит» или «Партизан» («террорист» тогда было романтическим прозванием отважных борцов с самодержавием и этим словом не ругались). Когда убивали евреев, писали «Юде». Причем, даже казнимых партизан-евреев называли именно «партизан». И когда казнили тех, кто укрывал евреев или партизан, их партизанами не называли. Был чёткий ритуал.

Раз римское правосудие указало сделать на кресте надпись «Iesus Nazarenus Rex Iudaeorum», то главное в надписи было про Царя, а не про Юде.
Пилат казнил предводителя мятежников - «самозванца», претендента на царский титул. Это знал и сам прокуратор, это хорошо знали окружающие.

Следовательно, можно предположить, что в апреле 30 или 33 годов н.э. (у разных историков год вычисляется по разному) около Золотых ворот Иерушалаима произошло мощное народное выступление в поддержку царя-освободителя (в древнеримских терминах - мятеж самозванца).  Выступление было безоружным - иначе совсем другим были бы и число казнённых, и состав обвинения.

Очевидно, что восстание провалилось: в отличие  от событий победоносного начала Иудейской войны осени 66 года, не был занят Храм и не был блокирован римский гарнизон. В ином случае, повстанцы разогнали бы Синедрион, сместили Каифу (на его место первосвященника мог бы претендовать тайный, но влиятельный почитатель Иисуса - член Синедриона по фарисейской квоте Иосиф Аримафейский).  Восставшие были безоружны, ибо верили, что оно ненужно - в сей миг по призыву Машиаха спустятся ангелы с пламенеющими мечами, и оккупанты-свиноеды будут сброшены в море... Ангелы не спустились. Возможно, именно в тот момент, когда выступление очевидно постигла неудача и надо было выбирать - либо бросать безоружную толпу на копья храмовой стражи и римские мечи, либо скрываться, и были впервые сказаны дошедшие до нас знаменитые слова  «Эли́, Эли́! Лама́ савахфани». Ибо вряд ли римские стражники, делившие заскорузлые от крови и смертного пота тряпки казненных (их клочки считались столь же ценным талисманом, как много позднее кусочки веревки и лоскуты савана повешенных), могли разобрать что-то кроме «Эли» в предсмертном хрипе. Видимо, именно так и отвечали стражники, пропивая свой хабар, на расспросы собутыльников: а этот-то перед смертью, чего-нибудь говорил? И собутыльники, считавшие себя знатоками тонкостей туземной религии, гадали: «наверное, Илью-пророка звал...».

Провал выступления хорошо объясняет и озлобленность разочарованной толпы, и облаву на спешно покинувшего город Иисуса, и иронию Пилата («не царя ли вашего казню»).

Так, что, скорее всего, в середине «весеннего месяца нисан» в Иерушалаиме имел место первый в писаной истории «марш несогласных».

Таким образом, анализ древнеримских правовых норм показывает, что западные и русские радикалы были правы в своём споре с историческими церквами - основатель христианства был вождем полноценного антиримского революционного движения, хотя и принципиально ненасильственного.

Февраль 2010 года

***

III. В поисках аутентичности.
Послесловие августа 2015 года

Когда христианство пришло в мир, оно пришло туда, где уже было мощная сложившаяся государственность (в первой половине первого века, как ни безумствовали цезари в Риме, их восточная политика была очень деликатной - вспомним как согласно Евангелиям и художественной традиции лидеры синедриона - в римском понимании - кучка туземных шаманов - шантажировали самого прокуратора Пилата), отлаженная система права, хорошо структурированные социумы с тысячелетними культурными традициями (за незрелых юнцов считали эллинов), мощные этические традиции - иудаизма (Церковь Ветхозаветная), римского стоицизма, эллинской философии, включая новомодные неоплатонизм и гностицизм). Казалось, что в этих условиях христианству предстоит сделать лишь коррекцию существующих религиозных, мистических и философских представлений.
Однако, через 4 столетия "мир рухнул" и христианству пришлось брать на себя миссию создания новой цивилизации, новых народов, выходящих из языческо-племенного хаоса, строить государства. Так было в Западной Европе. Так было на Руси.
Только в Византийской империи не надо было всё это делать - государство и социум были относительно стабильны и от христиан требовалась лишь та самай "коррекция". Поэтому византийское христианство (не путать с русским православием, постоянно погруженном в проблемы строительства цивилизации и государственности*) - наиболее аутентично.

Кстати, та же роль "корректоров социума" выпала исламу. Ибо он пришёл в древние страны с мощными культурными традициями - Месопотамию, Сирию, Египет, Римскую Африку, Римскую и Готскую Испанию, Персию, Центральную Азию и богатый и плодородный тогда Афганистан. Да и в Аравии и особенно в Йемене, были древняя культура и довольно отлаженная государственность, пусть и на уровне торговых городов-государств.

*Невозможно представить Иисуса и апостолов, вдохновляющих еврейских сепаратистов, подобно преподобному Сергию Радонежскому, вдохновивших русских "сторонников федерализации от Орды".
Зато мученик рабби Акива вполне стал гуру для вождя Второй Иудейской войны - Шимона Бар Кохбы, которого в одноимённом спектакле БелГОССЕТа играл прославленный Матвей Бер
езкин.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments